Юденич генерал: Юденич Николай Николаевич :: Командный состав :: Первая мировая война

Содержание

Генерал Николай Николаевич Юденич (1862-1933): биография кратко, годы жизни, деятельность: историческая правда России от РВИО

30 июля (н. ст.) 1862 года родился Николай Николаевич Юденич, русский военный деятель, последний российский кавалер ордена Святого Георгия II класса.

Портрет

Юденич родился в добропорядочной, хорошо образованной московской семье, отец был коллежским советником, а мать приходилась двоюродной сестрой В. И. Далю, знаменитому составителю толкового словаря. Корнями же предки Юденича восходили к дворянам Минской губернии. Учился Юденич прекрасно, после окончания гимназии пошел по военной стезе. В 1885 году женился, брак оказался крепким, а семья радушной. О Юдениче позднее сослуживцы вспоминали как о человеке с сильным характером, с внимательным, изучающим взглядом, к тому же немногословном и вместе с тем отличающемся удивительной простотой, способном находить общий язык с совершенно разными людьми. К началу Русско-японской войны 1904–1905 годов Юденич успел дослужиться до звания полковника и командовал 18-м стрелковым полком, который направили в самую гущу событий. Далее была успешная операция при Сандепу, сражение при Мукдене. На войне Юденич приобрел колоссальные опыт и знания, получил два ранения, был награжден Золотым оружием «За храбрость», повышен до звания генерал-майора.

Первая мировая

С начала Первой мировой войны Юденич успешно исполнял обязанности начальника штаба Кавказской армии, в январе 1915 года получил чин генерала от инфантерии и был назначен командующим Кавказской армией. В районе озера Ван Юденич провел успешное наступление против турок, затем нанес им серьезное поражение в Азербайджане. В советской историографии имя генерала Юденича предпочитали связывать лишь с Белым движением. И не удивительно, ведь его войска на подступах к Петрограду в некоторый момент могли определить исход Гражданской войны в России. Вместе с тем Юденич (из всех русских полководцев Первой мировой войны) имел чисто военное образование, которое широко и успешно использовал на войне, не боялся наступать и был тем, кто не проиграл ни одного крупного сражения. В конце 1915 года, когда союзники потерпели ряд поражений в попытках завладеть Дарданеллами, у Юденича родилась идея знаменитой, одной из крупнейших в Первой мировой войне – Эрзерумской операции, а затем Трапезундской, успех которых принес ему орден Святого Георгия II класса. Вновь взять инициативу в свои руки туркам так и не удалось. К началу Февральской революции 1917 года Кавказская армия Юденича была самой успешной и боеспособной из всех русских армий. Однако падение дисциплины и боевого духа в связи с революцией не смог остановить и Юденич, который в результате встал в жесткую оппозицию Временному правительству. Юденича сняли с поста командующего.

Вел. кн. Николай Николаевич и ген. Юденич с чинами штаба Кавказской армии

Гражданская война

Не принявший революцию Юденич покинул Кавказ и с женой отправился в Петроград, где они вынуждены были скрываться. В январе 1919 года семья с верным адъютантом генерала уехала в Хельсинки. Спустя некоторое время Юденичу, как боевому генералу и патриоту России, Русским комитетом было предложено возглавить Белое движение на северо-западе страны. Спокойно жить в эмиграции в тяжелое для России время Юденич не мог и предложение принял. Вскоре началась подготовка похода на Петроград. Наступление разворачивалось успешно, но войска Юденича не смогли остановить движение по Николаевской железной дороге, чем воспользовался Троцкий для переброски подкреплений для РККА, и истощенная армия Юденича была вынуждена отступить от окраин Петрограда в Эстонию, где произошло ее разоружение. Так закончился последний и трагический для Юденича поход. В 1920 году он покинул родину, воевать больше не хотел и не мог (события последних лет выжгли в душе всё), политической деятельностью в эмиграции не занимался. Умер легендарный генерал от туберкулеза легких во Франции 5 октября 1933 года.

За разработкой Эрзерумской операции

Ошибка генерала Юденича

Автор: Владимир СВЕРЖИН
13. 11.2018


 


В конце октября – начале ноября, 99 лет назад, произошли события, которые вполне могли бы стать поворотным моментом в истории России. И отчасти стали. Гражданская война, бушевавшая на всей территории рухнувшей империи, уничтожила миллионы человек. Под жернова истории попали люди всех классов и сословий, но первыми пострадали те, кто до конца остался верен понятиям чести и доблести. Они шли под разными знаменами, но у всех была своя правда. И правда победителей не выше, чем правда побежденных.


 


В октябре 1919 года началось наступление антибольшевистких сил на Петроград, едва не стоившее жизни молодой Республике Советов. Руководил наступлением генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич. Казалось, он словно возник ниоткуда только для того, чтобы возглавить этот поход, и растворился сразу после его окончания. 


 


 УДАР В СЕРДЦЕ РЕВОЛЮЦИИ 


 


Но на самом деле это не так. Генерал Юденич был одним из талантливейших полководцев Российской Императорской армии. В 1916 году русские войска под его командованием совершили беспримерный зимний марш, захватили неприступную крепость Эрзерум и предприняли наступление в глубь Турции. Действия Юденича на Кавказском фронте предотвратили прорыв врага в район Волги, взрыв басмаческого движения и расчленение империи еще в начале Первой мировой войны.


Николай Николаевич не принял переворот февраля 1917 года и не пожелал искать милости у глубоко презираемой им новой власти. Выйдя в отставку, он поселился в Петрограде, бурлившем от выступления народных масс. Жить приходилось нелегально, под охраной дворника – в прошлом фельд-


фебеля одного из гвардейских полков. Но прятаться и ждать ареста было не в характере Юденича. Он деятельно занялся организацией тайной офицерской антибольшевистской группы. Можно клеймить позором бесстрашного генерала, можно петь ему хвалу  – ему не было дела ни до первого, ни до второго. В своем порыве он был совершенно искренен, и единственное, чего желал, – восстановления величия и славы России.


Перебравшись с подложными документами в Финляндию, Юденич заручился поддержкой еще одного русского генерала, регента Финляндии Карла Маннергейма и начал формировать войска для освобождения столицы Российской империи. Среди тех, кто спасался в Финляндии от новой власти, было множество офицеров, готовых взяться за оружие. Маннергейм организации воинских частей не мешал, но и помогать не рвался. Условием поддержки Белого движения он назвал признание независимости Финляндии и уступку ей значительных территорий, вплоть до Кольского полуострова. На такие условия Юденич пойти не мог, не желал, да и попросту не имел права.


Он предельно четко высказал свое понимание задач, стоящих перед Белой гвардией: «У русской Белой гвардии одна цель – изгнать большевиков из России. Политической программы у гвардии нет. Она немонархическая и нереспубликанская. Как военная организация она не интересуется вопросами политической партийности». В этом утверждении фактически сформулировано жизненное кредо Юденича.


Увидев в деятельном русском генерале таран для достижения собственных интересов, Латвия и Эстония заверили Николая Николаевича в своей поддержке. Англия также решила сделать на него ставку, помочь оружием, снаряжением и деньгами. Юденич, сам того не понимая, оказался заложником в большой политической игре. В начале июня 1919 года Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак назначил генерала Юденича главнокомандующим всеми русскими сухопутными и морскими вооруженными силами против большевиков на Северо-Западном фронте. 


И тут понятия офицерской чести, святости клятв и боевого братства сыграли с ним злую шутку, но генерал Юденич вырос на нерушимости этих понятий. Однако когда речь идет о политике, тем более о политике британской, подразумеваются совсем иные принципы – как предупреждал литературный герой сэр Майкрофт Холмс брата Шерлока: «Поскольку ты будешь иметь дело не c преступным миром, а с политиками – не верь никому, ни единому слову». Юденич верил политикам.


 


 БЕГУЩИЙ ПО РЕВОЛЮЦИОННЫМ ВОЛНАМ


 


Никакого Северо-Западного фронта на тот момент не существовало. Согласно довольно шатким договоренностям, наступать на Петроград должны были воинские формирования Северо-Западной армии (на деле – несколько разрозненных отрядов, разбросанных по большой территории, причем каждый имел собственного командующего), Западная добровольческая армия под командованием полковника князя П. Р. Бермондт-Авалова и вооруженные силы самопровозглашенных республик Прибалтики и Польши. Северо-Западное правительство, военным министром которого был назначен генерал Юденич, для такого случая даже оформило признание независимости Эстонии – чего не сделаешь ради верного союзника!


Прежде чем начать излагать события самого наступления, следует подробнее рассказать о командующем Западной добровольческой армии, носившем звонкий княжеский титул. Это был настоящий авантюрист с размахом и фантазией, своего рода образец, достойный помещения в палату мер и весов в качестве эталона. До сих пор никто не знает, где и когда родился этот деятель Белого движения. Одни утверждали, что он крещеный караим, другие считали его уссурийским казаком, третьи признавали его родство с кахетинским князем Аваловым, усыновившим молодого храбреца. Личной отвагой Господь и впрямь наградил его сполна.


Военную службу Павел Рафаилович Бермондт начал в 1901 году капельмейстером. Участвуя в сражениях Русско-японской войны, он дважды был награжден Георгиевским крестом, стал прапорщиком и числился в Уссурийском казачьем войске в звании хорунжего. В 1909 году он уже был корнетом 1-го уланского полка, в годы Первой мировой войны дослужился до ротмистра, был награжден аннинской шашкой «За храбрость». В течение службы перенес семь ранений.  Во время Февральской революции был избран командиром Санкт-Петербургского уланского полка, и на этом основании Временное правительство произвело его в полковники. Почему бы и нет? Погоны и звездочки для суконных душ тогда стоили недорого, а бумага все стерпит. Впрочем, следует отметить, что о солдатах новоиспеченный полковник действительно заботился по-отечески и те его искренне любили.


В 1918 году он служил в контрразведке в Киеве при гетмане Скоропадском и там близко сошелся с представителями германской администрации. После захвата Киева петлюровцами уссурийский казачий князь был схвачен и приговорен к расстрелу, но при деятельной помощи немецких «друзей» смог выбраться из тюрьмы и отправился на чужбину, где под эгидой немецкого военного командования начал формирование русско-германского отряда для борьбы с большевиками.  


После того как Германия подписала капитуляцию в ноябре 1918 года, Бермондт-Авалов в апреле 1919 года вновь появился в бывших российских землях, на этот раз в Латвии, сотрясаемой внутренними усобицами и войной с Эстонией. Многие немецкие офицеры, не желая складывать оружие после ненавистной им капитуляции, записывались в отряд имени графа Келлера, как назвал свое войско кахетино-уссуриец, – доблестного русского генерала. У них был дальний прицел – здесь, на территории самопровозглашенных республик, они уже не были остатками немецкой армии. Они носили на рукавах восьмиконечный православный крест и числились русскими войсками. Ну а потом, когда с большевиками будет покончено, что может помешать им как единственной реальной военной силе вернуться к провозглашенному в конце существования Второго рейха в этих землях герцогству Балтийскому?!


В кратчайшие сроки отряд ротмистра-полковника Авалова превратился в настоящую армию. Она насчитывала более 55 тыс. штыков и сабель, 4 бронепоезда, множество орудий и пулеметов, бронемашины и 120 самолетов! Кроме того, немцы одолжили бравому князю 400 млн марок. (Для сравнения: армия Финляндии на тот момент насчитывала 60 тыс. бойцов и командиров.) При этом 80% «аваловцев» составляли чистопородные немцы.


 


 «ВСЕ НА ОБОРОНУ  ПЕТРОГРАДА!»


 


Между тем генерал Юденич, формально командовавший и этим воинством, готовился к походу на Петроград. В его распоряжении, по самым оптимистическим оценкам, находилось 17 800 штыков, 700 сабель, 


4 бронепоезда, 57 орудий, 4 легких танка и 2 броневика. При этом всякий раз получение денег для закупок самого необходимого превращалось для него в настоящий бой, тогда как сердце его требовало совсем иных сражений. Оборонявшая Петроград 7-я армия красных была гораздо многочисленнее войск Юденича, но тому не впервой было атаковать превосходящего, хорошо вооруженного противника.


Начало движения Северо-Западной армии на бывшую столицу было триумфальным. Разработанный Юденичем план работал безукоризненно. Красные отступали, бросая свои позиции, зачастую просто дезертируя или переходя на сторону белых. Плечом к плечу с добровольцами шли и эстонцы. Они резонно опасались, что, едва встав на ноги, 


Красный Петроград решит вернуть удобный Ревельский порт, невзирая на то, что его уже именовали Таллином. 


Революция лишь тогда чего-нибудь стоит, когда она умеет обороняться!


Понимая катастрофичность положения, Ленин бросил знаменитый клич «Все на защиту Петрограда!». На организацию обороны города были направлены лучшие руководящие кадры: Лев Троцкий и Иосиф Сталин. За год до этого интересы двух революционных вожаков уже пересекались при обороне Царицына (будущего Сталинграда). Могущественный председатель Реввоенсовета оттеснил Иосифа Виссарионовича от управления делами, фактически обвинив его в профнепригодности. Тот хорошо запомнил нанесенное ему оскорбление. Теперь ситуация имела шанс повториться, и карьера Сталина находилась под большим вопросом.


К моменту прибытия заклятых соратников Петроград уже готовился к уличным боям. Повсюду звучала новая переделка старой песни: «Смело мы в бой пойдем за власть Советов и как один умрем в борьбе за это».  Дивизии Юденича неуклонно приближались, белогвардейское подполье активно действовало в самом городе, к тому же в Петрограде стало известно, что генерал везет на помощь оголодавшему городу специально закупленные запасы продовольствия. Все это не добавляло энтузиазма потенциальным защитникам – армия красных таяла на глазах.  


Прибыв на фронт, Лев Троцкий осуществил в Свияжске децимацию – расстрел каждого десятого солдата из 2-го Петроградского полка, отступившего без приказа. Не менее жестокие меры применялись к пойманным дезертирам. Сталин и Троцкий буквально соревновались в том, кто сделает больше для пресечения общей паники и организации четкой работы армии, флота и городского управления. А дивизии Юденича тем временем уже вышли к Пулковским высотам и в бинокли наблюдали купол Исаакиевского собора. Понимая отчаянность положения, Троцкий лично с винтовкой в руках водил балтийских матросов в контратаку. Требования прислать на помощь свежие революционные части летели в Москву ежечасно, но Ленин уже сомневался – имеет ли смысл дальше удерживать в своих руках обреченный город? 


Дела Республики Советов в эти дни складывались крайне плохо. С Юга на Москву без остановки двигалась Добровольческая армия А. И. Деникина, поддержанная французами; Урал и Сибирь были отрезаны, и там безраздельно властвовал адмирал Колчак с японцами и белочехами; на Волге продолжались кровопролитные бои, с тем чтобы не дать соединиться войскам Деникина и Колчака. На Севере, в Мурманске и Архангельске, высадились англичане, в качестве щита двигая перед собой белого генерала Е. К. Миллера. На Петроград наступал Юденич… Всякий понимающий в военном деле мог с полной уверенностью заявить, что крах большевиков – дело ближайшего времени. Но произошло чудо.


 


 ГОСПОДИ, ИЗБАВЬ НАС ОТ ДРУЗЕЙ, А С ВРАГАМИ МЫ И САМИ РАЗБЕРЕМСЯ! 


 


Когда Юденич планировал поход на Петроград, он понимал, что условно подчиненный ему князь Бермондт-Авалов – птица непредсказуемого полета. Этот командующий, обзаведшийся уже генеральским чином, всецело играл на руку немцам. И все же Юденичу пришлось рассчитывать на бывшего капельмейстера. Перед Западной добровольческой армией стояла четкая боевая задача – двигаясь через Великие Луки, достичь станции Бологое и перерезать железную дорогу, связывающую Москву и Петроград. Задача крайне ответственная – достаточно сказать, что если в начале похода Юденича на Петроград 7-я армия РККА, находившаяся под командованием бывшего царского полковника С. Д. Харламова, насчитывала 22 500 штыков, 1100 сабель, 


60 орудий и 2 бронепоезда, то к началу ноября, после всех потерь и массового дезертирства, благодаря непрерывному сообщению между Петроградом и Москвой она имела в своих рядах 43 380 штыков, 1336 сабель, 491 орудие, 927 пулеметов, 23 самолета, 4 аэростата, 


4 бронепоезда и 4 бронемашины. Кроме того, силами рабочих-путиловцев на заводе были построены 2 танка. Первых в Красной Армии!


Силы Юденича были рассредоточены от Пулковских высот до Пскова, усталость и нехватка боеприпасов давали о себе знать. Чтобы скрыть фатальный недостаток сил, белогвардейцы атаковали по ночам. И все же численный перевес красных был слишком велик. Попытка перекрыть движение по железной дороге силами одной из белых бригад, столь необходимых под Пет-роградом, не увенчалось успехом. Паника красных войск была подавлена, обновленные полки обрели стойкость и наступательный порыв. Триумфальное наступление белых сменилось их вынужденным отходом.


В это время князь Бермондт-Авалов в ответ на распоряжения выступить к Нарве, на помощь главнокомандующему, затребовал у английского командования гарантий, что его корпусу на новом месте будут предоставлены условия не менее комфортные, нежели в Латвии. Понятная забота для командира наемников, но отнюдь не для белого генерала, пекущегося об освобождении Отечества. Англичане ответили отказом. Тогда генерал решил сам поиграть в войну и пошел на… союзную Ригу. 


Латышское командование сбежало, едва узнав о проделках уссурийского кахетинца, но местные студенческие отряды самообороны уничтожили мосты через Западную Двину и тем самым остановили наступление. Из Риги английскому командованию полетели телеграммы с просьбой оказать немедленную помощь «верным союзникам». И помощь пришла! Англичане вывели из Финского залива флот, контролировавший подступы к Петрограду, эстонцы сняли с фронта дивизии, наступавшие по побережью, и отправились на помощь Риге. Их едва ли озаботило, что этим они оголяют фланг и без того измотанной и ослабленной армии Юденича, – до нее ли, когда приблудный князь топчет их собственные огороды?! В середине ноября армия Юденича с боями откатилась к эстонской границе.  


гражданская война. батарея, охранявшая смольный в день наступления юденича на  петроград. 1919  /  фото ТАСС


 


«Еще совсем недавно русские и эстонцы сражались плечом к плечу против общего врага, а большая часть эстонской армии состояла из русских солдат и офицеров. Начав поход на Петроград, белогвардейцы освободили земли, отбитые за год до того у эстонцев Красной Армией; неужели же они не помогут в трудную минуту вчерашним соотечественникам?! Ведь еще совсем недавно Эстония была частью Великой империи!» – так или примерно так, вероятно, думал в те дни генерал Юденич. Но он был полководцем, а не политиком.


На эстонской стороне границы генерала ждала беспощадная реальность. Остатки его армии немедленно разоружали и банально грабили. Отбиралось все, имевшее ценность: добротные английские шинели, обувь – все, вплоть до золотых нательных крестов и обручальных колец. Несколько суток в мороз, под сильным ветром солдаты, офицеры и гражданские беженцы ночевали под открытым небом, умирали от холода и голода. Среди умерших большинство были женщины и дети. 


На железнодорожных путях в Эстонии стояли тысячи вагонов со снаряжением и продовольствием Северо-Западной армии, но они были экспроприированы эстонским правительством. Остатки армии загнали в здания двух пустующих фабрик, обнесенных колючей проволокой. На территории этих концлагерей не было ни кроватей, ни белья, ни средств для обогрева. Не было даже простейших лекарств. В лагерях свирепствовал тиф. Прикрывавший отступление Талабский полк вышел к контрольно-пропускному пункту последним. На эстонской стороне он был разоружен и под стволами пулеметов выгнан обратно на лед реки, где был расстрелян красными. 


Оказавшиеся в эстонском плену русские общественные и военные деятели обращались куда только могли. В частности, писали Черчиллю, гарантировавшему помощь Северо-Западной армии. Ответа не получили ни от кого. Вчерашним союзникам не было дела до генерала Юденича и его соратников. Выживших в тифозных бараках ждала каторга голодных лесозаготовок…


Много лет спустя, уже находясь в эмиграции, генерал Юденич не желал встречаться ни с кем из «политического бомонда». Сделал единственное исключение для лорда Уинстона Черчилля. История умалчивает, что именно он говорил британскому «льву», но можно предположить, что тот услышал о себе много нелестного. Характер у генерала был резкий, и правду Николай Николаевич говорил прямо в глаза.


А князь Бермондт-Авалов после разгрома своих «русских германцев» сбежал к немцам. Жил там вполне недурно, писал мемуары о борьбе с большевиками, стал одним из лидеров русских национал-социалистов, но жизнь свою закончил в застенках гестапо, проворовавшись на очередной политической авантюре.


Заклятые соратники Троцкий и Сталин, не поделив славу спасителя колыбели революции, до поры затаили друг к другу глухую ненависть. Во что это вылилось – уже совсем другая история.


 

Авторы: 
Владимир СВЕРЖИН

Николай Николаевич Юденич – выдающийся «белый» генерал

Николай Юденич – один из видных полководцев Белой армии времен Гражданской войны. В качестве генерала от инфантерии Юденич отметился в сражениях во время Первой мировой войны.

Начало и развитие военной карьеры

Будущий «белый» полководец родился в семье коллежского советника, но избрал путь не гражданской службы, а военных свершений. Отец генерала – Николай Иванович – был дворянского происхождения.

Образование Юденич получил в Александровском военном училище и был направлен на службу в Литовский полк в лейб-гвардию. После училища последовало обучение в Академии Генерального штаба – престижное учебное заведение, которое окончили многие известные полководцы. После обучения служит в Литовском полку, Туркестанском военном округе. В качестве начальника штаба участвовал в Памирской экспедиции в 1894 году. С 1896 года – полковник.

В начале XX века назначен командиром стрелкового полка – в этой должности он участвовал в сражениях Русско-японской войны. В боях Юденич получил не одно ранение, а войну с Японией завершил в чине генерал-майора. За особые заслуги в битве Юденич получит Золотое оружие.

Участие в Первой мировой войне

В промежутке между революционными годами начала XX столетия и Первой мировой войной служил в Казанском и Кавказском военных округах.

Крупный и масштабный конфликт мирового масштаба встретил Николая Николаевича в чине начальника штаба в Кавказском военном округе. Главной задачей военачальника было отбивать атаки Османской империи, которая воевала на стороне Четверного союза. Юденич успешно отразил нападение во время Сарыкамышского сражения. 1914 год продемонстрировал военные таланты Юденича он был повышен в звании и стал главнокомандующим Кавказской армией. С 1915 года, в звании генерала от инфантерии, сражался в районе Вана, в феврале 1916 года – благодаря военным талантам генерала, враги были разбиты под Эрзерумом, а весной того же года – армия Юденича захватила Трапезунд. За это выдающееся сражение Юденич получил орден Святого Георгия второй степени – генерал стал последним, кто получил эту награду.

Под контролем России к середине 1916 года оказалась практически вся западная часть Армении.

Николай Юденич и его деятельность после революции 1917 года

После революции 1917 года Юденич продолжил командовать Кавказским фронтом. В мае должность военного министра занял А.Керенский. Юденич отказался выполнять приказы нового военного министра, и был отправлен в отставку.

По совету банкиров банка, в котором лежали средства Юденича, генерал снял всю сумму и продал недвижимость – этот совет помог ему и его семье прожить несколько лет, включая годы эмиграции. Николай Юденич с семьей покинули Тифлис и выехали в Петроград.

Во время двоевластия 1917 года Николай Николаевич активно участвовал в работе Государственного совещания. Летнее Корниловское выступление, поддержанное сторонниками антибольшевистского лагеря, Юденич поддержал.

Генерал стал активным сторонником «белого» движения. Его политическая идея «единой и неделимой России» полностью совпадала с взглядами на государственное устройство других членов движения. Кроме того, Юденич считал, что необходимо предоставить право автономии национальным меньшинствам, которые проживали на границах бывшей Российской империи, но при условии, что они поддержат борьбу против большевиков. Генерал высказал идею о необходимости воссоздания бывшего территориального величия России. Главный недостаток его политической программы – отсутствие четкой идеи реформирования аграрного сектора. Решение экономических проблем не стояло на первом месте у «белых» — историки называют этот фактор один из наиболее весомых в их поражении.

В 1919 году, когда поражение «белых» было неотвратимо, Юденич выехал в Финляндию по поддельным документам, где был образован «Русский комитет». Организация была основана еще в 1918 году, но в 1919 комитет признал Юденича лидером движения «белых». Цель генерала была неизменна – борьба с большевиками. Ему удалось наладить связь с армией Колчака. Попытка найти поддержку у стран-союзниц России во время Первой мировой войны успехом не увенчалась. К 1919 году Англия, Франция и США решали проблемы нормализации международных отношений после мировой войны и не видели выгоды в поддержке «белых». Юденич просил помощи в формировании отрядов на территории Финляндии, но получил отказ в помощи.

Поддержал Юденича только французский посланник на встрече, но его мнения было мало. Когда Антанта отказала Николаю Юденичу, он обратился к генералу Маннергейму – эта встреча также не принесла пользы: положительный момент – Маннергейм не был против борьбы с большевиками, отрицательный – условия, которые поставил генерал Маннергейм, не соответствовали интересам «белых» военачальников. Главными требованиями Маннергейма было присоединение ряда территорий и признание независимости Финляндии. Юденич принял предложение, но не смог уговорить Колчака и Сазонова.

Весной 1919 года Колчак финансировал армию Юденича и назначил генерала командующим вооруженными силами Северо-Западного фронта. Военные операции «белых» на третьем этапе Гражданской войны не были успешными. Юденичу удавалось организовать снабжение армии, но второй поход на Петроград подорвал силы «белой» армии. Армия была оттеснена на территорию Эстонии, где Юденич был захвачен бывшими союзниками. В освобождении сыграли роль французская и английская миссии.

После окончательного поражения «белых», Юденич эмигрировал в Великобританию. Но остаток жизни генерал провел во Франции. Деятельность была связана с работой просветительских организаций.

Умер Николай Юденич в 1933 году после продолжительной болезни.

Последняя Русско-турецкая война

Сто лет назад, в 1916 году, Россия одержала важную победу на Кавказском фронте. Благодаря воле и решимости генерала Николая Юденича русской армии удалось овладеть турецкой крепостью Эрзерум.



Разгром турецкой армии под Сарыкамышем. Военный лубок. 1915 (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Османская империя вступила в войну с Россией на стороне Германии позже остальных – 20 октября (2 ноября) 1914 года. У нас в стране эту войну часто называли последней Русско-турецкой, причем говорили о ней именно как о Русско-турецкой самостоятельной войне, а не как о Кавказском фронте Первой мировой.


Две турецкие партии


Впрочем, эта война могла и не начаться. В 1914 году один из османских политических лидеров, Джемаль-паша, сочувствовал Антанте и был против участия Турции в военных действиях на стороне Германии. Его поддерживала часть министров. При этом не менее влиятельная группировка, в которую входил глава младотурецкой партии Энвер-паша, напротив, ратовала за сближение с Германией, а условием сотрудничества с Россией ставила ее содействие в удовлетворении территориальных претензий Османской империи на болгарские земли во Фракии и греческие Эгейские острова. Имели место и откровенные территориальные притязания Турции на земли в составе Российской империи, населенные мусульманскими народами. Предполагалось объединение таких территорий под знаменем «исламского халифата».


В Воззвании, подписанном высшим руководством Турции, напрямую говорилось о необходимости борьбы с «государствами-притеснителями» (имелись в виду «смертельные враги ислама» – Россия, Франция, Англия и их союзники) не только собственно на Кавказе, но и на всем пространстве Евразии.


«…В соответствии с содержанием Священной фетвы все мусульмане, живущие в странах, подверженных опасности гонений со стороны вышеназванных государств-притеснителей, как в Крыму, в Казани, в Туркестане, Бухаре, Хиве и Индии, или проживающие в Китае, Афганистане, Персии, Африке и других странах, должны, вместе с оттоманами, считать своей наиболее повелительной религиозной обязанностью участие в Священной войне лично и имуществом, чтобы таким образом, как указывают священные стихи Корана, не только избегнуть мук, которые могли бы их поразить и в этом, и в загробном мире, но и заслужить вечное блаженство, – объявлялось в Воззвании. – Более того, считаем, что наши враги, призывая под свои знамена мусульман, подчиненных их власти, отправляя их против Калифа или его союзников и заставляя их убивать в наиболее убийственных зонах полей сражений Запада и Востока или, иначе говоря, совершая мерзости безгранично сатанистские тем, что они заставляют их проводить в жизнь свои преступления против Ислама рукою истинно верующих же и этим приуготовляют самое ужасное из бедствий, которое только могло коснуться сердца мусульман… – поэтому мусульманский мир не должен отступать ни перед какой жертвой, чтобы положить возможно скорее предел этому ужасному бичу…»


Однако главным фактором, спровоцировавшим войну, стали откровенно авантюрные действия немецких рейдеров – крейсеров «Гебен» и «Бреслау». Незадолго до начала войны Германия отправила их в Стамбул. Эти корабли по приказу немецкого адмирала Вильгельма Сушона, назначенного главнокомандующим военно-морскими силами Османской империи, без объявления войны потопили в Одесском порту канонерку «Донец» и обстреляли Севастополь, Феодосию и Новороссийск. Были ли на палубе крейсеров-убийц под турецкими флагами немцы в фесках или матросы-турки – не имело принципиального значения. В ответ на подобные провокации Российская империя была вынуждена объявить Турции войну. Таким незамысловатым способом Германия втянула в войну Османскую империю, рассчитывая на успешные действия ее армии против России на Кавказе. Но расчеты германо-турецкого командования не оправдались.



Портрет генерала от инфантерии Н.Н. Юденича. Худ. Д.А. Трофимов (Фото предоставлено информационным агенством «Белые воины»)


Кавказ подо мною…


Главнокомандующим русскими войсками на Кавказе стал кавказский наместник генерал Илларион Воронцов-Дашков, его помощником и фактическим командующим фронтом – генерал от инфантерии Александр Мышлаевский, а начальником штаба – генерал Николай Юденич. Имя Николая Николаевича Юденича (1862–1933) до сих пор ассоциируется исключительно с неудачным наступлением белых на Петроград осенью 1919 года. Между тем настоящую славу этому генералу принесло руководство операциями на Кавказском фронте…


Для него Кавказский фронт был, без преувеличения, родным. Сразу по окончании Русско-японской войны, за участие в которой Юденич был награжден золотым Георгиевским оружием «За храбрость», а также орденами Святого Владимира III степени с мечами и Святого Станислава I степени с мечами и произведен в чин генерал-майора, он получил весьма важное назначение на должность генерал-квартирмейстера штаба Кавказского военного округа.



Командующий Кавказской армией Н.Н. Юденич (сидит крайний справа) с офицерами штаба за работой (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Кавказская армия, сформированная на базе Кавказского военного округа, приняла на себя всю тяжесть боевых действий в этом регионе, когда началась новая война. Рассчитывать на подкрепление не приходилось, поскольку в это же время германо-австрийское командование предприняло усиленный натиск на русские позиции в Польше, надеясь окружить части Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, захватить Варшаву и отрезать русским войскам пути отхода из Привислинского края (Варшавско-Ивангородская операция).


В свою очередь, турецкая армия под командованием Энвер-паши, молодого и талантливого военачальника, прошедшего школу немецкого Генштаба, стремилась захватить центры Армении – Карс и Эривань (ныне Ереван), планируя затем идти в Грузию и Азербайджан. Турецкая разведка активно использовала контакты с азербайджанскими и горскими сепаратистами. Османские дивизии, перешедшие в декабре 1914 года границу, быстро выдвинулись на линию Карс – Ардаган. Кавказская армия попала в крайне сложное положение под Сарыкамышем, и в этот критический момент Воронцов-Дашков приказал генералу Юденичу взять под контроль ситуацию вокруг Сарыкамышского отряда.


Сарыкамышская победа


Прибыв на место, Николай Юденич высказался против решения начальника отряда генерала Георгия Берхмана об отходе к Карсу, считая необходимым действовать во фланг наступавшей турецкой группировке. Более того, ему не удалось избежать конфликта с Мышлаевским, который также настаивал на отступлении.


В конце концов Мышлаевский приказал войскам отходить и выехал обратно в Тифлис (ныне Тбилиси), даже не поставив Юденича в известность о своем решении. И Николай Николаевич, узнав об этом, проявил самовольство. Исходя из того, что отступление в условиях окружения, при отсутствии коммуникаций, да еще и суровой зимой, приведет к разгрому, он решил оборонять Сарыкамыш. Фактически приняв на себя командование Сарыкамышским отрядом, Юденич сосредоточил все усилия на подготовке контрудара. Все 25 дней обороны он лично контролировал положение дел на передовой, разделяя с солдатами и офицерами тяготы окружения.



Одно из орудий, оставленных турками на форте Меджидие Эрзерумской крепости. Кавказский фронт. 1916 (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Постепенно на фронте назревал перелом. В начале января 1915 года русский гарнизон мощным ударом прорвал блокаду, практически полностью разгромив при этом части 9-го турецкого корпуса. Узнав о Сарыкамышской победе, Воронцов-Дашков поддержал «самоуправство» своего начальника штаба, представив его к званию генерала от инфантерии. Заслуги Юденича были отмечены не только этим очередным повышением – он был удостоен ордена Святого Георгия IV степени и получил должность командующего Кавказской армией.


Однако главные его победы были впереди.


Вопреки воле командования


Одним из важнейших этапов боевых действий на Кавказе стал штурм крепости Эрзерум (ныне город Эрзурум). Стратегически взятие этой неприступной «кавказской твердыни» означало примерно то же самое, что и взятие русской армией Перемышля на Юго-Западном фронте: нельзя было продолжать наступление, выходить на равнины Анатолии, имея в тылу мощную крепость с многочисленным гарнизоном.


Юденич, снова проявляя нестандартность оперативного мышления, решил взять крепость без длительной осады, что называется, с ходу. Однако против проведения операции выступили как Верховный главнокомандующий Николай II, так и сменивший Воронцова-Дашкова на посту главнокомандующего Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич Младший


Впрочем, прежде чем выйти на непосредственные подступы к Эрзеруму, нужно было покорить его дальние рубежи. Войска 3-й турецкой армии прочно удерживали позиции в районе Кеприкея (ныне Кепрюкей) и Азапкея, прикрывая тем самым прямую дорогу к крепости. Готовясь к атаке, Юденич учитывал очевидные представления турецкого командования о том, что русские, любившие «праздновать Святки», вряд ли начнут наступление в это время. Но именно в «новогодние праздники» – 28 декабря (10 января) 1915 года – полки наиболее боеспособной и дисциплинированной 39-й пехотной дивизии, вопреки ожиданиям неприятеля, начали фронтальные атаки азапкейских позиций. Турки смогли организовать сопротивление: чтобы остановить наступавшие русские полки, они перебросили против них свои сильные резервы. Но это-то и нужно было Юденичу.


В обход турецких позиций, по труднодоступному горному хребту генералом был отправлен отряд, совершенно неожиданно обрушившийся на противника с тыла. Турки пришли в замешательство, обескураженные столь дерзким и рискованным обходом «гяурами» их позиций через горный хребет. Одновременно с фронта снова ударили полки 39-й пехотной дивизии. Чтобы избежать полного окружения, турецкие части поспешно оставили азапкейские и кеприкейские позиции, укрывшись за фортами Эрзерума. Юденич не стал их преследовать. Предварительная задача была решена: неприятель приведен в замешательство и обеспечена возможность непосредственного штурма крепости.


Неприступная крепость


Окруженный горами, хорошо защищенный артиллерией, Эрзерум представлял собой серьезный укрепленный район. Положение осложнялось также и тем, что штурм приходился на зиму, когда немногочисленные дороги обледенели, горные перевалы были завалены снегом. Но ничто уже не могло заставить Юденича отказаться от принятого, стратегически просчитанного и оправданного (а в этом у него не возникало сомнений) решения. Определенную роль сыграли дошедшие до него известия о том, что после разгрома десанта союзников в ходе Дарданелльской операции значительные по численности турецкие войска начали перебрасывать на Кавказ и в долину Евфрата. Эти силы, вдохновленные своей победой, отличались высоким воинским духом, не в пример потрепанным в новогодних боях частям 3-й турецкой армии.



* Указаны даты по новому стилю; географические названия даны в современном написании


Юденич прекрасно чувствовал обстановку, сложившуюся в те дни на Кавказском фронте. Атмосфера в войсках была еще весьма далека от того хаоса и развала, которые охватят наши полки и дивизии всего лишь через год. Не испытавшая пагубного влияния «окопного сидения», Кавказская армия готова была идти вперед, ею владел порыв, и именно его чувствовал командующий, когда принимал решение об атаке неприступного Эрзерума.


Взяв на себя всю ответственность за последствия операции, Юденич готовил штурм.


В течение 20 дней шла перегруппировка сил. Для взятия крепости были сосредоточены две трети личного состава Кавказской армии и большая часть артиллерии. Подготовка велась в обстановке повышенной секретности. Ночью 29 января (11 февраля) 1916 года, в сильную метель и мороз штурмовые отряды пошли на приступ.


Штурм Эрзерума


Эрзерумский укрепрайон был защищен мощными линиями фортов, не позволявших продвинуться к самой старой цитадели. Форты были модернизированы перед самой войной немецкими инженерами и представляли собой хорошо укрепленные позиции. И здесь Юденич снова не только использовал фактор внезапности, но и предпринял довольно рискованные действия. Особым штурмовым отрядом под командованием подполковника И.Н. Пирумова был захвачен форт Далангез, и таким образом была перерезана линия фортов, защищавших крепость с северо-востока. Форт выдержал сильный артиллерийский обстрел и восемь ответных атак турок, желавших любой ценой вернуть стратегически важный пункт. У русских солдат уже кончились боеприпасы, и последние атаки противника пришлось отбивать штыками. Но форт был удержан.



Генерал Н.Н. Юденич на наблюдательном артиллерийском пункте. Кавказский фронт. 1916 (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Великий князь Николай Николаевич младший, поздравляя Кавказскую армию с победой, стоя перед строем, мнял папаху и, повернувшись к Юденичу, низко поклонился ему русским поклоном, после чего провозгласил, обращаясь к войскам: «Герою Эрзерума, генералу Юденичу – ура!»


В то же самое время части 2-го Туркестанского корпуса, преодолев горные кручи, нанесли удар по левому флангу укрепленных позиций. Еще один, сковывающий удар нанесли также преодолевшие хребет Палантекен части 4-го Кавказского корпуса. Юденич приказал вести атаки непрерывно. Сам он с небольшим конвоем и штабными офицерами разместился прямо на передовой. Несмотря на тяжелые потери штурмовавших, отчаянное сопротивление турецкого гарнизона было сломлено, и уже к утру 3 (16) февраля Эрзерум выкинул белый флаг.


Победа была настолько неожиданной, что Ставка Верховного главнокомандующего запросила дополнительное подтверждение сведений о взятии крепости. А турецкие газеты вообще не говорили о падении Эрзерума, сообщив только, что в прошедших на Кавказе боях противник понес большие потери.


Конечно, помимо серьезной подготовки операции огромное значение имели доблесть и мужество русских солдат. Очень точно отметил это генерал-майор Борис Геруа в статье, посвященной памяти русской пехоты. Она была опубликована в газете «Русский инвалид» в Париже в год 25-летия начала Первой мировой войны. Генерал вспоминал:«Блестяще открылась для нас новая глава войны. На Малоазиатском фронте состоялся классический зимний штурм Эрзерума. 29-е января 1916 года – один из крупнейших табельных боевых дней боевой хроники русской армии и, может быть, самый крупный в истории тех пехотных полков, которые совершили этот подвиг.


Условия напоминали Швейцарский поход Суворова, а «бакинцы», «дербентские» молодцы [солдаты 153-го пехотного Бакинского и 154-го пехотного Дербентского полков, входивших в состав 39-й пехотной дивизии. – В. Ц.], «туркестанские» стрелки, «кавказские» пластуны – суворовских чудо-богатырей.


Суровая зима, свирепый мороз, глубокий снег, невозможность ночевать под крышей и обогреться, вьюга и кручи, на которые можно было либо карабкаться, либо с них скатываться. Приходилось кирками во льду и снегу прокладывать дорогу для вьюков и артиллерии.


Люди обрывались и падали в пропасть.


На одном военном совете перед штурмом генерал Юденич спросил одного из военачальников:


«А как снег?» – «По горло», – был ответ. «А пройдете?» – «Надо».


С этой мыслью – «надо» – и с этим духом пошли люди, преодолели все трудности и взяли крепость после упорного боя.


Отдельных подвигов не перечислить. Взаимодействие всех и каждого привело к этому торжеству русского оружия и – главным образом – пехоты».



Великий князь Николай Николаевич Младший. Худ. А.П. Апсит (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Георгиевский крест II степени


Великий князь Николай Николаевич Младший, поздравляя Кавказскую армию с победой, стоя перед строем, снял папаху и, повернувшись к Юденичу, низко поклонился ему русским поклоном, после чего провозгласил, обращаясь к войскам: «Герою Эрзерума, генералу Юденичу – ура!»


За Эрзерумскую операцию, беспримерную в истории русского военного искусства, проявившегося в той, Второй Отечественной войне, Николай Юденич был награжден Георгиевским крестом II степени (редчайший случай в истории награждений орденом Святого Георгия).


Развивая успех этой операции, Кавказская армия во взаимодействии с кораблями Черноморского флота овладела Трапезундом (ныне Трабзон) – крупным морским портом на черноморском побережье Турции. После поражения турецкой армии в Эрзинджанской операции, в Огнотском сражении русские войска заняли всю Армению и были готовы продолжать наступление в Анатолию и Персию. За время боев на Кавказском фронте в 1914–1916 годах войска под командованием Юденича не проиграли ни одной битвы и заняли территорию, по площади превышавшую современные Грузию, Армению и Азербайджан, вместе взятые.



Наступление на Эрзерум. Военный лубок. 1916 (Фото предоставлено М. Золотаревым)


Подводя итог кавказскому периоду деятельности Юденича как военачальника, стоит привести слова генерал-майора Евгения Масловского, в 1917 году ставшего генерал-квартирмейстером Кавказской армии. Он считал, что опыт боевых операций этого полководца утверждает совершенно особый подход к их проведению.«…Значение духовной стороны в бою всегда было и будет первенствующим, – писал Масловский, – несмотря ни на какое увеличение техники, так как основным элементом боя был, есть и будет человек со всеми свойствами его характера. Вот этой моральной стороне в боях придавал всегда первенствующее значение генерал Юденич, который во всех операциях стремился неуклонно к использованию духовных сил как главного фактора победы.


Генералом Юденичем почти во всех операциях применялся важнейший принцип духовного порядка – принцип внезапности. Он также прекрасно учитывал значение чрезвычайной упругости, тягучести морального напряжения человека в бою и почти безграничную возможность использования до предела такого напряжения при воле к победе. Вот почему всякая операция, которую проводил генерал Юденич, начиналась с применения принципа внезапности, поражающего воображение противника своей неожиданностью, а в течение боев длительным напряжением сил бойцов в упорных атаках – при неослабевающей энергии их – создавалось нарастание впечатления, которое потрясало противника.


Так было в Сарыкамышских боях, когда мы были окружены вдвойне превосходящими силами турок и отрезаны от сообщения с внешним миром. В ежедневных тяжких боях в течение месяца, без отдыха и смены, под открытым небом, в жестокий мороз, при недостатке продовольствия и теплой одежды войска, казалось, окончательно изнемогали… И только силой воли, волей к победе генерала Юденича было использовано моральное напряжение войск до предела, что и дало блестящую победу».


Впрочем, дальнейший ход истории свел на нет все военные усилия, все победы русского оружия на Кавказском фронте и в целом в Великой войне. Отзвуки событий февраля 1917 года, «демократизации» армии докатились и до Кавказа. 5 марта 1917 года Юденич получил высшую должность в своей карьере, став главнокомандующим Кавказским фронтом (как говорили фронтовые острословы, одного Николая Николаевича сменил другой).


Однако ему не удалось остановить все нарастающее падение дисциплины и деморализацию в воинских частях. Учитывая эти факторы, а также отсутствие активности со стороны противника, Юденич отказался от наступательных операций, фронт перешел к обороне.


Это решение стоило Николаю Николаевичу слишком дорого, ведь он «игнорировал требования момента» и ничего не предпринимал для «решительного наступления революционной армии». Главкомом Кавказского фронта Юденич пробыл всего два месяца. Его отстранили от должности и вызвали в Петроград. Вскоре с заданием «ознакомиться с настроениями» в казачьих областях он выехал в Москву, а затем отправился в Могилев. Боевая история Кавказского фронта завершалась…


Василий Цветков, доктор исторических наук


ЧТО ПОЧИТАТЬ?


ЦВЕТКОВ В.Ж. Генерал от инфантерии Н.Н. Юденич // Белое движение (серия «Лица. Эпизоды. Факты»). М., 2014


МАСЛОВСКИЙ Е.В. Великая война на Кавказском фронте. 1914–1917 гг. М., 2015

Юденич Николай Николаевич

Генерал Юденич – краткая биография

Непобедимый генерал Первой мировой и Главнокомандующий антибольшевистского Северо-Западного фронта родился 18 июля 1862 года в Москве в семье гражданского чиновника, чей род происходил из потомственных дворян Минской губернии. После успешного окончания Московской городской гимназии Юденич поступает в Межевой институт, но мечтая о военной карьере, через год переводится в Александровское Военное училище, из которого выпустился в 1881 в чине унтер-офицера. Был прикомандирован в Лейб-гвардии Литовский полк, расположенный в Варшаве. С 1884 по 1887 годы учился в Николаевской Академии Генерального Штаба, по ее окончании произведен в штабс-капитаны. С 1892 года Юденич на должности старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа. В том же году произведён в подполковники. В 1902 году назначен командиром 18-го стрелкового полка.

С началом русско-японской войны в 1904 году Юденич отказался от предложенной тыловой должности генерала в Штабе Туркестанского военного округа и отправился со своим полком на фронт. Участвуя в боях в составе 2-й Маньчжурской армии, проявил незаурядные командирские способности. Получил ранение во время Мукденского сражения. По окончании войны награжден орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами и орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами и произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й стрелковой бригады. С 1907 года Юденич несет службу на Кавказе в должности сначала генерал-квартирмейстра, а позже начальника Штаба Кавказского Военного округа.

Юденич Н.Н.  на Кавказском фронте первой мировой  1914 — 1917 гг.

С началом боевых действий на Кавказском фронте Первой Мировой, назначен начальником штаба начальником штаба Кавказской армии. С первых же дней войны проявился полководческий талант Юденича. Пользуясь значительным численным преимуществом, турки под командованием Энвер-Паши атаковали расположение русских войск в районе Сарыкамыша. В почти безнадежном положении, будучи в окружении русские под руководством Юденича не только вышли из критического положения, но и одержали блестящую победу. За это в январе 1915 года он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, произведен в чин генерала от инфантерии и назначен Командующим Отдельной Кавказской Армией.

Следующий орден Святого Георгия 3-й степени вместе с орденом Белого Орла с мечами он получил в июне 1915 года за спланированную им Ефратскую операцию, в результате проведения которой была наголову разбита 3-я турецкая армия Абдул Керим Паши. В начале 1916 Кавказская Армия, преследуя противника, вышла к считавшейся неприступной крепости Эрзурум. Юденич настоял на штурме и через пять дней Эрзерум пал. За этот подвиг ему был пожалован орден Св. Георгия 2-й степени, он был последним кавалером этого ордена, награжденным в Российской Империи. В апреле 1916 года был захвачен Трапезунд, а к лету, русские войска контролировали почти всю Западную Армению. В истории Первой Мировой войны генерал Юденич был единственным полководцем, который не знал поражений и за свой полководческий талант, незадолго до свержения монархии получил редкий почётный орден Александра Невского с мечами.

Юденич в годы Гражданской войны

Как убежденный монархист он враждебно воспринял Февральскую революцию. В апреле 1917 года Юденич Временным правительством был назначен Главнокомандующим Кавказским Фронтом, но в мае отозван с должности “за сопротивление указаниям”. С этого времени живет в Петрограде как частное лицо, а после Октябрьского переворота переходит на нелегальное положение. В ноябре 1918 года он под чужими документами выезжает в Финляндию. Там, в Гельсингфорсе, организацией русских эмигрантов в январе 1919 года Юденич провозглашен лидером Белого движения на Северо-Западе России с диктаторскими полномочиями. Приказом Адмирала Колчака от 5 июня 1919 года генерал Юденич назначается Главнокомандующим Северо-Западного Фронта.

В июле на территории Латвии и Эстонии на основе разрозненных антибольшевистских соединений была сформирована Северо-Западная Армия. В сентябре 1919 года заручившись поддержкой Великобритании и Эстонии, СЗА при поддержке двух эстонских дивизий начала наступление на Петроград. Уже в средине октября бои шли в его предместье, но прибывшие подкрепления Красной Армии во главе с Троцким отбросили Юденича от города и сами перешли в наступление. Вследствие предательства союзников Юденич потерпел поражение, Эстония заключила мир с большевиками, а СЗА была интернирована и разоружена на ее территории. 22 января 1920 года Юденич объявил о роспуске Северо-Западной армии, а сам через Скандинавские страны выехал во Францию. Там он поселился в Ницце, где и прожил до своей смерти 5 октября 1933 года, в политической жизни более не участвуя.

Как обладателя всех трех степеней ордена Святого Георгия имя Юденича выбито в золоте на беломраморной доске Георгиевского зала в Московском Кремле.


Георгиевские кавалеры 1 Мировой войны:

мог ли Юденич захватить его в 1919 году?


Штаб белой Северо-Западной армии во главе с генералом Николаем Николаевичем Юденичем старался использовать все возможности для обеспечения 800 тыс. жителей Петрограда провиантом. Еду брали у американцев и собирались закупить у финнов и эстонцев. Что-то даже хранилось уже на огромных складах в Ревеле. В список продуктов входили мука, сало, молоко, колбасы, рис и другие крупы, зерно, картофель и овощи, сахар, — голодающие горожане должны были после освобождения от большевизма получить хотя бы сносное снабжение. Но Юденич так и не выиграл сражение за бывшую столицу империи. Долгие месяцы подготовки закончились катастрофической неудачей.



Н. Н. Юденич. (trud.ru)


А начало ведь было обнадеживающим. Профессионал своего дела, энергичный и умелый организатор, честный боевой генерал, Н. Н. Юденич как никто другой подходил на роль лидера белых на Северо-Западе. Генерал, блестяще воевавший на Кавказе в Первую мировую, он прежде не знал поражений. После 1917 г. Юденич укрылся в Финляндии и был рад, получив от антибольшевистских политиков предложение возглавить белое движение в этом регионе. С его кандидатурой согласился и Верховный правитель белой России адмирал А. В. Колчак, назначив Юденича главнокомандующим Северо-Запада.



Н. Н. Юденич в молодости. (pinterest.ru)


Северо-Западная армия формировалась на территории Эстонии, в Пскове и Псковской губернии из добровольцев и отчасти военнопленных, все еще находившихся в Германии и завербованных белыми. Ее военной целью с самого начала был захват Петрограда, что должно было помочь армиям Колчака и Деникина, действующим против красных на Востоке и на Юге страны. Как и у них, у Юденича была простая программа: «изгнать большевиков из России. Политической программы у гвардии нет. Она не монархическая и не республиканская. […] Белая гвардия займется восстановлением порядка». Так что и здесь царило «непредрешенчество» — мол, сначала военная диктатура должна была изгнать красных, а потом Учредительное Собрание все решит. Единственное, что отстаивалось относительно твердо — право собственности. В остальном серьезных проектов в области внутренней политики не было. Кстати, хотя сам Юденич придерживался монархических убеждений, дух времени он уже почувствовал: в его армии «ваше благородие» и «превосходительство» солдаты не говорили. А офицер должен был обращаться к рядовому на «вы».



В СЗА все носили нашивку с трикоролором и белым крестом. (warriors.fandom.com)


Если отсутствие политической программы еще можно было частично преодолеть, мотивируя людей на борьбу неприятием большевистской политики, то компенсировать недостаток материальных средств для создания армии было сложнее. Какую-то денежную помощь оказал Колчак, но этого было мало. После нескольких месяцев мобилизации и подготовки к походу на Петроград армия составила лишь 20 700 вооруженных бойцов. Там присутствовали все слои: офицеры, вчерашние гимназисты и студенты, чиновники, крестьяне и мещане… При этом можно было бы набрать еще людей (вне строя в армию было записано еще около 80 тыс.), но снаряжения и оружия не хватало. Ни сапог, ни шинелей, ни боеприпасов, ни винтовок в нужном количестве у СЗА не было. Часто пополнить запас снарядов и патронов можно было, лишь отбив их у красных, у которых этого было в избытке.



На передовой. Гражданская война. (sotnia.ru)


Несмотря на небольшую численность армии, которой противостояли 7-я и 15-я красные армии и дополнительные советские формирования (всего до 60 тыс. человек в ходе боев за Петроград), надежды на успех у Юденича были. Предыдущие сражения показали, что красные сражаются не очень упорно. Сильно еще было революционное разложение солдат и недовольство политикой военного коммунизма. В РККА под голодающим Петроградом массовым было дезертирство, и мощный наступательный порыв мог сработать.


Поход на Петроград (или операция «Белый меч») начался 28 сентября 1919 г.: в этот день Юденич отдал приказ наступать. Хотя армия еще не была готова, нужно было торопиться: большевики пытались заключить мир с ненадежным союзником Юденича, Эстонией. План состоял в том, чтобы после тактического отвлекающего маневра наступать по самому короткому пути — Ямбург — Гатчина — Царское Село — Петроград. Планировалось достигнуть Петрограда за несколько дней и перерезать его железнодорожное сообщение с Москвой, чтобы красные долго еще не могли перебросить сюда свежие силы, а белые успели укрепиться. При этом Юденич рассчитывал на поддержку эстонских войск, английского флота и на восстание белого подполья в самом Петрограде по мере приближения его армии.



Белые в Псковской губернии, осень 1919. (northwestarmy.ru)



Северозападники с английским танком. (northwestarmy.ru)


Из всего этого вполне удалось выполнить только первую задачу. Профессиональный тактик Юденич смог нанести отвлекающий удар и заставить красных перебрасывать силы на Стругобельское направление с Нарвского. Когда хитрость принесла нужный результат, 11 октября началась основная часть операции. 7-я армия красных действительно поначалу рассыпалась под неожиданным ударом СЗА. Ее солдаты бросали оружие, переходили к белым целыми подразделениями или бежали куда глаза глядят… 12-го белые взяли Ямбург, а 16 октября — Лугу и Гатчину. Но несмотря на потрясающую стремительность, белые уже опаздывали и наступали медленнее, чем того требовал Юденич как из-за сопротивления красных, так и из-за проволочек при переправе через р. Лугу. Потом было еще несколько мелких упущений, которые не предусмотрел Юденич, что погубило его дело. На войне такие детали важны: в сумме мелкие ошибки сложатся в первое поражение генерала.



Операция «Белый меч». (sankt_peterburg.academic.ru)


Во-первых, важным фактором стало необузданное честолюбие отдельных офицеров. После взятия Гатчины в эйфории один из генералов (Ветренко) не выполнил приказание перерезать в Тосно железную дорогу на Москву, а вместо этого устремился вперед к Петрограду, чтобы не отдать честь его взятия другому командиру. Конечно, после этого красные перебросили в город подкрепления и создали значительный перевес в численности. Во-вторых, ЧК «почистила» город, и восстания белого подолья так и не произошло. В-третьих, в ответственный момент эстонские войска не оказали деятельной поддержки, ограничившись символическим участием. В-четвертых, быстрое наступление привело к тому, что по пути войска оставляли обозы и часть вооружения (например, половину танков), и теперь испытывали недостаток во всем, и именно тогда, когда бои стали особенно упорными. Плохое снабжение портило и состояние дисциплины: стали происходить грабежи («реквизиции») и невыполнение приказов.


Белый журналист Г. Кирдецов так описал обстановку в эти дни: «Все вдруг, по данным самого штаба главнокомандующего, оказывается неподготовленным, все разваливается, все приходит в хаос; целые части по два дня не получают хлеба, нет перевязочных средств, нет боевых припасов, нет грузовых автомобилей, нет даже танков (кроме одного), которые должны сломить последнее сопротивление Троцкого в районе между Царским Селом и Пулковской обсерваторией. Уже выпал первый снег под Петроградом, по утрам — захморозки, но солдаты спят на сырой земле и не имеют горячей пищи…» Все это до крайности снижало боеспособность северозападников. Ну и напоследок красные все же сумели мобилизоваться после растерянности первых дней наступления Юденича.



Л. Д. Троцкий в Петрограде, 1919. (tsarselo.ru)


Еще 16 октября в город приехал глава Реввоенсовета Л. Д. Троцкий. Он сделал все, чтобы силы обороны города в разы превзошли силы белых и численно, и в технике и орудиях, и в боеприпасах. Особенно важной была мобилизация рабочих-красногвардейцев, стойкость красноармейцев и отбившихся на Пулковских высотах. Вообще, здесь красные в полной мере демонстрировали свою непримиримость. Троцкий прямо заявлял, что ни перед чем не остановится, а невинные жертвы уличных боев (если потребуются), мертвые женщины и дети «будут на совести белых». Лишь бы сделать Петроград могилой СЗА. Свой литературный талант Троцкий проявлял в красочных воззваниях: «Прорвавшись в этот каменный город, белогвардейцы попадут в каменный лабиринт, где каждый дом будет для них либо загадкой, либо грозой, либо смертельной опасностью. Откуда им ждать удара? Из окна? С чердака? Из подвала? Из-за угла? Отовсюду». К счастью, уличных боев не последовало.



Советский плакат. (artchive.ru)


Были и белые, сомневавшиеся в целесообразности захвата Петрограда в принципе, считая, что его нельзя удержать (например, генералы А. П. Родзянко и П. А. Томилов). Но даже Троцкий не был уверен, что Петроград отстоит. Он говорил, что «главное не спасовать в первый момент», понимая, что все зависит от того, как забитое и отощавшее население встретит белых и насколько активно их поддержит. Тут могло быть все что угодно, особенно если Юденич вполне справился бы с задачей продовольственного обеспечения. Тогда число его армии могло бы вырасти в разы, и город бы он удержал. Тем более что красные были прикованы и к другим белым армиям. Так что да, поход на Петроград не был прожектом — СЗА была способна взять город и даже могла надеяться удержать его.



Стройка баррикад на улицах Петрограда, 1919.(sankt_peterburg.academic.ru)


Кроме того, чтобы верно оценить значение похода на Петроград, его нельзя рассматривать изолированно. Даже если бы мы точно знали, что белые в случае успеха операции не смогли бы долго удерживать город, сам факт захвата мог сыграть огромную роль, а поход не считался бы авантюрой. Дело в том, что происходило на других фронтах. В октябре 1919 г. войска белых на юге под командованием А. И. Деникина подбирались к Москве. Были захвачены им Воронеж, Орёл, Курск… Еще немного, и взял бы и Тулу. До Москвы оставалось немногим более 200 км. Сил не хватило, деникинцы увязли, а красные стали крепнуть. Но кто знает, может, если бы в этот ключевой момент гражданской войны Юденич захватил Петроград, это могло бы стать столь сильным деморализующим ударом по Красной армии, что рассыпался бы фронт на юге. И через пару недель Деникин уже правил бы Москвой и разрабатывал план окончательного очищение России от большевиков. Троцкий признавал, что «даже временный захват Петрограда […] имел бы крупнейшее моральное значение, и революционный пролетариат всего мира почувствовал падение Петрограда как тяжкий удар». Так же считал и Колчак, помогая Юденичу: «Занятие столицы нанесло бы большевикам тяжелый моральный урон».


Укрепления в центре Петрограда. (sankt_peterburg.academic.ru)


Но этого не произошло. Слишком много факторов сложились на красной чаше весов. Максимального успеха белые добились 20−21 октября, когда взяли Царское Село и подошли к Пулковским высотам. Некоторые разъезды могли видеть вдали купол Исаакиевского Собора. До города оставалось всего несколько километров. И здесь на несколько дней завязались самые жестокие бои. В это время прибывали красноармейцы из Москвы, Твери, Кронштадта… И в 20-х числах они перешли в контрнаступление. А в тыл белым наступала 15-я армия (вскоре взявшая Псков). Спасая северозападников от уничтожения, 3 ноября Юденич отдал приказ об оставлении Гатчины без боя. Потом последовало двухнедельное беспорядочное отступление к эстонской границе. «Потоптавшись» там, 9 декабря последние части СЗА покинули родину и ушла на западный берег Наровы в Эстонию. Игра Юденича «ва-банк» была проиграна. Его армия распалась. Несколько тысяч человек умерли в Эстонии от тифа. Еще несколько тысяч перешли к красным. В январе Юденич начал ликвидацию армии (и так уже разоруженной эстонцами). В это время на юге красные громили деникинцев. В марте Северо-Западная армия прекратила свое существование. Выжившие солдаты, офицеры и их семьи стали беженцами, изгнанниками, которым предстояло рассеяться по Европе.



Северозападники. (fakel-history.ru)


***


Беженскую участь разделил и командующий СЗА. Генерал от инфантерии Н. Н. Юденич, герой кавказских кампаний и Георгиевский кавалер, до конца своей жизни жил в Европе и умер в 1933 г. в Каннах.

ЮДЕНИЧ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ. Белый фронт генерала Юденича. Биографии чинов Северо-Западной армии

ЮДЕНИЧ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

Генерал от инфантерии

Родился 18 июля 1862 г. в семье коллежского советника, директора московского Землемерного училища. Мать — урожденная Даль, приходилась двоюродной сестрой знаменитому составителю Толкового Словаря и сборников русских пословиц и поговорок Владимиру Ивановичу Далю. Юденич рос в атмосфере глубоко русской интеллигентной московской семьи, в которой до него не было ни одного военного.

В 1879 г., получив среднее образование, он вопреки семейным традициям решил держать экзамен в 3-е Александровское военное училище в Москве. «Николай Николаевич был тогда тонким худеньким юношей со светлыми вьющимися волосами, жизнерадостный и веселый. Мы… вместе слушали в аудитории лекции Ключевского и других прекрасных преподавателей», — вспоминал его однокашник генерал-лейтенант А.М. Саранчев{~1~}.

8 августа 1880 г. Юденич был произведен за отличия в портупей-юнкера, а через год, 8 августа 1881 г., был выпущен подпоручиком с прикомандированием к Лейб-гвардии Литовскому полку, стоявшему в Варшаве{~2~}. 10 сентября он был переведен в этот полк как гвардейский прапорщик. 30 августа 1884 г. произведен в подпоручики гвардии и тогда же блестяще выдержал вступительные экзамены в Академию Генерального штаба.


В Академии, 30 августа 1885 г., был произведен в поручики «За отличные успехи в науках» и 7 апреля 1887 г., за успешное окончание Академии Генерального штаба по 1-му разряду, — в штабс-капитаны гвардии. Начал службу по Генеральному штабу и. д. старшего адъютанта штаба 14-го армейского корпуса, с переименованием в капитаны. Так молодой Н.Н. Юденич, без какой-либо поддержки семьи или протекции, в 25 лет стал капитаном Генерального штаба (для сравнения, например, напомним: начальник Штаба Верховного Главнокомандующего в Первой мировой войне, а затем и Верховный Главнокомандующий М.В. Алексеев, прослужив больше 10 лет в строю, стал капитаном Генерального штаба только в 33 года).

С 23 октября 1889 г. по 23 ноября 1890-го Юденич отбывал цензовое командование ротой в своем Лейб-гвардии Литовском полку. 9 апреля 1891 г. вернулся в штаб 14-го армейского корпуса, но уже на должность обер-офицера для особых поручений.

В январе 1892 назначен старшим адъютантом штаба Туркестанского военного округа и 2 апреля 1892 г. произведен в подполковники.

В 1894 г. принял участие в Памирской экспедиции в должности начальника штаба Памирского отряда. Вскоре после похода Памир был формально присоединен к России. Юденич был награжден орденом Св. Станислава 2-й степени (ранее он получил ордена Св. Станислава и Св. Анны 3-й степени).

24 марта 1896 г. был произведен в полковники и с 6 марта того же года принял должность штаб-офицера при управлении Туркестанской стрелковой бригады, переименованной в 1900 г. в 1-ю Туркестанскую бригаду. Служивший в те же годы в Туркестане генерал-лейтенант Д.В. Филатьев позже подчеркивал: «…Тогда уже нельзя было не замечать и не оценивать основные черты характера Николая Николаевича: прямота и даже резкость суждений, определенность решений, уменье и твердость в отстаивании своего мнения…»{~3~}

16 июля 1902 г. полковник Юденич был назначен командиром 18-го стрелкового полка, а незадолго до того награжден орденом Св. Анны 2-й степени. С началом Русско-японской войны ему было предложено занять высокий пост дежурного генерала в Туркестанском военном округе, что означало верное производство в генерал-майоры. Но он отказался от этого назначения, стремясь принять участие в военных действиях в Маньчжурии, куда отправлялась 5-я стрелковая бригада, в состав которой входил 18-й полк. Командир бригады генерал М. Чурин, упав с лошади, повредил себе руку. Полковник Юденич, как старший, вступил в командование бригадой и повел ее в первый бой с японцами.

Этот бой вошел в историю как сражение под Сандепу. В нем 13–17 января 1905 г. русские войска успешно проявили инициативу. После того как 14-я дивизия из 2-й русской армии генерала Гриппенберга неудачно атаковала Сандепу 13 января, ее заменила 5-я стрелковая бригада под командой полковника Юденича. Его начальником штаба был тогда подполковник Генерального штаба Александр Владимирович Геруа, впоследствии известный военачальник и военный писатель, уже в эмиграции описавший начало боевой деятельности полковника Юденича{~4~}.

Японцы, ободренные отступлением 14-й русской дивизии, перешли в яростную атаку, нанося главный удар на правый фланг, где сражался 17-й стрелковый полк. Полковник Юденич решил перейти в контратаку и приказал своему начальнику штаба привести на угрожаемый участок 20-й полк. Уже ночью он сам прибыл на правый фланг и вызвал охотников из 20-го полка для движения вперед. В темноте таковых не оказалось. Тогда воскликнув: «Я сам буду командовать охотниками», — полковник Юденич вынул револьвер и двинулся вперед, широко шагая в своей черной папахе. Пример подействовал. За ним двинулись офицеры штаба бригады, а затем и солдаты-охотники. 20-й и 18-й стрелковые полки, развернувшись, дружно перешли в наступление. Японцы не выдержали и начали отступать. Когда до Сандепу осталось не больше 600 шагов, пришел категорический приказ от командира корпуса отойти на исходные позиции, а полковник Юденич, вызванный в штаб корпуса, получил «разнос» за недозволенный «порыв».

Личный пример в сочетании с суворовскими быстротой и натиском сыграл решающую роль через несколько дней, 20 января 1905 г., при атаке на важный опорный пункт японцев на излучине реки Хунь-Хе. 1-я стрелковая бригада (начальник штаба, тогда подполковник Л.Г. Корнилов, будущий Главнокомандующий и вождь Добровольческой армии) искусно наступала по укрытому подступу-оврагу, а 5-я бригада полковника Юденича должна была наступать по открытому полю. Выждав выхода 1-й бригады во фланг японцам, полковник Юденич скомандовал: «Вперед». Сам он шел во главе атакующих. Деревня была взята с маху, невзирая на орудийный, пулеметный и ружейный огонь{~5~}. 4 февраля 1905 г. полковник Юденич был ранен в левую руку, но остался в строю.

Во время Мукденского сражения 18 февраля 1905 г. сильно поредевший 18-й стрелковый полк, который снова принял Юденич (по возвращении в строй генерала Чурина), должен был оборонять редут на подступе к вокзалу. 5-я японская дивизия рвалась к железной дороге, стремясь отрезать отходившие русские войска. В ночь с 21 на 22 февраля многочисленная японская пехота стала обтекать редут. Частый ружейный огонь стрелков не мог остановить японцев. Тогда, ночью, командир полка повел своих стрелков в штыки на японцев. В схватке Юденич, наряду с подчиненными, работал также винтовкой со штыком. Японцы были отброшены. После второй штыковой атаки они бежали. Редут был удержан. Юденич получил ранение в шею (пуля прошла, к счастью, не задев сонной артерии). Но, как написал генерал Геруа, он «поразил-победил».

19 июня 1905 г. полковник Юденич был произведен в генерал-майоры и по излечении от ран назначен командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии. Боевой путь полковника Юденича в Русско-японской войне был отмечен высокими наградами. Уже 5 мая 1905 г. он получил золотое оружие с надписью «За храбрость» и с тех пор носил георгиевский темляк на сабле. 25 сентября 1905 г. был награжден орденом Св. Владимира 3-й степени с мечами, а 11 февраля 1906 г. орденом Св. Станислава 1-й степени с мечами. С 21 ноября 1905 г. по 23 марта 1906-го временно командовал 2-й стрелковой дивизией и снова с 23 марта по 3 апреля — 2-й стрелковой бригадой (бывшей дивизией).


По возвращении из Маньчжурии генерал-майор Юденич был назначен 10 февраля 1907 г. генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа и с тех пор «стал во главе органа, ведающего подготовкой к войне на отдельном Кавказском театре»{~6~}.

В Тифлисе на Барятинской улице, где поселились Юденич и его супруга Александра Николаевна (урожденная Жемчужникова), они часто принимали у себя сослуживцев. Юденич был радушен и широко гостеприимен. Как вспоминает бывший Дежурный генерал штаба Кавказского военного округа генерал-майор Б.П. Веселовзоров: «Пойти к Юденичам — это не являлось отбыванием номера, а стало искренним удовольствием для всех, сердечно их принимавших»{~7~}.

Это тоже позволило генерал-квартирмейстеру, а затем и начальнику штаба округа ближе узнать своих помощников и подготовить из молодых офицеров Генерального штаба надежных, энергичных сотрудников, привыкших к методам принятия его решений и в то же время обладающих полной инициативой при исполнении приказов на месте.

Произведенный 6 декабря 1912 г. в генерал-лейтенанты, Н.Н. Юденич после недолгого пребывания на должности начальника штаба Казанского военного округа возвращается 23 февраля 1913 г. в Тифлис уже начальником штаба «своего» Кавказского округа. 24 апреля 1913 г. награждается орденом Св. Владимира 2-й степени (в 1909 г. его деятельность была отмечена орденом Св. Анны 1-й степени).

Став начальником штаба округа, генерал Юденич, в частности, добился весной 1914 г. в Петрограде разрешения на создание у себя в штабе самостоятельного оперативного отделения при управлении генерал-квартирмейстера{~8~}.

Руководство этим отделением он поручил молодому 38-летнему полковнику Евгению Васильевичу Масловскому, которого он успел оценить еще будучи генерал-квартирмейстером. В отделение были назначены среди других молодые капитан Генерального штаба Караулов и штабс-капитан Кочержевский. В июле 1914 г. все они участвовали в полевой поездке в Сарыкамыш, во время которой, по указанию генерала Юденича, разрабатывалась операция, согласно которой турецкая армия через Бардусский перевал выходила в тыл русской армейской группе на Эрзерумском направлении и отрезала ее от сообщения с Карсом и Тифлисом.

Забегая вперед, скажем, что когда в декабре 1914 г. командующий Кавказской армией генерал Мышлаевский, «потеряв нервы», бросил Сарыкамыш и отдал приказ об общем отступлении, капитан Караулов и штабс-капитан Кочержевский по собственной инициативе остались в Сарыкамыше. Став начальниками штабов импровизированных отрядов из местных тыловых частей, организовали оборону в первые, самые критические дни, когда турецкий главнокомандующий Энвер-паша уже готов был торжествовать победу.

Помимо оперативного отделения штаба округа, генерал Юденич тщательно подбирал молодых офицеров Генерального штаба для разведывательного отделения. Незадолго до начала войны его начальником он назначил молодого подполковника Д.П. Драценко. Это его в дни Сарыкамышского сражения Юденич послал в штаб 1-го Кавказского корпуса с требованием остановить отступление, вопреки приказам и командующего армией и самого командира 1-го Кавказского корпуса генерала от инфантерии Г.Э. Берхмана.

Через разведывательное отделение в качестве помощников начальника прошли несколько выдающихся офицеров. Среди них — тогда молодые 33-летние капитаны П.Н. Шатилов и Б.А. Штейфон. Все они — помощники и ученики генерала Юденича — стали известными военачальниками в белых армиях во время Гражданской войны.

Окончивший мировую войну генерал-майором, Е.В. Масловский после нее занимал должность начальника штаба Главноначальствующего и командовавшего войсками Терско-Дагестанского края генерала Эрдели, а затем в Крыму, при генерале Врангеле, — начальника штаба 2-й Русской армии.

Ставший в 1917 г. генерал-майором, Д.П. Драценко был начальником штаба десантного отряда генерала Улагая при высадке из Крыма на Кубань в 1920 г., а затем некоторое время командующим 2-й Русской армией в Северной Таврии при генерале Врангеле.

Полковник Б.А. Штейфон командовал в Добровольческой армии Белозерским полком, затем был начальником штаба группы войск генерала Бредова, отступавшей от Одессы к Днестру и соединившейся с польской армией. В Галлиполи был комендантом знаменитого лагеря, произведен генералом Врангелем в генерал-майоры.

П.Н. Шатилов генерал-майором командовал в Добровольческой армии 4-м конным корпусом и был произведен в генерал-лейтенанты генералом Деникиным за успешные бои под Великокняжеской; затем — бессменный начальник штаба генерала Врангеля и в Кавказской добровольческой армии, и в Русской армии в Крыму.

Нет сомнения, что генерал Юденич потратил немало времени и сил, чтобы привлечь на службу в свой штаб этих, тогда еще никому неизвестных молодых полковников и капитанов Генерального штаба. Он подготовил штаб Кавказского военного округа к войне в условиях, в которых сама обстановка вынуждала воевать не числом, а уменьем.

А это было весьма существенно, ибо с началом Первой мировой войны в июле (старый стиль) 1914 г. Верховное Командование, пользуясь тем, что Турция еще не выступила против России, приказало перебросить на Западный фронт два из трех Кавказских корпусов, оставив на будущем турецком фронте один первоочередный 1-й Кавказский корпус, поддержанный двумя пластунскими бригадами и казачьими частями. Правда, после мобилизации на Кавказ прибыл из Туркестана 2-й Туркестанский корпус в составе двух неполных бригад с двухбатальонными полками.

В то же время, готовясь вступить в войну на стороне центральных держав, турецкое командование сосредоточило против Кавказской армии три армейских корпуса (9-й, 10-й и 11-й), каждый в составе трех дивизий, две отдельные дивизии, а также дивизии, сформированной из жандармов и других частей. Все эти соединения, поддержанные курдской конницей, были сведены в 3-ю турецкую армию.

С началом войны на Кавказе (после обстрела 20 октября — по старому стилю — кораблями немецкого и турецкого флотов русских портов на Черном море) турецкий главнокомандующий, энергичный, смелый и самоуверенный Энвер-паша довел численность 3-й армии до 150000 и в начале декабря 1914 г. принял командование ею вместе со своим начальником штаба, полковником германского генерального штаба Бронсаром фон Шеллендорфом. При участии прежнего начальника штаба 3-й турецкой армии майора Гюзе они разработали план операции, согласно которому 11-й корпус должен был атаковать русскую армейскую группу на Эрзерумском направлении с фронта, связывая ее боями, а 9-й и 10-й турецкие корпуса имели задачу обойти правый фланг русских через Бардусский перевал и выйти на Сарыкамыш, закрыв русским путь к отступлению вдоль железной и шоссейной дорог из Сарыкамыша на Каре. После окружения и уничтожения главных русских сил Энвер-паша надеялся двинуться на Кавказ, занять Баку и поднять восстание на Кавказе под исламским зеленым знаменем.


12 декабря 1914 г. авангард 9-го турецкого корпуса, сбив ополченцев с Бардусского перевала, начал наступление на Сарыкамыш. Главные силы Отдельной Кавказской армии — 1-й Кавказский и 2-й Туркестанский корпуса, перейдя границу, выдвинулись на два перехода на Эрзерумском направлении.

В Сарыкамыше была лишь ополченская дружина. Конечная станция железной дороги из Тифлиса являлась главной базой русских войск, перешедших границу и вышедших к Кеприкейским позициям на Араксе. Со складов у сарыкамышского вокзала войска получали боеприпасы и продовольствие.

Оказавшийся проездом из отпуска начальник штаба 2-й Кубанской пластунской бригады полковник Николай Адрианович Букретов (будущий кубанский атаман), бывший до своего назначения в штаб 2-й Кубанской пластунской бригады старшим адъютантом в штабе генерала Юденича, организовал оборону Сарыкамыша, использовав кадровые взводы туркестанских полков, посланные с фронта для формирования 4-го Туркестанского полка 5-й Туркестанской бригады. Прибытие из Тифлиса с последним поездом едущих на фронт 100 выпускников Тифлисского военного училища позволило ему укрепить ополченские и тыловые части. И когда 13 декабря командующий 9-м турецким корпусом Ислам-паша увидел, что его передовая 29-я дивизия натолкнулась на организованную оборону и попала под меткий огонь туркестанской полубатареи (отправленной тоже на формирование), то он решил отложить наступление на Сарыкамыш до сосредоточения всех войск корпуса.

Тем временем в Тифлисе, в русском командовании, шли споры. Начальник штаба генерал Юденич горячо настаивал на выезде всего штаба армии на фронт, в Сарыкамыш, а фактический командующий армией, помощник Главнокомандующего на Кавказе генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский (бывший ординарный профессор Николаевской академии Генерального штаба и начальник Генерального штаба в 1909 г.) всячески противился и тормозил отъезд штаба армии, считая возможным осуществлять управление из Тифлиса. Только 10 декабря штаб выехал экстренным поездом в приграничное село Меджингерт, в двадцати километрах от Сарыкамыша, где располагался штаб 1-го Кавказского корпуса генерала от инфантерии Берхмана. Здесь, узнав, что во 2-м Туркестанском корпусе нет ни командира (ген. Слюсаренко заболел), ни уехавшего начальника штаба, генерал Мышлаевский после настойчивых просьб генералов Юденича и генерал-квартирмейстера Л.М. Болховитинова принял командование всеми русскими войсками на Сарыкамышско-Эрзерумском направлении. Одним из первых приказов генерала Мышлаевского было назначение генерала Юденича временным командующим 2-м Туркестанским корпусом, с сохранением обязанностей по должности начальника штаба Отдельной Кавказской Армии{~9~}.

«11 декабря 1914 г., — вспоминает генерал Б.А. Штейфон, занимавший тогда должность штаб-офицера 2-го Туркестанского корпуса, — стало совсем темно, когда прибыл Юденич в сопровождении своих доблестных помощников — полковника Масловского и подполковника Драценко. Засыпанные снегом, сильно промерзшие, они спустились в саклю-штаб. Непослушными от мороза руками, Юденич сейчас же придвинул к огню карту, сел и не развязывая даже башлыка, коротко приказал: «Доложите обстановку». Его фигура, голос, лицо — все свидетельствовало об огромной внутренней силе. Бодрые, светящиеся боевым азартом лица Масловского и Драценко дополнили картину. Одобрив наше решение не отходить, Юденич немедленно отдал директивы продолжать сопротивление на фронте и организовать в тылу оборону Сарыкамыша»{~10~}. Один из полков Туркестанского корпуса форсированным маршем тут же был отправлен в Сарыкамыш. Его передовой батальон следовал на подводах и как раз поспел к первой большой турецкой атаке.

Утром 15 декабря 1914 г. генерал Мышлаевский, узнав о выходе турок к Ново-Селиму, что окончательно отрезало Сарыкамыш, и считая положение в самом Сарыкамыше безнадежным, отдал приказ через командира 1-го Кавказского корпуса генерала Берхмана об общем отступлении по последней оставшейся свободной патрульной дороге вдоль границы. После чего по ней же убыл в Тифлис с тем, чтобы собирать оставшиеся силы для обороны столицы Закавказья.

Решение об отступлении стало известно генералу Юденичу от командира 1-го Кавказского корпуса, приступившего уже к отводу своих войск с позиции. Юденич немедленно потребовал отмены приказа об отступлении{~11~}. Он указывал, что отход по единственной патрульной дороге означает необходимость бросить артиллерию и обозы, ибо она вьючная, а также на то, что если пехота 1-го Кавказского корпуса и сумеет оторваться от турок, то 2-й Туркестанский корпус неизбежно попадет в окружение со всеми приданными ему частями. Отступление в этих условиях означало гибель главных сил Отдельной Кавказской Армии с неизбежными катастрофическими последствиями, так как значительных резервов в тылу не было.

Считая себя старшим в чине, генерал от инфантерии Берхман продолжал выполнять приказ генерала Мышлаевского, отводя к границе свои войска. Тогда 17 декабря 1914 г. генерал Юденич послал в штаб генерала Берхмана подполковника Драценко, с тем чтобы убедить его в необходимости остановить отступление на фронте и собрать все силы, чтобы отбросить турок от Сарыкамыша в обледеневшие и заметенные снегом горы.

Он приказал Драценко, в случае отказа генерала Берхмана, сообщить ему, что согласно «Положению о полевом управлении войск»{~12~} он как начальник штаба армии вступает в командование войсками группы и отдает приказ о прекращении отхода. Это подействовало. Части 1-го Кавказского и 2-го Туркестанского корпусов заняли сильные позиции на самой границе и уже не сдвинулись с них, несмотря на яростные атаки 11-го турецкого корпуса Абдул-Керим-паши.

А в то же время на поддержку посланным генералом Юденичем подкреплениям вечером 15 декабря в Сарыкамыш прибыла 1-я пластунская бригада доблестного генерал-майора М.А. Пржевальского, а также 154-й Дербентский и 155-й Кубинский полки непобедимой 39-й пехотной дивизии. Яростные и настойчивые атаки 9-го и подошедшего 10-го турецких корпусов были, хотя и с трудом, отбиты. До самой ночи шел тяжелый штыковой бой. Генерал Пржевальский, принявший общее командование, умело маневрируя резервами, сумел удержать сарыкамышский вокзал.

К вечеру 20 декабря к сарыкамышской группе русских подошли 1-я Кавказская казачья дивизия и 2-я Кубанская пластунская бригада. В тыл туркам на Бардусский перевал лично генералом Юденичем был послан 17-й Туркестанский полк полковника Довгирда. В то же время, по просьбе Юденича, комендант Карса отправил части 3-й Кавказской стрелковой бригады в Ново-Селим, обеспечив таким образом сообщение по железной дороге с Сарыкамышем. 21 декабря, по приказу генерала Юденича, все войска Сарыкамышского района перешли в наступление, вынудив турок к отходу по оледеневшим горам через дальние перевалы. Энвер-паша поспешил отдать приказ об отступлении. Но если части 10-го турецкого корпуса, преследуемые генералом Пржевальским, неся огромные потери пленными и обмороженными, все же успели уйти, то 9-й турецкий корпус был полностью уничтожен. 14-я рота Дербентского полка, атакуя, захватила 4 орудия и вышла к лагерю, где взяла в плен командира 9-го корпуса Ислама-пашу со всем его штабом, а также начальников и штабы 17-й, 28-й и 29-й турецких дивизий, взяв в плен 1070 офицеров и более 2000 солдат — все, что оставалось от 9-го турецкого корпуса.


Из 90 000 турок, участвовавших в Сарыкамышской операции, вернулось 12 100 человек. Потеряны были вся артиллерия и обозы двух корпусов. Потери русских были тоже тяжелы. Из 40 000–45 000 участников боев 20 000 выбыли убитыми и ранеными. Но если турецкие раненые погибали в ледяных горах, то многие русские были спасены в госпиталях, героически работавших под огнем в Сарыкамыше.

Главнокомандующий и наместник генерал от кавалерии граф Воронцов-Дашков уже 25 декабря, телеграммой, возложил окончательно командование Сарыкамышской группой войск на Юденича. Он признал, что в исключительно трудной обстановке генерал Юденич спас положение и вопреки приказу генерала Мышлаевского своим волевым стремлением к победе достиг ее, несмотря на более чем двойное превосходство турок. Генерал Юденич проявил исключительное гражданское мужество, принимая на себя весь риск чрезвычайно трудной операции, которую он упорно проводил согласно своему замыслу, вопреки открытому сопротивлению командира лучшего 1-го Кавказского корпуса генерала Берхмана… Выход из окружения, несмотря на превосходящие силы противника, был осуществлен мастерски и перерос в контрудар во фланг и частично в тыл турецких войск, потерпевших сокрушительное поражение.

Генералы Мышлаевский и Берхман были отрешены от командования. 24 января 1915 г. генерал-лейтенант Юденич был произведен в генералы от инфантерии и назначен командующим Кавказской Отдельной Армией.

Еще раньше Высочайшим приказом от 13 января 1915 г. генерал Н.Н. Юденич был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени за то, что «вступая 12 минувшего декабря в командование 2-м Туркестанским корпусом и получив весьма трудную и сложную задачу — удержать во что бы то ни стало напор превосходных турецких сил, действовавших в направлении Сонамер-Зивин-Караурган, и выделить достаточные силы для наступления от Сырбасана на Бардус, с целью сдержать возраставший натиск турок, наступавших от Бардуса на Сарыкамыш, выполнил эту задачу блестяще, проявив твердую решимость, личное мужество, спокойствие, хладнокровие и искусство вождения войск, причем результатом всех распоряжений и мероприятий названного генерала была обеспечена полная победа под г. Сарыкамышем».

Став командующим Кавказской армии, генерал Юденич получил не только большие права, но и полную самостоятельность, ибо обладавший большим государственным опытом наместник на Кавказе и Главнокомандующий Кавказской Отдельной Армией генерал-адъютант граф Воронцов-Дашков не только ходатайствовал перед Государем Императором о назначении командующим армией победителя в Сарыкамышском сражении, но предоставил ему полную независимость и отказался от какого-либо вмешательства в его оперативные решения.

Генерал Юденич не только получил возможность оказывать решающее влияние на все назначения и следовательно выбирать подчиненных на всех главных командных должностях. Не желая создавать для управления армией еще один штаб помимо того, который находился при Главнокомандующем, он решил перенести из Тифлиса ближе к фронту свой небольшой полевой штаб, где все ответственные должности заняли его молодые соратники, сыгравшие видную роль в Сарыкамышском сражении.

Так, должность генерал-квартирмейстера выполнял фактически начальник оперативного отделения полковник Е.В. Масловский. Подполковник, вскоре полковник, Драценко со своим помощником капитаном Штейфоном ведали разведкой. Другие должности в полевом штабе занимали несколько офицеров, участвовавших в этом сражении.

С близким ему по службе подготовленным полевым штабом, надежными войсками начался путь Юденича от победы к победе в борьбе с многочисленным, руководимым опытными офицерами германского генерального штаба противником (далее мы увидим, сколь остро не хватало ему в Петроградской операции именно дельного, энергичного штаба).

Первой такой блестящей победой была Евфратская операция… Надо сказать, что в то время как турки делали все для быстрого восстановления своей 3-й армии, создавая сводные дивизии за счет выделения целых частей из столичного военного округа, Верховный Главнокомандующий потребовал от генерала Юденича переброски на западный фронт значительной части Кавказской армии, в том числе сформированный новый 5-й Кавказский корпус и 20-ю дивизию. В результате чего в резерве оставалась едва закончившая свое формирование новая 4-я Кавказская стрелковая дивизия.

Поэтому естественно, что основные силы Кавказской армии были сосредоточены на главном Сарыкамышско-Эрзерумском направлении. На ее левом фланге пространство между озером Ван и верхним течением Евфрата занимал 4-й Кавказский корпус, большая часть которого состояла из кавалерии. Именно по нему, с целью выйти в тыл русской сарыкамышской группе войск и угрожать находящемуся еще дальше Алексадрополю, решил нанести свой удар новый командующий 3-й турецкой армии Махмуд-Кемиль-паша со своим начальником штаба полковником Гюзе.

9 июля 1915 г. турки силой около 80 батальонов начали наступление на Евфрате от Мелезгерта и вышли к тогдашней русской границе, оттеснив войска 4-го стрелкового корпуса. Его командующий генерал Огановский настойчиво требовал от генерала Юденича подкреплений, указывая на то, что турки стремятся преодолеть пограничный Агри-дагский хребет и выйти к Ахтинскому перевалу.

Но генерал Юденич отказал ему в подкреплениях, зная, что они могут лишь задержать турок, и вместо этого скрыто сосредоточил на левом фланге наступающей турецкой группировки в Даяре ударную группу генерала Баратова из 4-й Кавказской дивизии, которой он придал 17-й Туркестанский полк и славный своими подвигами 153-й Бакинский полк из «непобедимой» 39-й дивизии.

Однако нацелив ударную группу во фланг и тыл войскам Махмуд-Кемиль-паши, генерал Юденич, несмотря на тревогу, докатившуюся до Тифлиса, выжидал, пока турки не подымутся на высоту Агридагского хребта. Только тогда, точно рассчитав темп операции, 23 июля 1915 г. отдал приказ генералу Баратову немедленно «наступать в направлении, по которому проходил лучший путь отступления турок»{~13~}.

Турки поспешно бросились назад с высот Агри-дага. Тем временем перешла в наступление с Ахтинского перевала 2-я казачья дивизия генерала Абациева из состава 4-го Кавказского корпуса. Пытаясь прорваться, минуя группу генерала Баратова, турки бежали в горы. Было захвачено свыше 10000 пленных, в том числе прибывших из Константинополя, одетых с иголочки, 300 молодых турецких подпоручиков. 3-я армия Махмуд-Кемиль-паши снова надолго потеряла боеспособность. Генерал Юденич «поразил — победил» по-суворовски. За это он был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени, а также орденом Белого Орла с мечами.


В конце 1915 г. два новых фактора создали угрожающее положение для Кавказской армии. В сентябре 1915 г. болгары выступили на стороне Германии и Турции, что сразу отразилось на снабжении турецкой армии артиллерией и снарядами из Германии. В то же время, в начале октября 1915 г., союзниками было принято решение отказаться от борьбы за Дарданелльский пролив и очистить Галлиполи. Благодаря этому освобождались отборные войска 5-й турецкой армии, большая часть которых должна была пойти на усиление 3-й турецкой армии и без этого численно превосходившую русскую Кавказскую армию.

Как всегда, стремясь упредить противника, генерал Юденич решил внезапно перейти в наступление на Эрзерумском направлении, нанести решительное поражение 3-й турецкой армии и занять ее главные позиции по обе стороны от селения Кеприкей с его единственным мостом через реку Аракс.

Правда, теперь в Тифлисе уже не было графа Воронцова-Дашкова. На его место прибыл из Ставки (после решения Государя принять на себя Верховное командование) Великий Князь Николай Николаевич. Он предоставил Юденичу полную самостоятельность, и все же перед началом каждой операции требовалось испрашивать его разрешения.

В совершенной тайне подготовив наступление, генерал Юденич отдал приказ о его начале 29 декабря 1915 г. Первым атаковал 2-й Туркестанский корпус генерала М.А. Пржевальского. Его части с трудом овладели оборонительным узлом турок на горе Гей-даг. А в ночь на 30 декабря главные силы 1-го Кавказского корпуса начали наступление на Кеприкейские позиции противника. Здесь разыгрались ожесточенные бои.

Стремясь удержать Азанкейское плато, по которому шел кратчайший путь к Эрзеруму, турки, неся огромные потери, израсходовали все резервы. Этого и ждал генерал Юденич. Он бросил ударную группу генерала Воробьева с 4-й Кавказской стрелковой дивизией, усиленной 263-м Гунибским полком, в прорыв по труднодоступной горной местности в районе местечка Меслагат, где противник не ожидал наступления. Выйдя во фланг и тыл 11-го турецкого армейского корпуса, ударная группа обратила в бегство турецкую армию по всему фронту. Кеприкейские позиции были заняты. Таким образом была достигнута задуманная оперативная цель — разбить 3-ю турецкую армию до подхода победоносно настроенных турецких дивизий с Галлиполийского полуострова. Юденич удостоился довольно редкой награды — ордена Александра Невского с мечами.

Уничтожив значительную часть живой силы противника и, как пишет генерал Масловский, «наблюдая высокий моральный подъем войск»{~14~}, Юденич принял дерзновенное решение: использовать сложившуюся благоприятную обстановку для штурма Эрзерума. Он следовал завету Суворова — преследовать противника до конца, доводить победу до совершенства.

Но армия истратила в Азанкейском сражении почти весь свой боезапас, и генерал Юденич обратился с просьбой к Великому Князю Николаю Николаевичу взять необходимые патроны и снаряды из неприкосновенного запаса Карской крепости. И получил отказ. Великий князь не только отклонил это ходатайство, но категорически приказал немедленно прекратить дальнейшие действия и отвести войска на Кеприкейские позиции, где зимовать и устраиваться{~15~}.

Как и во время Сарыкамышской операции, генерал Юденич настаивал на своем решении. 8 января 1916 г. он послал на разведку своих ближайших сотрудников — начальника оперативного отделения полковника Масловкого и помощника начальника разведывательного отделения подполковника Штейфона. Те, при опросе пленных, сразу заметили, насколько в силу поражения перемешаны на фронте турецкие части и, выехав вперед к знаменитой Деве-Бойнской позиции, прикрывающей Эрзерум, обратили внимание на то, что подступы к ключевому форту Чобан-деде не были еще заняты турками.

Решив не выполнять поручения о выборе позиций на Кеприкей, оба офицера по своей инициативе вернулись немедленно в штаб и доложили свои данные об обстановке, указав также на высокое боевое настроение войск. Генерал Юденич, как пишет генерал Масловский, «инстинктом, присущим только крупному полководцу… сразу схватил всю сущность неповторимой дважды столь благоприятной для нас обстановки и понял, что наступила самая решительная в течении войны минута, которая больше никогда не повторится»{~16~}.

Он немедленно связался по телефону с начальником штаба армии генералом Болховитиновым и приказал ему доложить Главнокомандующему, Великому Князю Николаю Николаевичу свою настоятельную просьбу отменить приказ об отводе армии на Кеприкейские позиции и разрешить ему штурмовать Эрзерум. Как свидетельствует генерал Масловский, присутствовавший при этих телефонных переговорах, генерал Юденич предупредил, что он будет ждать ответа у аппарата. Великий Князь снова отказал и потребовал исполнить его первоначальный приказ. Только после новой настойчивой просьбы, переданной через генерала Болховитинова, Великий Князь, вероятно понимая, что Юденич скорее подаст в отставку, чем уступит, дал разрешение с грозящим условием: в случае неудачи вся ответственность падет на генерала Юденича. Так в вопросе о штурме Эрзерума генерал Юденич настоял на своем решении.

Правда, через несколько дней в штаб Юденича прибыл из Тифлиса состоявший при Великом Князе бывший начальник Генерального штаба генерал Ф.Ф. Палицын и со свойственными ему обстоятельностью и эрудицией стал доказывать письменно и устно невозможность взятия штурмом, без длительной подготовки, такую мощную укрепленную твердыню, какой является Эрзерум. Позже, в эмиграции, в письме адмиралу В.К. Пилкину от 4 июня 1921 г., Юденич писал про генерала Палицына: «Он и на Кавказе, когда я шел на Эрзерум, докладывал Великому Князю о невозможности зимней кампании на Кавказе, а мне присылал записки с подробным анализом обстановки карандашом и мелко написанные, я их не читал, передавал своему нач[альнику] штаба, который их тоже не читал и в свою очередь передавал кому-то»{~17~}.

Путь к Эрзеруму преграждал Девебойнский горный массив высотой свыше 2000 метров. На нем располагалось 11 мощных фортов с тяжелой артиллерией, построенных еще английскими инженерами во время и после Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. На юге обход Девебойнской позиции прикрывала группа фортов, построенных немцами. Генерал Юденич решил сосредоточить свою лучшую 39-ю пехотную дивизию на северном фланге Девебойнской позиции, предварительно заняв Кара-Базар, откуда открывались подступы к форту Чобан-деде. Он сам в середине января в сопровождении своего полевого штаба осмотрел позиции у Деве-Бойны.


После длительной подготовки и прибытия тяжелой артиллерии из крепости Каре генерал Юденич назначил штурм на 29 января 1916 г. То, что на Эрзерумском направлении перед началом наступления было сосредоточено больше 80% войск из состава Кавказской армии и что другие участки фронта были оголены, было без сомнения рискованным. Но как истинный полководец, «рискобоязнью» он не страдал. Юденич рассчитывал на доблесть войск, ту доблесть, которая должна была обеспечить ему максимальный темп операции и внезапность, не позволявшую турецкому командованию подготовить и организовать контрудар на других, до предела ослабленных участках русского фронта.

И генерал Юденич не ошибся. Несмотря на снежные вьюги на горных плато и обледеневшие скалы, по которым приходилось пробиваться к турецким фортам при 20-градусном морозе, войска выполнили поставленные перед ними задачи в течение 5 суток. Конечно, дело не обошлось без жестоких кризисных ситуаций, как например, героическая оборона несколькими ротами Бакинского полка под командой полковника Пирумова захваченного ими форта Делангез от яростных контратак турок. Когда последняя атака турок была отбита, в строю из 1400 солдат и офицеров оставалось 300, вместе с ранеными.

К вечеру 1 февраля 4-я Кавказская стрелковая дивизия прорвала фронт южнее форта Тафта и вступила с боем в долину Эрзерума. 2 февраля доблестный летчик поручик Мейзер лично доложил в штабе Юденича, что наблюдал, как большое количество повозок уходит из Эрзерума на запад, что означает, видимо, эвакуацию тылов. Получив эти сведения, а также донесения от 4-й стрелковой дивизии, Юденич отдал приказ о немедленном общем штурме. Он удался. На рассвете 3 февраля 1916 г., на пятый день операции, войска Кавказской армии подошли к Карским воротам города. Первым вошел в город с казачьей сотней есаул Медведев — старший адъютант штаба 1-го Кавказского корпуса. При штурме было захвачено в плен 235 турецких офицеров и около 13 000 солдат. Было взято 323 орудия.

Утром того же дня генерал Юденич выехал на автомобиле в Эрзерум и, пересев из-за глубокого снега на перевале Деве-Бойна на лошадь из проходившей казачьей части, прибыл в Эрзерум, где отдал приказания о преследовании. В результате энергичных действий Сибирской казачьей бригады были захвачены в плен остатки 34-й турецкой дивизии, не считая нескольких тысяч пленных и многочисленных орудий.

Через неделю в Эрзерум прибыл Великий Князь Николай Николаевич. «Он, — пишет генерал Штейфон, — подошел к выстроенным войскам, снял обеими руками папаху и поклонился до земли. Затем обнял и расцеловал Юденича».

В связи с вопросом о награждении генерала Юденича начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Алексеев сразу после штурма Эрзерума запросил Великого Князя Николая Николаевича: «На случай, если Государь Император изволит обратиться ко мне, всепреданнейше испрашиваю указания Вашего Императорского Высочества для доклада по сему и как могли бы быть редактированы заслуги этого генерала в Высочайшем приказе»{~18~}.

На этот вопрос Великий Князь телеграфом сообщил Императору Николаю II свое мнение о генерале Юдениче:

Заслуга его велика перед Вами и Россиею. Господь Бог с поразительной ясностью являл нам особую помощь. Но, с другой стороны — все, что от человека зависимо, было сделано. Деве-Бойна и Эрзерум пали благодаря искусному маневру в сочетании со штурмом по местности, признанной непроходимой. По трудности во всех отношениях и по результатам, взятие Эрзерума, по своему значению, не менее [важно] чем операции, за которые генерал-адъютант Иванов и генерал-адъютант Рузский были удостоены пожалованием им ордена Святого Георгия 2-й степени.

Моя священная обязанность доложить об этом Вашему Императорскому Величеству. Просить не имею права.

Ген.-Адъютант Николай. Эрзерум, 8 февраля 1916 г.

Ответная телеграмма гласила:

Очень благодарю за письмо. Ожидал твоего почина. Награждаю Командующего Кавказской Армией генерала Юденича орденом Святого Георгия 2-й степени. Николай{~19~}.

Официальное сообщение, отредактированное генералом Алексеевым, пришло 16 февраля 1916 г.:

Государь-Император, в 15-й день сего февраля, Всемилостивейше изволил пожаловать командующему Кавказской Армиею Генералу от Инфантерии Николаю Юденичу, орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, 2-й степени, в воздаяние отличного выполнения при исключительной обстановке боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерум.

Подписал — Генерал от Инфантерии Алексеев. Скрепил — Генерал-Лейтенант Кондзеровский{~20~}.

Союзники России придали исключительное значение штурму Эрзерума. За эту победу генерал Юденич получил от английского правительства орден Св. Георгия и Михаила, а от французского самую высокую военную награду — орденскую Звезду Большого Креста Почетного Легиона.

Штурм Эрзерума, как когда-то и штурм Измаила, не был только блистательной победой. Он вызвал весьма существенные по своему значению стратегические и политические последствия. В стратегическом плане падение главного оплота азиатской Турции и окончательный разгром ее 3-й армии обеспечили успешное проведение ряда операций: занятие ключевого района Муша в Евфратской долине, высадку десанта и захват Трапезунда на черноморском побережье, Эрзинджано-Хараутскую операцию в июне-июле 1916 г., открывшую ворота в Центральную Анатолию, и, наконец, оборонительную — на Огностском участке фронта, где была обескровлена и остановлена в ожесточенных боях прибывшая из Дарданелл 2-я турецкая армия, в состав которой входил 16-й турецкий корпус Мустафы Кемаль-паши — будущего основателя современного турецкого государства.

В политическом плане перенос генералом Юденичем военных действий на территорию противника и занятие ее более чем на 300 км в глубину позволили министру иностранных дел С.Д. Сазонову формально закрепить и получить окончательное согласие Англии и Франции на формулировку им в Памятной записке от 19 февраля 1916 г. требования России о том, что «город Константинополь, западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, а также южная Фракия до линии Энос-Мидия будут впредь включены в состав Российской империи»{~21~}.


В феврале 1916 г., сразу после штурма Эрзерума, между Россией, Англией и Францией начались секретные переговоры о западных границах новых русских владений в Закавказье. В итоге этих переговоров было достигнуто соглашение, сформулированное в Памятной записке С.Д. Сазонова французскому послу в Петрограде Палеологу от 13 апреля 1916 г., где в разделе первом говорилось: «Россия аннексирует области Эрзерума, Трапезунда, Вана и Битлиса до подлежащего определения пункта на побережии Черного моря к западу от Трапезунда»{~22~}. Таким образом, в частности, из-под турецкого владычества освобождалась вся западная Армения.

Манифест об отречении от престола Императора Николая II был получен 2 марта 1917 г. и сразу вслед за ним приказ о назначении Верховным Главнокомандующим Великого Князя Николая Николаевича, немедленно выехавшего из Тифлиса в Могилев, в Ставку.

5 марта 1917 г. Главнокомандующим войсками Кавказского фронта был назначен генерал от инфантерии Н.Н. Юденич. Он считал, что все главные оперативные цели на Кавказском фронте достигнуты. В тяжелую снежную зиму 1917 г. проблема снабжения войск, далеко ушедших от своих тыловых баз, решалась с большим трудом. Строившиеся узкоколейные дороги далеко не были закончены. Конечно, занятие Трапезунда облегчало положение, благодаря снабжению по морю, где господствовал русский Черноморский флот под командованием адмирала Колчака. Но все же, до приведения в порядок тылов, генерал Юденич считал необходимым переход к обороне, с тем чтобы отвести свои лучшие войска, в том числе 1-й Кавказский корпус со своей ставшей знаменитой 39-й дивизией в тыл, где были лучшие условия для их снабжения.

Но весной 1917 г. Временное правительство потребовало не только подготовки к общему наступлению, но и немедленного продвижения вперед корпуса генерала Баратова в Персии на Керманшахском направлении, в сторону Мосула, на помощь английской армии.

В докладе (составленном генералом Е.В. Масловским, хорошо знавшим по довоенной службе условия, в которых войска находились в Персии) генерал Юденич настаивал на стратегической обороне. Поэтому сразу после ухода с поста военного министра А.И. Гучкова 2 (15) мая 1917 г. генерал Юденич был уволен с поста Главнокомандующего Кавказским фронтом новым военным министром А.Ф. Керенским.

Покинув Тифлис, генерал Юденич поселился в Петрограде, в квартире адмирала Хоменко (командовавшего морскими силами во время десанта войск в Трапезунде) на Кронверкском проспекте Петроградской стороны. Во время июньского наступления на Юго-Западном и Западном фронтах он приезжал в Ставку, в Могилев, но был только свидетелем крушения на фронте и отступления из Галиции. В Петрограде, по воспоминаниям его жены Александры Николаевны{~23~}, Юденич как-то зашел в банк, чтобы взять какую-то сумму из своих сбережений. Служащие банка, узнав, горячо приветствовали генерала и посоветовали взять все деньги на руки и продать собственный дом в Тифлисе, что генерал и сделал, обеспечив себя средствами на некоторое время вперед (захватывая и начало эмиграции).

Во время Октябрьского переворота генерал Юденич находился в Москве. Вскоре он вернулся в Петроград и, по некоторым данным, проверял возможность создания подпольной офицерской организации, исходя из наличия старых офицерских кадров в некоторых полках петроградского гарнизона, ведущих свое происхождение от бывших запасных полков (батальонов) 1-й и 2-й гвардейских дивизий. Однако весной 1918 г. все бывшие гвардейские полки были демобилизованы и сохранился лишь один Лейб-гвардии Семеновский полк под названием «Полка по охране города Петрограда». Связь с офицерской организацией этого полка поддерживалась через курьеров и после отъезда генерала Юденича в Финляндию (см. биографию полковника В.А. Зайцова).

Характерно, что будучи уже в Финляндии и ведя переговоры с генералом Маннергеймом, генерал Юденич послал директиву в полк, вменяя в обязанность офицерам полка «оставаться по возможности в Петрограде, чтобы при приходе белых армий сохранить важные государственные учреждения и в последнюю минуту захватить власть в свои руки»{~24~}. В этой деятельности генералу Юденичу помогали полковник Г.А. Данилевский и его верный адъютант поручик (в 1919 г. капитан) Н.А. Покотило, родственник его жены.












Юденич, Николай Николаевич | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Военная карьера ↑

Дворянский по происхождению Николай Юденич (1862-1933) начал свою военную карьеру после окончания в 1881 году Александровского военного училища, а в 1887 году — Николаевской академии Генерального штаба. В звании младшего капитана Юденич служил в Генеральном штабе в Варшавском, Туркестанском и Виленском военных округах до 1902 года. Во время русско-японской войны 1904-1905 годов его 18-й -й пехотный полк в сражении под Мукденом заслужил его. золотой меч за храбрость.В 1905 году он был произведен в генерал-майоры, а в 1907 году назначен генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа. В 1912 году он получил звание генерал-лейтенанта, а в следующем году стал начальником штаба Кавказского военного округа. Спустя почти два месяца после начала Первой мировой войны Юденич был назначен начальником штаба Кавказской армии.

Первая мировая война ↑

Во время войны Юденич зарекомендовал себя как наиболее успешный русский генерал.Неутомимый и эффективный работник, он превратил Кавказский фронт в источник постоянных хороших новостей и занимал видное место в российской военной пропаганде из-за серии поражений, которые он смог нанести туркам, особенно в Сарыкамыше и Эрзуруме.

В свете приказа об отступлении, отданного заместителем командующего Кавказской армией в декабре 1914 года, Юденич настаивал на защите Сарыкамыша, твердо утверждая, что отступление может привести к катастрофе. Он сохранил свои позиции к югу от Сарыкамыш, а затем двинул свои войска на новые позиции, с которых они могли окружить османские силы.В январе 1915 года Юденич был назначен командующим основной группировкой Кавказской армии. Проведя серию успешных атак в этом качестве, он смог уничтожить остатки османских войск на российских позициях. За свою роль в победе при Сарыкамыш Юденич получил звание командующего Кавказской армией в звании генерала от пехоты.

В одном из эпизодов летом 1915 года, когда его 4-й Кавказский армейский корпус потерпел поражение у Малазгирта к западу от озера Ван, Юденич решил не усиливать истощенные подразделения, как того требовала стандартная военная практика, а вместо этого тайно сформировал стратегический резерв.Он сдержал силы на благоприятный момент, а затем сокрушил наступающих турок фланговой атакой. Когда Юденич понял, что он может столкнуться с массивным османским подкреплением после надвигающейся эвакуации союзников из Галлиполи в октябре 1915 года, он предотвратил эту опасность, проведя серию неудачных операций, проведенных в первой половине следующего года. Непоколебимый, новаторский и смелый стратег, он стремился ослабить и сбить с толку своих противников, а не просто захватить территорию. После захвата территории он обычно останавливался, чтобы закрепить достигнутые успехи и построить укрепленные районы, а не продвигаться в наступление.

В течение 1916 года Юденич продолжал добиваться военных успехов, захватив Эрзурум в феврале, Трабзон в апреле и Эрзинджан в июле, таким образом полностью обойдя османские силы. Его качества великого полководца наиболее ярко проявились во время Эрзурумского наступления, одного из самых смелых наступлений русской армии на Кавказском фронте. Состоящая из внутреннего ядра из нескольких фортов и батарей, крепость Эрзурум была хорошо защищена окопами и проволокой, покрывающей землю между фортами.Русские, которым приходилось атаковать по пересеченной местности, покрытой толстым слоем снега, имели лишь небольшое преимущество в численности. Благодаря Юденичу, лично разработавшему план атаки, русское наступление продвинулось быстро и увенчалось успехом. Падение Эрзурума, якобы самой неприступной крепости Османской империи в восточной Анатолии, принесло Юденичу широкое признание общественности и профессионалов.

К началу 1917 года Кавказская армия Юденича была самой эффективной боевой силой из всех русских армий, участвовавших в войне.Во время бурных революционных событий февраля Юденич вел себя расчетливо, воздерживаясь от чрезмерной поддержки сторонников ослабления династии Романовых и публичных симпатий к отреченному царю Николаю II, императору России (1868-1918). В марте он восстановил общее командование Кавказским фронтом, но отказался возобновить продвижение экспедиционного корпуса в Персии к Месопотамии и приказал двум армейским корпусам отойти в районы с лучшими условиями для расквартирования. Он надеялся, что такой шаг ослабит революционный пыл и поддержит боеспособность и боевой дух его войск.7 мая Временное правительство России отстранило его от командования за неподчинение, и по приказу военного и военно-морского министра Александра Керенского (1881-1970) он уволился с действующей службы.

Гражданская война в России ↑

Позже, в мае, Юденич вернулся в Петроград, где он обнаружил, что царит революционный хаос, а затем отправился в Москву, где установил контакт с подпольными офицерскими группами. Однако вторая революция, потрясшая Россию в октябре, вынудила его скрываться и на следующий год бежать в Финляндию.Там судьба свела его к командиру Белой гвардии Карлу Маннергейму (1867–1951), которого Юденич знал еще по академии Генерального штаба. Их обмены привели его к идее начать вооруженную борьбу против большевиков из-за границы. Чтобы это произошло, он связался с Русским комитетом, контрреволюционной группой, базирующейся в Гельсингфорсе, состоящей из высших царских бюрократов, промышленников и финансистов. В январе 1919 года Комитет назначил Юденича лидером Белого движения на северо-западе России с абсолютными полномочиями.

Если во время Февральской революции Юденич вел «выжидательную игру», стараясь не связывать себя какой-либо конкретной партией, фракцией или реформаторами позднего царского режима, то во время Гражданской войны в России он проявил себя как решительный реакционер. Видя масштабные разрушения, пошатнувшие самые основы единства его страны, он стал стойким сторонником восстановления монархии и неделимой империи. Лишь с большим трудом его убедили признать национальную независимость Эстонии и Финляндии, двух бывших российских губерний, без которых он вряд ли мог рассчитывать на победу в Петрограде. [1]

Юденич провел большую часть первой половины 1919 года, собирая армию и закупая военное снаряжение для осеннего наступления на Петроград. В мае Российский комитет был заменен Политической конвенцией, совещательным органом, призванным служить прообразом правительства северо-западных регионов России. Конвент отправил Юденича в Эстонию, откуда его войска должны были выступить на столицу России. В июне верховный правитель России Александр Колчак (1874-1920) признал Юденича главнокомандующим всеми вооруженными силами на северо-западе России.Колчак даже выделил средства на оплату и оснащение только что организованной Северо-Западной армии Юденича, которая к моменту наступления насчитывала 18 500 человек, 6 танков, 4 бронепоезда, 4 броневика и 53 артиллерийских орудия. [2]

Начавшееся в начале октября наступление быстро продвинулось до окраин Петрограда. Однако командир 3-й -й дивизии Даниил Ветренко (1882-1949) при невыясненных до сих пор обстоятельствах не выполнил приказ Юденича отрезать Николаевскую железную дорогу Москва-Петроград, [3] , что позволило Председателю Реввоенсовета Льва Троцкого (1879-1940), чтобы послать массивное подкрепление, чтобы предотвратить падение города.В результате красные смогли отбросить войска Юденича обратно в Эстонию, где они были интернированы в лагерях, частично под открытым небом, прежде чем были распущены последним приказом своего командира от 22 января 1920 года. [4]

Арест, ссылка и смерть ↑

Через несколько дней Юденича обвинили в попытке побега на оставшиеся армейские средства. Он был арестован несколькими русскими офицерами-авантюристами в сотрудничестве с эстонской полицией. Их неправомерное поведение было опротестовано, и после вмешательства командира британской эскадры, стоявшей на якоре в Ревеле, он был освобожден и разрешен в изгнании во Франции.В течение оставшихся тринадцати лет, проведенных на Французской Ривьере, он в значительной степени избегал политики White émigré , предпочитая вместо этого проводить презентации о военном искусстве. Николай Юденич умер в Сен-Лоран-дю-Вар, [5] недалеко от Ниццы, 5 октября 1933 года.

Тигран Мартиросян, Амстердамский университет

Редактор раздела: Пынар Юре

First World War.com — Кто есть кто

Николай Юденич (1862-1933)
был, хотя и безлюдным, самым успешным русским командиром
Первой мировой войны, демонстрируя замечательную последовательность в обеспечении его
победы на обширном Кавказском фронте.

Родился 18 июля 1862 г.
Юденич поступил в Российскую Императорскую армию в 1879 году, окончив
Академию Генерального штаба спустя восемь лет, после чего он служил на
Генеральный штаб до 1902 г.

Назначен в полковой
командования, Юденич участвовал в неудачной русско-японской войне 1904-05 гг.
Война. Произведенный в генерале в 1905 году, он был назначен начальником штаба
Русские войска в районе Кавказа в 1913 г. (в должности заместителя начальника
из штаба с 1907 г.), эту должность он занимал до Первой мировой войны.

Выдающийся военный
Командир он, тем не менее, был несколько удачлив в выборе противников.
Командиром сначала 2-го Туркестанского корпуса, а затем (до августа 1915 г.)
Главнокомандующий нанес ряд поражений турецким войскам,
включая заметное поражение 3-й турецкой армии при Сарыкамыш в
Декабрь 1914 г .; в следующем году ему снова удалось отбить
Энвер
Планируемое вторжение Паши.

Подчиняется великому князю
Николай Николаевич с августа 1915 г.
выигрышными путями, захватив Эрзерум в феврале 1916 г. (нажмите
здесь, чтобы прочитать его отчет о падении Эрзерума), Трапезунде в апреле и
Эрзинджан в июле.

Безопасно снято с
центров политического контроля он был получателем постоянных похвал и
был счастливым предметом российской пропаганды.

Восстановлено для общей команды
однако с марта 1917 г. Юденич не мог продолжать операции в
Кавказ с учетом турбулентности дел в России. Вскоре на пенсии
впоследствии Временным правительством Юденич вернулся в
Петроград (бывший Санкт-Петербург), пока Октябрьская революция не заставила его
бежать в Финляндию.

После этого он разместил
во главе белых войск, сформированных для марша на Петроград в
осень 1919 года, которую многие считают критическим моментом Гражданской
Война.

В меньшинстве красные
Армия, его войска были вынуждены вернуться в Эстонию, где они были расформированы.
Спасаясь во второй раз, Юденич поселился в ссылке во Франции и умер.
там, 5 октября 1933 года, в Сен-Лоран-дю-Вар, в возрасте 71 года.

Как британский, так и немецкий флот имели около 45 подводных лодок во время Ютландской битвы, но ни одна из них не использовалась.

— Знаете ли вы?

Николай Юденич

Николай Юденич (1862-1933) был царским военачальником в Первой мировой войне. Он стал важным контрреволюционным лидером во время Гражданской войны в России, командуя белыми армиями в северо-западных регионах России.

Родился в 1862 году. Юденич поступил в императорскую армию сразу после того, как ему исполнилось 17 лет. Он получил комиссию и в 1887 году окончил Академию Генерального штаба.

Юденич был командиром полка во время русско-японской войны (1904-5). Он был дважды ранен, но с отличием отслужил в этом, в конечном итоге, катастрофическом конфликте, и в 1905 году был повышен до генерального звания.

С началом Первой мировой войны Юденич был отправлен в Кавказский регион и возглавил операции против Османской империи. После периода безвыходной ситуации войска Юденича нанесли поражение Третьей Османской армии в битве при Эрзуруме в июле 1916 года.

Юденич все еще командовал фракцией, когда в 1917 году разразилась Февральская революция.У него были сложные рабочие отношения с Временным правительством и его военным министром Александром Керенским, который в мае уволил его.

После Октябрьской революции Юденич бежал в Финляндию, где связался с тамошними контрреволюционными группами. К концу 1917 года его выбрали командующим антибольшевистскими силами на северо-западе России. Он также лоббировал делегатов из Великобритании, Франции и США о военной и финансовой помощи, но без особого успеха.

Великая амбиция Юденича состояла в том, чтобы пойти маршем на Петроград, изгнать большевиков и вернуть город.Поскольку большая часть Красной армии была оккупирована в Сибири и на юге России, бывшая столица рассматривалась как слабая цель. Юденич провел большую часть конца 1918 и 1919 годов, собирая армию численностью около 18 000 человек и получая военное снаряжение от союзников и войск адмирала Колчака на востоке.

Юденич начал наступление из Эстонии в начале октября. Он быстро продвинулся, захватил три важных города и дошел до окраин Петрограда. Однако его силам не удалось захватить ключевые железные дороги, что позволило большевикам отбросить подкрепления.К концу октября армия Юденича была отброшена в сторону Эстонии.

Когда в январе 1920 года большевики заключили договор с Эстонией, Юденич попытался бежать вместе со страной с крупными суммами наличных денег. Он был арестован, но позже освобожден, и ему было разрешено покинуть страну. Он прожил свои дни в изгнании, умирая на Французской Ривьере.

Цитата
Название: «Николай Юденич»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / russianrevolution / nikolai-yudenich /
Дата публикации: 3 мая 2019 г.
Дата обращения: 23 мая 2021 г.
Авторские права: Запрещается переиздание содержимого этой страницы без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

(PDF) Юденич, Николай Николаевич

01.03.2021 Юденич, Николай Николаевич | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

https: // энциклопедия.1914-1918-online.net/article/yudenich_nikolai_nikolayevich 2/5

генерал-майор в 1905 г. назначен генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа

в 1907 г. В 1912 г. произведен в генерал-лейтенанты и дослужился до в следующем году стать начальником штаба Кавказского военного округа

. Спустя почти два месяца после начала Первой мировой войны

Юденич был назначен начальником штаба Кавказской армии.

Во время войны Юденич зарекомендовал себя как наиболее успешный русский генерал.

Неутомимый и эффективный труженик, он превратил Кавказский фронт в источник постоянных хороших

новостей и занимал видное место в российской военной пропаганде из-за серии поражений, которые он смог

нанести туркам, особенно в Сарыкамыше и Эрзуруме. .

В свете приказа об отступлении, отданного заместителем командующего Кавказской армией в

декабря 1914 года, Юденич настаивал на защите Сарыкамыша, твердо утверждая, что отступление

может привести к катастрофе.Он сохранил свои позиции к югу от Сарыкамыша, а затем двинул свои войска на новые позиции

, с которых они могли окружить османские силы. В январе 1915 года Юденич был поставлен в командование

главной группировки Кавказской армии России. Проведя

успешных атак в этом качестве, он смог уничтожить остатки

османских войск на позициях русских. За свою роль в победе при Сарыкамыш Юденич был повышен до

командующего Кавказской армией России в звании генерала от пехоты.

В одном из эпизодов летом 1915 года, когда его 4-й Кавказский армейский корпус потерпел поражение

у Малазгирта к западу от озера Ван, Юденич решил не усиливать истощенные части, как того требовала стандартная военная практика

, а тайно сформировал стратегические резервные силы вместо этого. Он сдержал силы

в благоприятный момент, а затем сокрушил наступающих турок фланговой атакой. Когда

Юденич понял, что он может столкнуться с массивным османским подкреплением после надвигающейся эвакуации союзников

из Галлиполи в октябре 1915 года, он предотвратил эту опасность с помощью серии провальных операций

, проведенных в первой половине следующего года.Непоколебимый, новаторский и смелый стратег

, он стремился ослабить и сбить с толку своих противников, а не просто захватить территорию. После захвата

территории он обычно останавливался, чтобы закрепить достигнутые успехи и построить укрепленные районы, а

не продвигались в наступление.

В течение 1916 года Юденич продолжал добиваться военных успехов, захватив Эрзурум в феврале,

Трабзон в апреле и Эрзинкан в июле, таким образом полностью обойдя османские силы.Его качества

великого полководца наиболее ярко проявились во время Эрзурумского наступления, одного из самых смелых

наступлений русской армии на Кавказском фронте. Состоящая из внутреннего ядра

нескольких фортов и батарей, крепость Эрзурум была хорошо защищена окопами и проволокой, покрывающей

земли между фортами. Русские, которым приходилось атаковать по пересеченной местности, покрытой слоем снега толщиной

, имели лишь небольшое преимущество в численности.Благодаря Юденичу, лично разработавшему план атаки

, русское наступление продвинулось быстро и увенчалось успехом.

Первая мировая война

Николай Николаевич Юденич | Encyclopedia.com

шторм

просмотров обновлено 27 июня 2018 г.

(1862–1933), генерал Российской императорской армии, герой Первой мировой войны и лидер антибольшевиков.

Благородный по происхождению, Николай Юденич начал блестящую военную карьеру после того, как в 1887 году с отличием окончил Академию Генерального штаба.Он служил в Генеральном штабе в Польше и Туркестане до 1902 года, участвовал в русско-японской войне (за храбрость получил золотой меч), ​​работал заместителем начальника штаба с 1907 года и стал начальником штаба русских войск на Кавказе. 1913 г. Во время Первой мировой войны Юденич проявил себя как наиболее стабильно успешный генерал России, нанеся множество поражений Турции, особенно при Сарыкамыш (декабрь 1914 г.), а в августе 1915 г. отразив вторжение Энвер-паши в 1915 г. и взяв Эрзурум, Трапезунд. и Эрзинджан (февраль – июль 1916 г.).Следовательно, он занимал видное место в российской пропаганде военного времени. После свержения Романовых в феврале 1917 года Юденич полностью восстановил командование Кавказским фронтом. Однако, встревоженный революцией и отказавшись сотрудничать с Временным правительством, в мае он был уволен с действительной службы. Он вернулся в Петроград и год после Октябрьской революции жил в подполье, а затем бежал в Финляндию. После этого он возглавил антибольшевистские силы в Прибалтике в качестве главнокомандующего Северо-Западной армией.Как и другие белые лидеры, Юденичу не удалось установить эффективный политический режим или привлечь достаточную поддержку союзников, и он страдал от натянутых отношений с нерусскими народами на своей базовой территории. Тем не менее, он организовал наступление белых к окраинам Петрограда осенью 1919 года. Однако Троцкий отбросил свои войска обратно в Эстонию, где они были интернированы перед расформированием в 1920 году. Юденич был ненадолго арестован правительством Эстонии, но был разрешено поселиться в изгнании во Франции.Он в значительной степени избегал политики эмигрантов до самой смерти в Сен-Лоран-дю-Вар.

См. Также: Гражданская война 1917–1922 гг .; белая армия; Первая мировая война

библиография

Модсли, Эван. (2000). Гражданская война в России. Эдинбург: Бирлинн.

Джонатан Д. Смеле

Энциклопедия истории России SMELE, JONATHAN D.

Юденич, Николай Николаевич — Брилл

Все заголовкиАннотированные правовые документы об исламе в Европе в ИнтернетеАрабская литература в Африке в ИнтернетеБазилика в ИнтернетеБрилловая энциклопедия раннего христианства в ИнтернетеБрилл Цифровая библиотека мировой войны Энциклопедия Брилла в неолатинском миреБрилловская энциклопедия в КитаеБриллская энциклопедия онлайн-энциклопедии всемирного пятицикловизма Брилла Интернет-энциклопедия онлайн-энциклопедии Брилла онлайн-энциклопедия Брилла онлайн-энциклопедии Брилла в Интернете Интернет-сикхизм Энциклопедия религий коренных народов Южной Азии Брилла Интернет-каталог онлайн-каталогов, библиография временных выставочных каталогов с 1876 года, содержащих предметы из иудаики. Перспективы китайских исследований в Интернете. Контекст Священного Писания в Интернете. Iranica OnlineЭнциклопедия IslamicaЭнциклопедия иудаизмаЭнциклопедия древнегреческого языка и лингвистикиЭнциклопедия арабского языка и лингвистикиЭнциклопедия буддизма онлайнEnc энциклопедия китайского языка и лингвистики, энциклопедия христианства в Интернете, энциклопедия ранней современной истории в Интернете, энциклопедия иврита и лингвистики, энциклопедия еврейской истории и культуры в Интернете, энциклопедия евреев в исламском мире, энциклопедия права и религии, энциклопедия славянских языков и языковая литература в Интернете, энциклопедия славянских языков и языковая литература в Интернете, энциклопедия славянских языков и языковая литература в Интернете Geschichte und KulturFlavius ​​Josephus Online Справочник по иностранному праву Газетир Персидского залива, Омана и Центральной Аравии Online Справочник по урегулированию споров ВТО / ГАТТ Изображения для библиографии истории и археологии Восточной Европы в средние века Международная энциклопедия сравнительного права Online International Law & World Order: Weston’s International Law & World Order: Weston’s International Law & World Order: Основные документы Международные морские границы Иезуитская историография в ИнтернетеЛексикон греческих грамматиков древностиLexikon des gesamten Buchwesens OnlineLexikon für Kirchen- und ReligionsrechtNeues S система философии Wissenschaften im Grundriss Online Философия в исламском мире Интернет: 8-10 века Религия в прошлом и настоящемЗакон Розенна и практика Международного суда: 1920-2015 гг. — Полное издание Кодексов Наг-Хаммади. Теология и общество в Интернете. Руководство SHAFR в Интернете. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву. Словарь для изучения религии. Всемирная христианская энциклопедия в Интернете. Ежегодник мусульман в Европе в Интернете. Все названия в публикациях Гаагской академии международного права.
Сборник курсов Гаагской академии международного права Серии коллок и семинаровСпециальные выпуски Центр исследований и исследований в области международного права и международных отношенийВсе названия в рамках History of Global Christianity Online
Geschichte des globalen Christentums OnlineИстория глобального христианства в ИнтернетеВсе книги в рамках изучения Корана в Интернете
Concordance et Indices de la Tradition Musulmane OnlineСловарь использования Корана в Интернете, Энциклопедия Корана, Энциклопедия канонических хадисов, онлайн, Соответствие Корана, Все названия в Энциклопедии ислама
Энциклопедия ислама, первое издание (1913-1936) Энциклопедия ислама, второе издание Энциклопедия ислама, второе издание, глоссарий и указатель терминов
Брокельманн на английском языке: История арабской письменной традиции онлайн, Брокельманн онлайн, Все названия в рамках истории Афганистана
История Афганистана Дополнения к Истории Афганистана Все названия в New Pauly Online
Новые дополнения Паули Брилла II — Том 10: История и культура Византии Новые дополнения Паули Брилла II — Том 12: Восприятие античности в эпоху Просвещения Новые дополнения Паули Брилла II — Том 7: Фигуры старины и их восприятие в искусстве, Литература и музыка Новые дополнения Поли Брилла II — Том 8: Восприятие античности в гуманизме эпохи Возрождения , Даты и династии Новые дополнения Паули Брилла I — Том 2: Словарь греческих и латинских авторов и тексты Новые дополнения Паули Брилла I — Том 3: Исторический атлас древнего мира Новые дополнения Паули Брилла I — Том 4: Восприятие мифов и мифов Новые Паули Брилла Дополнения I — Том 5: Восприятие классической литературы Новые дополнения Поли Брилла I — Том 6: История класса ical Scholarship — Биографический словарьDer Neue PaulyDer Neue Pauly Supplemente II Online — Band 10: Frühgeschichte der MittelmeerkulturenDer Neue Pauly Supplemente II Online — Band 11: ByzanzDer Neue Pauly Supplemente II Online — Band 13: Das 18.Ярхундерт: Lexikon zur Antikerezeption в Aufklärung und KlassizismusDer Neue Pauly Supplemente II Online — Band 8: Historische GestaltenDer Neue Pauly Supplemente II Online — Band 9: Renaissance-HumanismusDer Neue Pauly Supplementer Date: der Neue Pauly SupplementerDate 1: Herrsan Anti-Spansemente Date: de Irs. DynastienDer Neue Pauly Supplemente I Online — Band 2: Geschichte der antiken Текст: Autoren- und WerklexikonDer Neue Pauly Supplemente I Online — Band 3: Historischer Atlas der Antiken WeltDer Neue Pauly Supplemente I Online — Band 4: Rezenschants- und Wisseptions Bänden 13-15 / 3 des Neuen PaulyDer Neue Pauly Supplemente I Online — Band 5: Mythenrezeption: Die antike Mythologie in Literatur, Musik und Kunst von den Anfängen bis zur GegenwartDer Neue Pauly Supplemente I Online — Band 6: Geschchensischichte der. Neue Pauly Supplemente I Online — Band 7: Die Rezeption der antiken Literatur Все названия в Christian-M Услим Отношения
Христианско-мусульманские отношения 1500-1900 годы Христианско-мусульманские отношения 600-1500 Все книги в Jacoby Online
Новый Джейкоби Брилла Новый Джейкоби Брилла, второе издание Die Fragmente der Griechischen Historiker Part I-IIIDie Fragmente der Griechischen Historiker Part I-IIIDie Fragmente der Griechischen Historiker Part IVDie Fragmente der Griechischen Historiker Part V
Грегори Ниссени Opera OnlineLexicon Gregorianum Online Все заголовки в African Research Online
Интернет-справочник по африканским исследованиям Ежегодник Африки в Интернете Все заголовки в классических арабских текстах в Интернете
Kitāb Futūḥ al-buldān (арабский текст) Kitāb Futūḥ al-buldān (английский перевод) Mukhtaṣar Kitāb al-Buldān Taʾrīkh al-rusul wa-l-mulūk Все названия в средневековой справочной библиотеке Брилла
Энциклопедия средневековья Брилла, Энциклопедия средневековой одежды и текстиля, Энциклопедия средневекового паломничества, Энциклопедия средневековых хроник, Все издания Международного ежегодника и государственных деятелей, в том числе Кто есть кто в международном публичном праве
Международный ежегодник и государственные деятели «Кто есть кто, кто есть кто в международном публичном праве» Все названия в электронной библиотеке свитков Мертвого моря
Электронная библиотека свитков Мертвого моря Библейские тексты Электронная библиотека свитков Мертвого моря Небиблейские тексты

Получить доступ

Юденич, Николай Николаевич

(30 июля 1862 г., Москва — 5 октября 1933 г., Сен-Лоран-дю-Вар близ Ниццы, Франция), русский генерал.Поступив в 1879 году в Российскую Императорскую армию, Юденич получил образование в Александровском военном училище и Академии Генерального штаба. До 1902 года он служил в различных штабных должностях. Участвуя в русско-японской войне 1904–1905 годов, в 1905 году получил звание генерала. В 1913 году он стал начальником штаба Кавказского военного округа.…

Цитировать эту страницу

Дальманн, Диттмар,

«Юденич Николай Николаевич», в:
Цифровая библиотека Брилла времен Первой мировой войны.Проведена онлайн-консультация 23 мая 2021 г.

Впервые опубликовано в Интернете: 2015 г.

▲ Вернуться к началу ▲

Лидерство белых — Причины победы красных в Гражданской войне — Высшая редакция истории

Белые армии имели ряд преимуществ в Гражданской войне:

  • Их лидерами были опытные военачальники
  • Они контролировали огромные территории России
  • Они окружили большевиков
  • Они пользовались активной поддержкой зарубежных стран, которые вмешались в Гражданскую войну от их имени.

Однако по мере развития гражданской войны белые армии начали сталкиваться с серьезными проблемами и трудностями в организации своих кампаний. Против напора и безжалостной энергии большевиков их кампании пошатнулись. К концу 1920 года большевики были близки к полной победе.

Слабости белой армии

У белых был ряд слабостей, которые привели к их поражению.

Разделенное руководство

В то время как у большевиков был Ленин в качестве лидера, ни один человек не руководил белыми силами.

У белых было несколько лидеров — Юденич, Колчак, Деникен и Врангель. Все хотели себе славы. Пытаясь победить красных, они также часто соревновались друг с другом. Все они были амбициозными людьми, и каждый был полон решимости взять под свой контроль Россию.

Деникен, а затем Врангель были сосредоточены на юге, адмирал Колчак — на северо-востоке, а Юденич — на западе. Они были так далеко друг от друга, что не могли координировать атаки.

В результате между различными Белыми армиями практически не было сотрудничества. Они сражались независимо, и это облегчило Красной Армии возможность победить их индивидуально.

Жестокость и коррупция

Силы Белой армии часто вели себя с большой жестокостью и жестокостью в контролируемых ими районах. Города были сожжены, имущество разрушено или украдено, посевы и скот были захвачены силой. Если гражданские лица возражали, их ожидали пытки и казнь. Неизбежно белые стали ненавидеть и бояться.

Коррупция была широко распространена в районах, контролируемых белыми. Белые солдаты грабили магазины и дома и часто были пьяны. Черный рынок был создан для товаров, изначально предназначенных для ведения войны.

Моральный дух

Большевики боролись за вполне определенную цель — создание и выживание коммунистической России.

Навигация по записям

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.