Вторая природа это в обществознании: понятие «вторая природа» характеризует — Школьные Знания.com

т!

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 1 (63). C. 203-206. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2016/1 /

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

9. Ражев Д. И., Епимахов А. В. Феномен многочисленности детских погребений в могильниках эпохи бронзы // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2005. Вып. 5. С. 107-113.

10. Среда, культура и общество лесостепного Зауралья во второй половине I тыс. до н.э.: по материалам Павли-новского археологического комплекса. Екатеринбург — Сургут: Магеллан, 2009. 298 с.

11. Agarwal S. C., Glencross D. F. (eds.). Social Bioarchaeology. Oxford, 2011. 449 p.

12. Chamberlain A. Demography in Archaeology. Cambridge, 2006. 235 p.

13. Cohen M. N., Crane-Kramer G. M. M. (eds.). Ancient Health: Skeletal Indicators of Agricultural and Economic Intensification. Gainesville — Tallahassee — Tampa — Boca Raton, 2007. 464 p.

14. Duday H. The Archaeology of the Dead: Lectures in Archeothanatology / translated into English by A. M. Cipriani. Oxford, 2009. 158 p.

15. Krause R., Korjakova L. (Hrsg.). Zwischen Tradition und Innovation. Studien zur Bronzezeit im Trans-Ural (Russische Föderation). Bonn, 2014. 467 S.

16. Larsen C. S. Bioarchaeology: Interpreting Behaviour from the Human Skeleton. Cambridge, 1997. 462 p.

17. Ubelaker D. H. Human Skeletal Remains: Excavation, Analysis, Interpretation. Taraxacum, 1989. 172 p.

BRONZE AGE BURIALS OF SOUTHERN TRANS-URAL REGION (PALEOPATHOLOGICAL ASPECT)

Sharapova Svetlana Vladimirovna, Ph. D. in History Institute ofHistory and Archeology of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences [email protected] ru

Jeanna Loyer

Queen’s University Belfast [email protected]

Soldatkin Nikolai Viktorovich

Institute ofHistory and Archeology of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

[email protected] ru

Stolarczyk Eliza

Goethe University of Frankfurt [email protected]

The article presents the findings of the excavations of the Bronze Age burial in the Southern Trans-Ural Region, examines the archeological context and data of the paleopathological studies of the skeletal remains. Relying on cross-cultural analysis the authors propose one of the possible explanations of the phenomenon of the multiplicity of children’s burials of the Bronze Age steppe cultures. Due to interdisciplinary approach the paper broadens the range of interpretative possibilities for subsequent social reconstructions.

Key words and phrases: Southern Trans-Ural Region; the Bronze Age; timber-grave culture / community; children’s burials; paleopathology; stress markers.

УДК 130.2(045) Философские науки

В статье рассматриваются категории «вторая природа» и «культурный ландшафт» в рамках философских исследований, ставится вопрос о необходимости их одновременного применения. Предпринимается попытка сравнения этих понятий, делается акцент на выявлении их различий с использованием традиционного выделения в концепции культурного ландшафта культурологического и географического направлений. Делается вывод, что указанные категории в первом подходе могут рассматриваться как взаимодополняющие, во втором — как идентичные.

Ключевые слова и фразы: вторая природа; культурный ландшафт; культурное пространство; культура; техника. Шишкина Анастасия Андреевна, к. филос. н.

Ижевский государственный технический университет имени М. Т. Калашникова [email protected] гы

«ВТОРАЯ ПРИРОДА» И «КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ» КАК ФИЛОСОФСКИЕ КАТЕГОРИИ©

«Вторая природа» и «культурный ландшафт» прочно вошли в повседневный и научный лексикон современного человека, проявляя сущностные характеристики его бытия: свободный выбор, коммуникацию, творчество и стремление к самореализации.

© Шишкина А. А., 2016

И тот, и другой феномен активно рассматриваются как в философских исследованиях, так и в культурологических, исторических, социологических, географических и других. Поскольку нет однозначного определения ни у «второй природы», ни у «культурного ландшафта» (в философских словарях и многих других данные понятия не отражаются), то зачастую они воспринимаются как взаимозаменяемые. И «вторая природа», и «культурный ландшафт» подразумевают наличие чего-либо изначально не существующего в природе. Однако при этом в названиях отражено, что культурный ландшафт подразумевает большую подчинённость именно культуре, а вторая природа — законам естественной необходимости. Так ли это на самом деле? Есть ли принципиально расхожие черты, которые позволяют употреблять обозначенные понятия в качестве самостоятельных?

Категория «вторая природа» крайне редко избирается объектом отдельных научных исследований (философских, культурологических, социологических), в которых рассматривались бы сущностные характеристики данного явления. С 1992 г. по настоящее время можно назвать только 2 диссертационные работы, посвящён-ные этому феномену [4; 6]. В то время как понятие «культурный ландшафт» за этот же период было объектом научных исследований (кандидатских и докторских работ) многократно. При этом большая часть работ приходится на географические исследования (Е. Ю. Колбовский, Т. Е. Исаченко, В. Н. Калуцков, А. В. Лысенко), меньшая — на философские (Е. А. Воробьева, А. А. Белокуров, Р. Ю. Федоров, А. А. Шишкина), культурологические (М. А. Махотлова), архитектурные (М. В. Скуднева).

Говорит ли этот факт о том, что понятие «вторая природа» было напрямую замещено «культурным ландшафтом»? Возможно, это характеризует философские и культурологические работы, которые взяли последнее понятие на вооружение сравнительно недавно. В то время как в географических — «культурный ландшафт» имеет давнюю историю.

По мнению большинства учёных, разрабатывающих концепцию культурного ландшафта, она зарождалась и продолжает развиваться в двух основных направлениях, которые А. Г. Исаченко обозначил как географическое (ландшафтоведческое) и культурологическое [2, с. 8, 10], а А. В. Лысенко — природоцентричное и культуроцентричное [5, с. 10].

Географический подход развивается в среде естественных наук, где основными характеристиками культурного ландшафта называются длительное использование, высокая производительность, многофункциональность, полезность, необратимость изменений. В работе А. Г. Исаченко главными качествами культурного ландшафта выступают: «1) высокая производительность и экономическая эффективность и 2) оптимальная экологическая среда для жизни людей» [1, с. 168].

Культуроцентричное направление рассматривает, прежде всего, духовную составляющую культурного ландшафта: его интеллектуальность, символичность, познавательность. Культурный ландшафт в данном случае — это среда формирования и развития определённой культуры, необходимое условие для сохранения, передачи и функционирования практического знания и духовного опыта одним поколением другому [11, с. 153].

Главное различие в двух подходах А. Г. Исаченко усматривает в разных объектах исследования: «…для ландшафтоведа объектом является ландшафт как таковой, как целостная система, а культура — лишь как один из его элементов, то для географа-культуролога служит подлинным объектом исследования, а ландшафт играет роль некоторой вспомогательной конструкции или даже элемента культуры» [2, с. 13].

А. А. Шишкина, объединяя данные подходы, формулирует единое определение культурного ландшафта как локального варианта культурного пространства, совокупности материальных и идеальных объектов, созданных человеком в определенных географических условиях, отражающих особенности его культуры и направленных на ее воспроизведение. Основными общими свойствами пространства и ландшафта называются: целенаправленность, деятельностность, осмысленность, неоднородность составляющих культур, связность, целостность, многомерность и системность [10, с. 10]. Однако все перечисленные свойства можно усмотреть и во «второй природе». Этому соответствуют определения М. В. Ладухиной, И. Т. Фролова и В. К. Королёва.

М. В. Ладухина отметила, что «»Вторая природа» — это созданная человеком реальность», которая характеризуется как искусственная, специальная, неприродная, культурно обусловленная и наполненная [4, с. 93]. И. Т. Фролов, В. К. Королёв напрямую отождествляют понятия «вторая природа» и «культура». Ко второй природе, согласно данному определению, относятся предметы и результаты труда, материальные основания общественных отношений, совместная деятельность по преобразованию «первой» и «второй» природы, изменения человека [3; 8].

Исходя из неоднозначности трактовок понятия «вторая природа», В. Н. Овчаренко разграничивает его с «искусственной средой», «искусственной природой», «очеловеченной природой», «географической средой». «»Вторая природа», — отмечает он, — это социально преобразованная и внутренняя для общества географическая среда, состоящая из целенаправленно изменённых человеком объектов природы, которые функционируют как аналогичные природные объекты, но их развитие направляется и контролируется человеком» [6, с. 4].

Выводы В. П. Тугаринова во многом совпадают с философскими изысканиями В. Н. Овчаренко: «Далеко не все созданное человеком может быть названо «второй природой». Засеянное поле — это «вторая природа», а здание, одежда, телевизор, холодильник — нет» [7, с. 35]. Таким образом, данные определения позволяют разграничить скорее «вторую природу» с техносферой, чем с «культурным ландшафтом».

В связи с таким подходом, понятие «вторая природа» ещё больше ограничивает круг явлений, который очерчивают «культурный ландшафт» и «культурное пространство». Культурный ландшафт в своём определении включает и живую и неживую природу: лесополосу, сад камней, коттеджный посёлок и т.д. Выделяемые

культурологическим подходом характеристики: интеллектуальность, символичность, познавательность -вообще не имеют смысла без живой составляющей, форм отражения в живой природе.

Однако «вторая природа» подразумевает только «живой» культурный ландшафт, органическую природу, которая была коренным образом перестроена (помещена в искусственные условия, приобрела новые характеристики, обнаружила в себе новые функции и сущность).

Таким образом, следуя логике культурологического и географического подходов в осмыслении феномена культурного ландшафта, можно выделить два аналогичных, наиболее общих подхода к пониманию соотношения понятий «культурный ландшафт» и «вторая природа». Их объединяет выделение в структуре окружающей среды (так же, как и географической) двух важнейших составляющих — естественной и искусственной сред обитания, — соотношение которых в итоге и определяет разницу рассматриваемых нами понятий.

Культурологический подход (Рисунок 1):

1. «вторая природа» и «культурный ландшафт» — самостоятельные понятия;

2. культурный ландшафт как часть географической среды и культурного пространства включает и техносферу, и вторую природу.

ПРИРОДА ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

I

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СРЕДА

I

КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО

I

КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ

ВТОРАЯ ПРИРОДА ТЕХНОСФЕРА

Рис. 1. Соотношение ключевых понятий по взаимодействию природного и человеческого бытия в культурологическом подходе

Географический подход (Рисунок 2):

1. «географическая среда» и «культурное пространство» — синонимы;

2. «вторая природа» и «культурный ландшафт» — синонимы.

ПРИРОДА

I

ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

I

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СРЕДА (КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО)

КУЛЬТУРНЫЙ ландшафт техносфера

(ВТОРАЯ ПРИРОДА)

Рис. 2. Соотношение ключевых понятий по взаимодействию природного и человеческого бытия в географическом подходе

Таким образом, различение понятий «культурный ландшафт» и «вторая природа», очевидно, обнаруживается в рамках культурологического (культуроцентричного) направления в концепции культурного ландшафта и не проявляется должным образом в географическом (природоцентричном) подходе, где указанные категории рассматриваются в качестве синонимов. Этот факт ни в коем случае не обедняет географический подход, однако проявляет его большую материалистическую направленность. Современные философские исследования, в свою очередь, имея большую тягу к гуманитарной составляющей знания, способствуют самостоятельному развитию и установлению новых смыслов категорий «культурный ландшафт» и «культурное пространство», разделяя их, но обнаруживая между ними взаимодополняемость и взаимообусловленность.

Список литературы

1. Исаченко А. Г. Введение в экологическую географию: учеб. пособие. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2003. 192 с.

2. Исаченко А. Г. О двух трактовках понятия «культурный ландшафт» // Известия Русского географического общества. СПб.: Наука, 2003. Т. 135. Вып. 1. С. 5-16.

3. Королев В. К. Вторая природа [Электронный ресурс] // Культурология: краткий тематический словарь / под ред. Г. В. Драч, Т. П. Матяш. URL: http://www.terme.ru/dictionary/858/word/vtoraja-priroda (дата обращения: 14.01.2015).

4. Ладухина М. В. Культура как «вторая природа»: опыт культурологического анализа: дисс. … к. культурологии. Саратов, 2005. 161 с.

5. Лысенко А. В. Культурные ландшафты Северного Кавказа: структура, особенности формирования и тенденции развития: автореф. дисс. … д. геогр. н. Ставрополь, 2009. 41 с.

6. Овчаренко В. Н. «Вторая природа» в системе связей природы и общества: автореф. дисс. … к. филос. н. М., 1992. 27 с.

7. Тугаринов В. П. Природа, цивилизация, человек. М.: Издательство Ленинградского университета, 1978. 130 с.

8. Фролов И. Т. Введение в философию [Электронный ресурс]. М.: Республика, 2003. 623 с. URL: http://sbiblio.com/ BIBLIO/archive/frolov_vvedenie/14.aspx (дата обращения: 12.10.2015).

9. Шишкина А. А. Культурный ландшафт и культурное пространство как формы отражения культуры // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 7 (13). Ч. II. С. 219-223.

10. Шишкина А. А. Культурный ландшафт как система ценностей экологического сознания: автореф. дисс. … к. филос. н. Ижевск, 2012. 21 с.

11. Шишкина А. А. Культурный ландшафт: основные концепции // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «Социальные науки». Нижний Новгород: ННГУ, 2011. Вып. 1. С. 151-157.

«SECOND NATURE» AND «CULTURAL LANDSCAPE» AS PHILOSOPHICAL CATEGORIES

Shishkina Anastasiya Andreevna, Ph. D. in Philosophy Kalashnikov Izhevsk State Technical University [email protected]

The article examines the categories «second nature» and «cultural landscape» in the framework of philosophical studies, the question is raised about their simultaneous application necessity. An attempt is undertaken to compare these notions; revealing their differences with the use of the traditional separation of culturological and geographical directions in the conception of cultural landscape is emphasized. The conclusion is made that the mentioned categories in the first approach may be considered as complementary ones, in the second approach — as identical ones.

Key words and phrases: second nature; cultural landscape; cultural space; culture; technology.

УДК 94(470.65)

Исторические науки и археология

На основе материалов Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области представлены результаты просопографического исследования коллективного облика молодёжи Южного района г. Пенза в 1937 г. В процессе проведенного исследования были получены данные, которые содержат сведения о численности, возрасте, уровне образования и занятиях комсомольцев и несоюзной молодёжи, а также проанализированы основные причины роста комсомольской организации и мотивы исключения из рядов ВЛКСМ.

Ключевые слова и фразы: молодёжь; комсомол; Пенза; комсомольская пропаганда; Тамбовская область; советская власть; «враг народа».

Якимов Кузьма Александрович

Тамбовский государственный технический университет gnom-gnom [email protected] т

МОЛОДЕЖЬ ЮЖНОГО РАЙОНА ПЕНЗЫ В 1937 Г.©

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-31-01002.

Настоящее исследование было проведено с целью всестороннего изучения особенностей несоюзной молодежи и комсомольцев Южного района г. Пензы в 1937 г. Следует обратить внимание на тот факт, что с момента образования самостоятельной Тамбовской области 27 сентября 1937 г. Пенза вошла в её состав и просуществовала в качестве районного центра до 4 февраля 1939 г. В силу данного обстоятельства пензенские комсомольские архивные документы за 1937-1938 гг. хранятся в Государственном архиве социально-политической истории Тамбовской области. На основании статистических данных отчета Южного райкома ВЛКСМ г. Пензы о росте организации за 1937 г. и о состоянии комсомольского хозяйства [2, д. 81, л. 103-105] было проведено просопографическое исследование, направленное на выявление характерных черт несоюзной молодёжи и комсомольцев.

© Якимов К. А., 2016

Содержание

Общество и природа. Общество и культура

На экзамене проверяются дидактические единицы: понятие природы; понятие материального мира; взаимодействие природы и общества; взаимодействие общества и культуры.

Словарь основных терминов (понятий) с комментариями

Природа — одна из наиболее общих категорий науки и философии. Обычно под природой понимается естественная среда обитания человека и общества, имеющая качественную специфику в сравнении с обществом. Если в обществе действуют люди, наделенные сознанием и волей, то в природе действуют слепые, бессознательные силы.

Взаимодействие человеческого общества и природы — человек — существо не только социальное, но и биологическое, следовательно, общество — часть живой природы. Первоначально человек ощущал себя неотъемлемой частью природы, что нашло отражение в ранних религиях — язычестве, когда природные явления одушевлялись. Постепенно люди стали изменять окружающий мир, обособившись от природы, но не потеряв связь с ней. Вместе они составляют материальный, т. е. реальный мир или окружающую среду. Ученые выделяют два вида окружающей среды — естественную (природу) и искусственную — «вторую природу», которую создают люди.

Природа всегда влияла на жизнь общества, замедляя или ускоряя его развитие. Так, первые очаги цивилизации возникли в долинах рек, благоприятных для земледелия. Природный фактор повлиял на занятия и общественный строй, характер и образ жизни людей.

Взаимосвязь природы и общества может быть гармоничной и конфликтной. Так, деградация природной среды (загрязнение атмосферы, водоемов, вырубка лесов и т. д.) ведет к ухудшению здоровья людей, исчерпаемости ресурсов.

Общество и природа оказывают друг на друга значительное влияние и в этой взаимосвязи природы и общества заключается основа единства мира.

Общество в широком смысле слова определяют — это совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей.

Культура — совокупность норм, ценностей, традиций, выработанных человеком в результате своей деятельности. Деятельность объединяет понятия общество и культура. В отечественной культурологии культуру рассматривают как продукт деятельности общества, а общество — как субъект этой деятельности. Общество и культура не соотносятся как целое и часть, они взаимопроникают, и поэтому общественные отношения являются критерием уровня культуры общества и человека, а содержание культуры определяется развитием общества и человека как субъекта деятельности. Человек не рождается культурным, он им становится в обществе. Но человек выступает и творцом культуры. Следовательно, человек, как существо социальное (общественное), — продукт культуры, с одной стороны, с другой — ее творец.

Урок 1. общество и науки, изучающие общество — Обществознание — 10 класс

Обществознание, 10 класс

Урок 1. Общество и науки, изучающие общество.

Вопросы, рассматриваемые на уроке:

  1. Общество в узком и широком смысле слова.
  2. Взаимодействие общества и природы.
  3. Общее и различное в поведении животных и деятельности человека.
  4. Культура в многообразии ее проявлений.
  5. Взаимовлияние культуры и общества.
  6. Культура и цивилизация.
  7. Науки, изучающие общество.

Глоссарий по теме:

История – наука о прошлом и настоящем человечества.

Философия – это наука о самых общих принципах развития бытия, общества и человека.

Социология — это наука об обществе, составляющих его системах и закономерностях его функционирования и развития, социальных институтах, отношениях и общностях

Экономика – наука о способах рационального ведения хозяйства.

Политология — изучает политическую жизнь общества.

Правоведение — наука, изучающая свойства государства и права; совокупность правовых знаний.

Психология – наука о внутреннем мире человека;

Религиоведение – наука о религиях;

Культурология изучает культуру как целостное явление достижений человечества.

Ключевые слова

Общество в узком смысле слова; общество в широком смысле слова; взаимовлияние культуры и общества; деятельность человека; деятельность животного.

Основная и дополнительная литература:

Учебник «Обществознание» для 10 класса авторов: Л.Н. Боголюбова, Ю.И. Аверьянова, А.В. Белявского. Москва. Издательство «Просвещение», 2014.

Дополнительная литература.

Обществознание. Тетрадь-тренажёр. О.А.Котова, Т.Е. Лискова 10 класс, М., Просвещение, 2013 г. С. 7-17.

Рабочая тетрадь по обществознанию к учебнику Л.Н. Боголюбова «Обществознание». Ч.1,10 класс. С. 5-13.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Слово «общество» всем известно из обихода нашей жизни. Оно привычно для нас и мы не задумываясь произносим его. При этом, это многогранное понятие и у него может быть множество определений: общество книголюбов, дворянское общество. В данном случае слово «общество» обозначает определенную группу людей, объединившихся для общения или совместной деятельности. Возможны другие понятия: первобытное общество, феодальное общество, английское общество. Здесь мы имеем в виду определенный этап исторического развития или отдельную страну. Обществом может быть человечество в целом. В широком смысле, наука определяет общество так: это обособившаяся от природы, но тесно с ней связанная часть мира, которая включает в себя формы объединения людей и способы их взаимодействия.

Все живые существа взаимодействуют с окружающей средой (с природой, другими живыми существами). Животные приспосабливаются к окружающей среде, а деятельность человека носит практически –преобразовательный характер, хотя приспособление занимает большое место в его жизни. Человек преобразует окружающую среду, используя орудия труда. Действия животных и человека сообразуются с целью, то есть целесообразны. Целесообразность в данном случае — приспособленность организмов к условиям существования и согласованность работы различных органов в целостном организме. Но только человеку присуще целеполагание — это практическое осмысление своей деятельности, это постановка целей и их достижение. Только человек способен выходить за рамки программы, заложенной природой. Ни одно животное, даже высокоорганизованное, не обладает такой способностью. Вспомним известные слова тургеневского героя Базарова «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник».

В науке существуют разные взгляды по поводу влияния природной среды на развитие общества, но все ученые согласны в том, что она оказывает воздействие на общественный прогресс, от нее зависит темп развития народов. Так, в общественном прогрессе большую роль играет наличие на территории проживания народов полезных ископаемых, выхода к морям, обилие рек, плодородной почвы. Также некоторые ученые считают, что климатические условия определяют и характер людей. Например, Шарль Монтескье говорил: «Подобно тому, как различаются климаты по градусам широты, их можно было бы различать по степени чувствительности людей. Одну и ту же оперу в Англии слушают холодно, а в Италии – с восторгом». В свою очередь, и общество влияет на природу. Взаимодействие человека с природой не может быть только отрицательным или только положительным. Мы знаем много примеров как положительного, так и отрицательного влияния общества на окружающую среду.

Например, издаются законы по охране природы, создаются заповедники, строятся очистительные сооружения. Но одновременно человек нерационально использует ресурсы земли, бездумно загрязняется окружающая среда, многие животные занесены в «Красную книгу», многие безвозвратно исчезли.

Над природой естественной надстроена «вторая природа», сотворенная человеком – это культура. Слово культура происходит от латинского kultura- возделывание, воспитание, образование. В широком смысле слова культура означает всю преобразовательную деятельность всех поколений человечества и ее результаты. Мир культуры условно подразделяют на материальную и духовную составляющую деятельности человека. Народы отличаются друг от друга своей самобытной культурой. Своеобразие проявляется в традициях, обрядах, семейном укладе, религиозных взглядах и языковыми различиями. В то же время всем культурам присущи общие черты и формы. Их называют культурными универсалиями. Ими являются типовые аспекты жизни, которые присутствуют во всех известных обществах. Это общие черты и явления присущие культурам разных народов на всех этапах развития. Культура, в отличие от цивилизации, созданная человеком «вторая природа», мир, созданный человеком.

Цивилизация же включает в себя всю созданную человеком культуру, самого человека, является социокультурным образованием, это способ существования людей в среде своего обитания.

Жизнь общества сложна и многогранна, поэтому ее изучают многие науки, получившие название общественных. Каждая из них рассматривает определенную область общественной жизни.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля:

1.Вставьте пропущенное слово:

«_______ _ _______ ______ -это обособившаяся от природы, но тесно с ней связанная часть мира, которая включает в себя способы взаимодействия людей и формы их объединения».

Варианты ответов:

1) Общество в широком смысле;

2) Общество в узком смысле;

3) Природа и общество.

Правильный вариант/варианты: 1) Общество в широком смысле.

2.Выберите правильные суждения об обществе.

  1. Общество – это совокупность всех форм объединения и способов взаимодействия людей, в которых выражается их взаимосвязь.
  2. В узком смысле под обществом понимают определенный этап исторического развития.
  3. Общество представляет собой закрытую систему, не взаимодействующую с внешней средой.
  4. В широком смысле под обществом понимают группу людей, объединившихся для совместной деятельности.

Правильный вариант/варианты: 1,2

Воздействие человека на природу | План-конспект урока по обществознанию (7 класс):

Ф. И. ___________________________________________________________________________

Тема урока ______________________________________________________________________

Задание 1. Заполнить пропущенные слова в схеме, по ходу рассказа учителя.  

Появление

на Земле

…               ,

Появление        …

влияние         …           на природу

 ….

хозяйство 

….

хозяйство

малый вред

большой вред

Задание 2. Как ты понимаешь выражение «вторая природа»? ____________________________

_____________________________________________________________________________________

Задание 3. Прочитай материал учебника  (1 абзац п. 2 стр. 123) и дайте определение понятию

«Экология»  — _________________________________________________________________________

Задание 4. По ходу рассказа о техногенных авариях, напишите год, когда произошла трагедия, причины и последствия. 

1. Чернобыльская АЭС (год —   … ) Причины и последствия: __________________________________

______________________________________________________________________________________

 ______________________________________________________________________________________

2. Нефтяная катастрофа в Мексиканском заливе (год —   … ) Причины и последствия: _____________

______________________________________________________________________________________

______________________________________________________________________________________

3. Аральское море (год —   … ) Причины и последствия: ______________________________________

______________________________________________________________________________________

______________________________________________________________________________________

Задание 5.  Работая с текстом учебника (п. 2 стр. 123), заполните схему.

Ресурсы Земли

Задание 6. Работа по группам. Работая с материалом учебника (стр. 128-130, п. Загрязнение атмосферы) выделите причины и опасности экологической проблемы – загрязнение атмосферы. Далее разработайте проект на тему «Пути решения экологической проблемы – загрязнение атмосферы» (С группы выступят 2 ученика: 1 расскажет о причинах и опасностях, 2 ученик защитит проект — цветок, на лепестках которого написаны пути решения) 

Домашнее задание

1) А какую эмблему ты предложил бы для экологического движения в нашей школе? (Нарисовать эмблему)

2) Составить ЭКОкроссворд (т.е. с любыми понятиями, связанными с темой «Природа»)

Читать книгу «Обществознание» онлайн полностью📖 — Николая Плавинского — MyBook.

Макет подготовлен при содействии ООО «Айдиономикс»

© Плавинский Н.А., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

1. Человек и общество

1.1. Природное и общественное в человеке

Общество – часть мира, которая включает в себя способы взаимодействия людей и формы их объединения. В центре общественного развития находится человек – биологическое индивидуальное существо, имеющее сознание и волю. Природа существует и развивается по своим собственным, независимым от человека и общества законам.

Человеческое общество выступает в качестве творца и преобразователя культуры. Культура в широком смысле означает всё созданное человеком: это сотворённая человеком вторая природа, надстроенная над природой естественной.

Вместе с тем необходимо осознавать неразрывную связь природы и общества. С одной стороны, природная среда, географические и климатические особенности оказывают значительное воздействие на общественный прогресс. С другой стороны, и общество серьёзно влияет на естественную среду обитания человека.

Основой общественных связей является человеческая деятельность. В ходе совместной деятельности возникает взаимодействие между её участниками. Все живые существа взаимодействуют с окружающей средой (с природой, другими живыми организмами). Но только деятельность человека носит практический и преобразовательный смысл. Человек не только приспосабливается к существующим природным и социальным условиям, но и серьёзно преобразует их.

Для человеческой деятельности характерно стремление к определённой цели. Человеческая деятельность – основа, исходный пункт взаимосвязей и отношений, которые возникают в обществе. Вместе с тем жизнь общества не сводится только к деятельности. Она сама порождается материальными и духовными потребностями, интересами, ценностными ориентирами людей.

Важным условием жизни человека является коллективность. Его жизнь определяется взаимодействием с другими людьми. В этом человек нуждается в не меньшей степени, чем в продуктах питания, жилище или в орудиях труда.

Человек в ходе своей жизнедеятельности становится частью более крупных общностей людей, таких как социальная группа, класс, нация. Многообразные связи, возникающие между социальными группами, нациями, а также внутри них в процессе экономической, социальной, политической, культурной жизни и деятельности, называются общественными отношениями.

Важнейшей составной частью общества как системы взаимоотношений являются социальные институты – исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деятельности, регулируемой нормами, традициями, обычаями и направленной на удовлетворение фундаментальных общественных потребностей.

Макроструктура общества состоит из четырёх подсистем, которыми являются основные сферы человеческой деятельности, – материально-производственной, социальной, политической, духовной.

Для человеческой природы характерна двойственность. Человек стал самим собой не только в ходе биологической эволюции, но и в процессе общественного развития. Общество серьёзно влияет и во многом определяет поведение человека.

1.2. Мировоззрение, его виды и формы

Мировоззрение – это целостное представление об обществе, природе, человеке, которое находит выражение в системе ценностей и идеалов личности, социальной группы, общества.

Отличие мировоззрения от других элементов духовного мира человека заключается в том, что оно представляет собой взгляд человека не на какую-то отдельную сторону мира, а именно на мир в целом. Кроме того, мировоззрение отражает отношение человека к окружающему миру.

Типы мировоззрения:

• обыденное мировоззрение возникает в жизни человека в процессе его собственной практической деятельности;

• религиозное мировоззрение основывается на религиозных учениях;

• научное мировоззрение является очевидным наследником того направления философской мысли, которое в своём развитии постоянно опиралось на новейшие достижения науки. Данный тип мировоззрения включает в себя научную картину мира, обобщённые итоги достижений человеческого познания, принципы взаимоотношения человека с естественной и искусственной средой обитания.

1.3. Виды знаний

Знание – это основной результат познания.

Познание – процесс постижения действительности, накопления и осмысления данных, которые были получены в процессе взаимодействия человека с окружающим миром.

Формы чувственного познания:

• ощущения, отражающие отдельные свойства, признаки предметов и процессов;

• восприятие, дающее целостное отражение предметов во всём многообразии их свойств;

• представление, когда не существует конкретного предмета, который отражается, остаётся конкретный образ объекта – с той лишь разницей, что этот образ усреднён, поскольку утратил свои уникальные и случайные черты из-за действия аналогичных образов прошлого;

• понятие – мысль, в которой фиксируются общие и существенные признаки вещей.

Суждения – мысли, утверждающие или отрицающие нечто об объектах познания. Суждение отражает связи, существующие между предметами и явлениями окружающей действительности или между их признаками и свойствами.

На основании суждений и понятий формируются умозаключения. Они представляют собой рассуждения, в ходе которых логически выводится новое суждение (заключение или вывод).

Сенсуализм в процессе познания ставит на первое место чувственную познавательную способность в противовес разуму. Сенсуалисты считают, что нет ничего в разуме, чего прежде не было бы в чувствах.

Рационализм отрицает чувства как источник достоверной первичной информации, мотивирует неточностью и ограниченностью сведений о мире, получаемых с помощью органов чувств.

1.4. Понятие истины

Истина – соответствие получаемого знания действительности. Отражение объекта познающим субъектом, при котором познавательный объект воспроизводится, как существует сам по себе, вне сознания. Другими словами, истина – это соответствие утверждений или представлений реальному состоянию дел.

Знание лишь тогда истинно, когда оно непротиворечиво, логически стройно, согласовано с имеющейся системой взглядов. Ещё одним критерием истины является признание истинным того, что полезно для человека.

Ведущий критерий истины – практика, которая включает материальное производство, накопленный опыт, эксперимент, дополняется требованиями логической согласованности и во многих случаях практической полезностью тех или иных знаний.

Поскольку человек не всегда может познать истину в полном объёме и его познания всегда ограничены данным конкретным моментом, то такую истину называют относительной. Относительная истина – ограниченное верное знание о чём-то. Относительная истина может стать частным случаем общего правила или вовсе оказаться заблуждением. Из относительных истин складывается абсолютная истина.

Абсолютная истина – максимально полное, исчерпывающее знание об определённом объекте. Содержание истины имеет свойство постоянно расширяться, уточняться. Именно поэтому процесс познания бесконечен.

Утверждение, которое не соответствует действительности, является либо заблуждением, либо ложью.

Заблуждение – содержание знания, которое не соответствует реальности, но ошибочно принимается за истинное.

Ложь – искажение действительного состояния дел, которое имеет целью ввести кого-либо в обман.

1.5. Мышление и деятельность

Мышлением называют присущую только человеку способность воспроизводить действительность в идеальных образах. Сознание формируется деятельностью и в то же время влияет на эту деятельность, определяет и регулирует её.

Деятельность – форма взаимодействия с окружающим миром, которая присуща только человеку.

В процессе человеческой деятельности происходит изменение и преобразование мира в интересах людей, создание того, чего нет в природе.

Деятельности человека присущи следующие черты: сознательность, продуктивность, преобразующий и общественный характер.

Деятельность человека носит сознательный характер. Человек осмысленно выдвигает цели своей деятельности и предвидит её возможный результат.

Деятельность человека носит продуктивный характер и направлена на получение определённого результата, продукта.

Деятельность носит преобразующий характер: в ходе деятельности человек изменяет окружающий мир и самого себя, свои основные способности, привычки, характерные личностные качества.

В деятельности человека проявляется её общественный характер, поскольку в процессе деятельности человек, как правило, вступает в разнообразные отношения с другими людьми.

Любая деятельность человека определяется целями, которые он перед собой ставит. Цель – осознанный образ ожидаемого результата, на достижение которого направлена деятельность. Добиться необходимого результата можно, используя определённые средства деятельности. В ходе деятельности возникают определённые её продукты (результаты).

Мотив – это побудительная причина деятельности.

В зависимости от многообразия потребностей человека и общества складывается и разнообразие определённых видов деятельности людей.

Исходя из разных оснований, выделяют различные виды деятельности. В зависимости от особенностей отношения человека к окружающему миру деятельность разделяют на практическую и духовную. Практическая деятельность направлена на преобразование реальных объектов природы и общества. Духовная деятельность связана с изменением сознания людей.

1.6. Потребности и интересы

Потребность – переживаемая и осознаваемая человеком нужда в том, что необходимо для поддержания его организма и развития личности.

Естественные потребности – потребности людей во всём том, что необходимо для их существования, развития и воспроизводства (пища, воздух, вода и т. д.).

Социальные потребности – потребности человека во всём том, что является продуктом общественной жизни (потребности в общении, признании и др.).

Идеальные потребности – заинтересованность людей во всём том, что необходимо для их духовного развития (потребности в самовыражении, в создании и освоении культурных ценностей и т. д.).

1.7. Свобода в деятельности человека

Для описания поведения человека в обществе используется такой термин, как социальное действие. Так же как и социальное поведение, социальное действие проявляется в целенаправленной активности в отношении других людей. При этом нередко социальное поведение протекает под влиянием внешних условий.

Социализация – процесс социального обучения, для которого необходимо одобрение группы. В основе типов социального поведения лежат принятые в обществе образцы, называемые нравами и обычаями.

Нравы – установки поведения в обществе, складывающиеся внутри очерченного круга людей под влиянием привычек, социально предписанные стереотипы поведения.

Обычаи – обязательное следование предписаниям, которые были восприняты из прошлого. Обычай выступает как средство социализации человека, передачи социального и культурного опыта от поколения к поколению, выполняя функции поддержания и укрепления внутригрупповой сплочённости.

Реализация человеком своего социального предназначения во многом зависит от возможности выбирать по своему желанию формы жизнедеятельности. Такая возможность определяется понятием свобода. Свобода связана с осознанием альтернатив, из которых человек выбирает, неся ответственность за свои деяния.

Очевидно, что проблема свободы пересекается с проблемой ответственности. Ответственность присуща зрелой личности и выражается в понимании себя как причины поступков, которые совершаются, во внутреннем контроле за своими помыслами и поступками. Социальная ответственность выражается в склонности человека вести себя в соответствии с интересами других людей и общества в целом.

Конспект урока»Воздействие человека на природу».Обществознание. 7 класс

Технологическая карта урока

Предмет: _______________ Класс:_______ Дата проведения___________

Тема

ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА

ТЕМА урока: Воздействие человека на природу

Цели и задачи

познакомить учащихся с экологическими правилами; исследовать противоречивость воздействия человека на природную среду; дать представление о естественной основе жизнедеятельности человека. Воспитать стремление бережно относиться к природе, потребность соблюдать нормы экологического поведения.

Планируемые результаты

предметные: научиться объяснять значение понятий экология, природа, вторая природа, биосфера, исчерпаемые и неисчерпаемые ресурсы, техногенные аварии; осмысливать необходимость бережного отношения к природной среде;

метапредметные — 1) коммуникативные: развивать умения точно и грамотно выражать свои мысли, отстаивать свою точку зрения в процессе дискуссии; решать учебные проблемы, возникающие в ходе групповой работы;

2)регулятивные: самостоятельно обнаруживать и формулировать учебную проблему, выдвигать версии ее решения; определять последовательность промежуточных целей: с учетом конечного результата;

3) познавательные: сравнивать, классифицировать и обобщать факты и явления; давать определения понятий; структурировать найденную информацию, устанавливать причинно-следственные связи;

личностные: формирование правил экологического поведения, умения нести ответственность за свои решения, анализировать свои поступки; развитие творческих способностей через активные формы деятельности.

Основные понятия

экология, природа, вторая природа, биосфера, исчерпаемые и неисчерпаемые ресурсы, техногенные аварии

Межпредметные связи

Биология, экология, литература,философия

Ресурсы

учебник, схемы к уроку, пакет с рабочим материалом для работы в группах, мультимедийная презентация.

Тип урока

открытия нового знания.

Ход урока

  1. Организационный момент

Приветствие, учитель настраивает детей на положительное сотрудничество.

Дежурный по классу докладывает учителю об отсутствующих в классе и готовности учащихся к уроку.

Учитель заполняет классный журнал и тетрадь приёма-передачи.

  1. Мотивационно — целевой этап

Человек, имеющий участок земли, покрытый кучами мусора, peшил

его продать. Купивший эту землю очистил ее от мусора и нашел на том месте родник с чистейшей водой. Он посадил виноград и гранатовые де деревья, разбил грядки под ароматические растения. По периметру участка новый хозяин установил ажурную изгородь, а в углах — небольшие каменные беседки для отдыха. Прохожие не могли на это налюбоваться.

Прежний владелец, видя, во что превратилась бывшая пустошь, воскликнул:

  • Горе мне! Такое место я продал! Такой благодати я лишился!

Вопросы к классу

  • О чем эта притча?

  • Какие уроки из нее можно извлечь?

(Ответы учеников.)

Тема урока: «Воздействие человека на природу».

  • Предположите, о чем мы будем говорить.

— На какие вопросы нам предстоит ответить?

(Ученики высказывают свои предположения, определяя цели урока.)

План урока

  1. «Вторая природа».

  2. Бесценный дар или неисчерпаемая кладовая?

  3. Загрязнение атмосферы.

  4. Загрязнение воды и почвы.

  1. Введение в новый материал

Природа — наша среда обитания. Задумываемся ли мы над тем, какую роль играет она в жизни людей? Как должен относиться человек к естественной среде своего обитания? Давайте поговорим об этом на нашем уроке.

Задание: изучите текст рубрики «Жил на свете человек» на с. 128 учебника и ответьте на вопросы после него.

  1. Работа по теме урока

1.«Вторая природа»

Человек, природа и общество тесно связаны. Вначале существовал только природный мир, человек появился значительно позже, и в последнюю очередь возникло общество.

Задание: изучите схему и прокомментируйте ее. (Демонстрируется схема.)

(Проверка выполнения задания.)

Проблемное задание. Разделитесь на две группы. Каждая группа получит индивидуальное задание, а затем представит результаты своей работы.

Задание для первой группы: работая с п. 1 § 15 учебника и различными информационными источниками, обсудите результаты положительного воздействия человека на природу.

Задание для второй группы: работая с п .1 § 15 учебника и различными информационными источниками, обсудите результаты отрицательного воздействия человека на природу.

(Проверка выполнения задания.)

Задание: прочитайте фрагмент статьи российского ученого и общественного деятеля Д.С. Лихачева и ответьте на вопросы.

Дополнительный материал

Пахарь укладывал борозду к борозде — как причесывал, как укладывал волосок к волоску. Так кладется в избе бревно к бревну, плаха к плахе, в изгороди — жердь к жерди, а сами выстраиваются в ритмичный ряд над рекой или вдоль дороги — как стадо, вышедшее на водопой.

Поэтому отношения природы и человека — это отношения двух культур, каждая из которых по-своему «социальна», общежительна, обладает своими «правилами поведения». И их встреча строится на своеобразных нравственных основаниях. Обе культуры — плод исторического развития, причем развитие человеческой культуры совершается под воздействием природы издавна (с тех пор как существует человечество), а развитие природы с ее мнргомиллионнолетним существованием — сравнительно недавно и не всюду под воздействием человеческой культуры. Одна (культура природы) может существовать без другой (человеческой), а другая (человеческая) не может. Но все же в течение многих минувших веков между природой и человеком существовало равновесие. Казалось бы, оно должно было оставлять обе части равными, проходить где-то посередине. Но нет, равновесие всюду свое и всюду на какой-то своей, особой основе, со своею осью…

Пейзаж России на всем ее богатырском пространстве как бы пульсирует, он то разряжается и становится более природным, то сгущается в деревнях, погостах и городах, становится более человеческим.

Вопросы к классу

  • Какие черты мира природы и мира человека сходны между собой?

  • Почему человеческая культура не может существовать в отрыве от природы?

  • Какое нравственное правило должно быть главным в отношениях человека с природой? Свой ответ объясните.

(Ответы учеников.)

Задание: прочитайте краткий пересказ произведения писателя-фантаста Рэя Брэдбери «И грянул гром» и ответьте на вопросы.

Дополнительный материал

Экельс, охотник-любитель, за большие деньги отправляется на сафари в мезозойскую эру. В контракте оговорено, что убить можно только то животное, которое должно и без этого вот-вот погибнуть (например, убитое сломавшимся деревом), а возвращаясь, необходимо уничтожить все следы своего пребывания (в том числе вытащить из тела животного пули), чтобы не внести изменения в будущее. Люди находятся на антигравитационной тропе, чтобы случайно не задеть даже травинку, поскольку это может привести к непредсказуемым историческим потрясениям.

Руководитель сафари Тревис предупредил: «Раздавите ногой мышь — это будет равносильно землетрясению, которое исказит облик всей Земли, в корне изменит наши судьбы. Гибель одного пещерного человека — смерть миллиарда его потомков, задушенных во чреве. Может быть, Рим не появится на своих семи холмах. Европа навсегда останется глухим лесом, только в Азии расцветет пышная жизнь. Наступите на мышь — и вы сокрушите пирамиды. Наступите на мышь -и вы оставите на Вечности вмятину величиной с Большой каньон».

Во время охоты Экельс, увидев тираннозавра, впадает в панику и сходит с тропы. После возвращения в свое время охотники неожиданно обнаруживают, что их мир изменился — иная орфография языка, у власти вместо президента-либерала диктатор.

Дома, счищая грязь с ботинок, Экельс замечает мертвую бабочку. Он, сойдя с тропы, случайно ее раздавил. Это привело к необратимым последствиям. Звенья в истории времени нарушились.

Увы, вернуть было уже ничего нельзя. Экельс лежал неподвижно в ожидании исполнения справедливого приговора .И грянул гром выстрела.

Вопросы к классу

  • Как вы поняли смысл рассказа?

  • О чем он заставил вас задуматься?

  • Чему научил?

(Ответы учеников.)

2. Бесценный дар или неисчерпаемая кладовая?

На определенном этапе развития природы появился человек. Как же складывались отношения между человеком и природой?

Долгое время воздействие человека на природу практически не имело для нее никаких негативных последствий. Естественная гармония природы вызывала у людей восхищение и желание ей подражать. Идеалом считалась жизнь в согласии с окружающей средой, и одна из главных задач виделась в постижении законов природы. Слаборазвитые материальные силы общества не позволяли относиться к природе как к цели преобразовательной деятельности.

Резкое изменение взаимоотношений общества и природы произошло в Новое время. В этот период бурно развиваются естественные науки, усложняется экспериментальная деятельность человека. Важнейшей задачей науки становится не только познание тайн и законов природы, но и установление над ней господства. Наиболее ярко подобное отношение к природе выражено в знаменитой формуле советских времен: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача».

С переходом к машинному производству человечество получило такие средства воздействия на природу, которые в дальнейшем привели к острым экологическим проблемам.

Термин «экология» впервые употребил немецкий биолог

Э. Геккель. Экология — это наука о взаимодействии живых организмов с окружающей средой. Ее название образовано от греческого слова «ойкос», которое означает «дом», «жилище», «место пребывания». Природа ведь и есть дом, в котором мы живем. Мы должны беречь его и уважать всех, кто в нем живет.

Вопрос к классу

— Как выстраивает свои отношения с природой человек?

(Ответы учеников.)

Проблемное задание. Работая в группах, обсудите различные модели взаимодействия человека с природой и ответьте на вопросы.

Рабочий материал

  1. «Природа — мастерская». Человек должен действовать по своему желанию и усмотрению, преобразуя природную среду так, как он считает необходимым и разумным.

  2. «Природа — источник наслаждения для человека». Человек пользуется дарами природы. Например, можно приехать в лес на машине, послушать птиц, срубить дерево для разведения костра, приготовитна костре пищу.

  3. «Природа — храм». Человек должен боготворить природу, любоваться ею. Ему не следует ничего менять и воздействовать на окружающую среду.

  4. «Природа — прародительница всего живого, мать всех живущих на Земле существ». Человек бережно относится к природной среде обитания. Реализовывая свои цели, он должен не вредить природе.

  5. «Природа — злая стихия, с которой человек вступает в борьбу» Человек является царем и венцом природы, поэтому должен покорить её.

6. «Природа — образец для человека»; Человеку следует отказаться от всех технических достижений и вернуться в лоно природы, вести естественный образ жизни.

Вопросы к классу

  • К каким последствиям может привести воздействие человека на природную среду? Приведите положительные и отрицательные примеры.

  • Какая из моделей представляется вам наиболее справедливой? Свое мнение обоснуйте.

  • В чем вы видите парадокс взаимоотношений человека, природы и общества?

(Ответы учеников.)

Парадокс взаимоотношений человека, природы и общества заключается в следующем.

  1. Человеку для выживания природа необходима, а природе для нормального функционирования человек не нужен.

  2. Природа истребляется все изощреннее, по мере того как человек становится все более просвещенным.

  3. Одновременно с уничтожением природы человек стал больше истреблять себе подобных.

В настоящее время конфликт между обществом и природой разрастается до масштабов необъявленной войны, а все случаи столкновения между ними выглядят как сводки с места боев.

Задание: работая с п. 2 § 15 учебника и различными информационными источниками, предложите несколько способов соблюдения великого экологического правила. (Чтобы не наделать беды, нужно изучать законы природы. Надо учитывать, что многие природные ресурсы невосполнимы, поэтому необходимо изобретать их заменители.)

Задание: изучите текст рубрики «Жил на свете человек» на с. 128 учебника, дополнительный материал и ответьте на вопросы.

Дополнительный материал

Одной из ключевых идей, лежащих в основе теории В.И. Вернадского о ноосфере — взаимодействии природы и общества, является то, что человек не является самодостаточным живым существом, живущим отдельно по своим законам, он сосуществует внутри природы и является частью ее. Это единство обусловлено, прежде всего, неразрывностью окружающей среды и человека. Человечество само по себе есть природное явление, и естественно, что влияние биосферы сказывается не только на среде жизни, но и на образе мыслей.

Но не только природа оказывает влияние на человека, существует и обратная связь. Причем она не поверхностная, отражающая физическое влияние человека на окружающую среду, она гораздо глубже. Это доказывает тот факт, что в последнее время заметно активизировались планетарные геологические силы. Благодаря этому процесс эволюции переносится в область минералов. Резко меняются почвы, воды и воздух, т. е. эволюция видов превратилась в геологический процесс. Вернадский писал: «Эволюция видов переходит в эволюцию биосферы».

Необходимо иметь в виду, что задача созидания ноосферы — это задача сегодняшнего дня. Ее решение связано с объединением усилий всего человечества, с утверждением новых ценностей сотрудничества и взаимосвязи всех народов мира.

Вопросы к классу

  • Почему В.И. Вернадский задумался о влиянии человека на биосферу?

  • Что осознал ученый?

  • Что может сделать человечество для сохранения биосферы?

(Ответы учеников.)

ФИЗМИНУТКА

3.Загрязнение атмосферы

Задание: работая с п. 3 § 15 учебника и различными информационными источниками, выполните задания и ответьте на вопросы.

  1. Приведите примеры загрязнения атмосферы.

  2. Исследуйте причины загрязнения атмосферы.

Вопрос к классу

(Проверка выполнения задания.)

Предлагаю совершить виртуальную экскурсию в мир атмосферы с помощью мультимедийной презентации.

Проблемное задание. Используя рабочий материал, определите степень опасности данной экологической проблемы и предложите пути ее решения.

Рабочий материал

Слайд 1. Наличие атмосферы — одно из главных условий существования жизни на Земле. Наша планета окружена атмосферой — воздушной оболочкой, простирающейся от поверхности Земли более чем на 1,5 тыс. км.

Слайд 2. Воздух представляет собой многокомпонентный газовый «коктейль», который помимо основных составляющих — азота и кислорода, включает аргон, углекислый газ, водяные пары, мельчайшие твердые частицы (пыль), капельки воды, а также незначительные примеси многих других вещёств. Важнейшей частью воздуха является кислород; необходимый для дыхания.

Слайд 3. Основным источником пирогенного загрязнения являются тепловые электростанции, металлургические и химические предприятия, котельные установки, потребляющие более 70% ежегодно добываемого твердого и жидкого топлива.

Слайд 4. Хозяйственная деятельность человечества в течение последнего столетия привела к серьезному загрязнению нашей планеты разнообразными отходами производства. Воздушный бассейн, воды и почва в районах крупных промышленных центров часто содержат токсичные вещества, концентрация которых превышает предельно допустимую.

Слайд 5. Изменения в составе атмосферы могут происходить под влиянием природных катастроф (например, извержения вулканов). Но наибольшее воздействие на состав атмосферы оказывает хозяйственная деятельность человека: большинство современных технологических процессов, работа транспорта связаны с потреблением кислорода и выбросом пыли, газа, живой и неживой органики, электромагнитным излучением.

Слайд 6. Воздух большого города сильно отличается от чистого лесного воздуха. Причина этого — выбросы автотранспорта, котельных и промышленных предприятий.

Слайд 7. Высокая стоимость очистных сооружений и других средств охраны природы, достигающая иногда трети капиталовложений, вынуждает хозяйственников и администраторов экономить при строительстве новых производств. Издержки рыночной экономики, связанные с погоней за прибылью, ведут к углублению экологического кризиса.

Слайд 8. Однако основная часть потока загрязнений, поступающих в атмосферу, гидросферу и литосферу Земли, обусловлена не стремлением получить максимальную прибыль и не злым умыслом хозяйственников, а объективно существующими научно-техническими трудностями.

Слайд 9. В наше время люди, принимающие ответственные технические решения и не владеющие при этом основами естественных наук, становятся социально опасными. Многие из уже произошедших и, вероятно, будущих катастроф связаны с малограмотностью технических руководителей . Яркий пример — катастрофа, произошедшая под Уфой в 1989 году. На продуктопроводе, перекачивающем с с северных месторождений так называемую широкую фракцию легких углеводородов, произошла утечка. Взрыв облака легких углеводородов привел к аварии на близлежащей железной дороге во время прохождения двух встречных поездов. Погибло более 600 человек. Проектирование, монтаж и эксплуатация продуктопровода требовали особых знаний, которых руководству стройки оказалось недостаточно.

Слайд 10. Для сохранения природы необходимо, чтобы каждый человек, соприкасающийся с промышленным иди сельскохозяйственным производством, с бытовыми химическими веществами, был не только экологически грамотен, но и осознавал свою ответственность за действия, которые причиняют природе явный вред. К сожалению, нередко можно видеть, как шофер ставит свой автомобиль в чистый ручей для мытья, как матрос выливает за борт ведро солярки, как рабочие в автохозяйствах сжигают старые покрышки, как сельские механизаторы равнодушно взирают на кучу рваных мешков с удобрениями, валяющихся среди поля.

Слайд 11. Экологическая угроза исходит не от безымянного человечества вообще, а от каждой конкретной личности, т. е. от нас с вами . Главную роль в решении этой задачи играет экологическое просвещение всех слоев и всех возрастных категорий общества. Общая цель национального и международного природоохранного законодательства достаточно ясна: ни отдельному человеку, ни государству в целом не должно быть выгодно загрязнять планету сверх заранее согласованной международным сообществом меры, и каждый случай сверхнормативного загрязнения должен преследоваться по закону. Мы должны привыкнуть к тому, что охрана Земли от загрязнений — дело дорогое, и, планируя бюджет — государственный, общественный или личный, — предусматривать немалые расходы на экологические нужды.

(Проверка выполнения задания.)

4,Загрязнение воды и почвы

  • Послушайте стихотворение Сергея Михалкова «Стон Земли».

Вращаясь в космосе, в плену своей орбиты

Не год, не два, а миллиарды лет,

Я так устала…

Плоть моя покрыта

Рубцами ран — живого места нет

Терзает сталь мое земное тело

И яды травят воды чистых рек,

Все то, что я имела и имею,

Своим добром считает человек.

Мне не нужны ракеты и снаряды

А ведь на них идет моя руда!

А что мне стоит только штат Невада

Его подземных взрывов череда!

Зачем друг друга люди так боятся,

Что позабыли о самой Земле?

Ведь я могу погибнуть и остаться

Обугленной песчинкой в дымной мгле.

Не потому ли, загораясь мщеньем,

Я против сил безумных восстаю

И, сотрясая твердь землетрясеньем,

На все обиды свой ответ даю

И не случайно грозные вулканы

Выплескивают с лавой боль Земли…

Очнитесь, люди!

Призовите страны,

Чтобы меня от гибели спасти!

Вопрос к классу

(Ответы учеников.)

Задание: работая с абз. 1-3 п. 4 § 15 учебника и различными информационными источниками, графически отобразите, как происходит загрязнение воды и почвы.

(Составляется логическая схема.)

(Проверка выполнения задания.)

Почва—верхний слой литосферы, обладающий особым свойством — плодородием. Она является результатом преобразования поверхностных слоев литосферы, происходящих под совместным воздействием воды, воздуха и живых организмов.

В результате неразумной хозяйственной деятельности человека уничтожается плодородный слой почвы, она загрязняется, и изменяется ее состав.

Проблемное задание. Используя рабочий материал и текст п. 4 § 15 учебника, определите степень опасности данной экологической проблемы и ответьте на вопросы.

Рабочий материал

Из-за ветровой и водной эрозии, засоления и других подобных причин в мире ежегодно теряется 5—7 млн. га пашен. Только ускоренная эрозия почв за последнее столетие повлекла за собой потерю 2 млрд. га плодородных земель.

Кроме промышленности и сельского хозяйства, источниками загрязнения почвы являются:

  • жилые дома;

  • коммунально-бытовые предприятия;

  • бытовой мусор;

  • пищевые отходы;

  • строительный мусор;

  • пришедшие в негодность предметы домашнего обихода;

  • мусор, выбрасываемый общественными учреждениями: больницами, школами, магазинами.

Вопросы к классу

(Проверка выполнения задания.)

Загрязнение почв не только уничтожает плодородной слой и меняет его состав. Вредные вещества могут попасть в ткани живых организмов, в результате чего происходит развитие различных болезней.

Проблемное задание. Используя рабочий материал и различные информационные источники, определите степень опасности данной экологической проблемы и ответьте на вопросы.

Рабочий материал

Вода — самое распространенное неорганическое соединение на Земле. Она является основой всех жизненных процессов, источником кислорода в главном энергетическом процессе на Земле — фотосинтезе. Потеря живыми организмами 10—20% воды приводит к их гибели.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) после проведенных замеров во многих водоемах установила, что в воде содержится 13 тыс. токсичных элементов, которые пагубно воздействуют на флору и фауну водной среды, несут угрозу здоровью человека.

За последние десятилетия исчезло более 1 тыс. видов морских животных, резко сократились запасы ценных промысловых рыб, ракообразных и моллюсков. Кроме того, загрязненная вода оказывает очень сильное мутационное действие. Животные рождаются с патологическими изменениями тканей и органов.

Вопросы к классу

  • Какую роль играет вода в жизни человека?

  • К чему может привести загрязнение вод? Составьте рассказ об этом.

(Проверка выполнения задания.)

Меры по охране вод:

  • сбережение и более эффективное использование;

  • очистка сточных вод;

  • создание водоохранных зон;

  • посадка в прибрежной полосе рек древесно-кустарниковой растительности;

  • применение современных технологических процессов, водооборотных циклов;

  • разработка новых производственных процессов и оборудования, обеспечивающих максимальную утилизацию и обеззараживание промышленных отходов.

  1. Рефлексия

Игра «Светофор». Учащиеся выражают свое мнение о прошедшем уроке, поднимая карточки: зеленая — побольше таких уроков, поучительно; желтая — понравилось, но не все; красная — не понравилось, скучно.

  1. Подведение итогов урока

Проверим, насколько хорошо вы усвоили новые знания.

1.Выполните задания 1—5 рубрики «Проверим себя» на с. 131 учебника.

  1. Объясните, как вы понимаете высказывание индейского вождя.

«…Земля не принадлежит человеку: человек принадлежит земле… все вещи взаимосвязаны, подобно крови, объединяющей одну семью… Человек не сплетает ткань жизни, он всего лишь прядь в ней. Все, что он причиняет этой ткани, он причиняет самому себе».

  1. Допишите предложение.

Чтобы сохранить растительный и животный мир на планете, необходимо….

(Проверка выполнения заданий.)

Домашнее задание

  1. Прочитать § 15 учебника.

  2. Выполнить одно из трех заданий на выбор:

  • подготовить сообщение об экологическом состоянии вашего дома, двора, улицы и определить основные источники их загрязнения;

  • подготовить сообщение об исчезнувших видах животных и птиц;

  • подготовить сообщение на тему «Учение о биосфере».

11

Конспект урока: Воздействие человека на природу

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА НА ПРИРОДУ

Цель урока: сформировать у учащимся представление об экологической обстановке в мире, стране, городе, в котором мы живем

Задачи:

1. Подвести учащихся к мысли о том, что мир стоит у роковой черты, иллюстрируя данное утверждение конкретными примерами.

2. Продолжить развитие у учащихся умений критически мыслить, нестандартно решать поставленные проблемы, аргументировать свою позицию.

3. Сформировать активную экологическую позицию учащихся по охране окружающей среды.

Тип урока: изучение нового материала.

Формы организации деятельности учащихся: индивидуальная, фронтальная.

План урока:

  1. Экология

  2. «Вторая природа»

  3. Природные ресурсы

  4. Загрязнение воды, почвы, атмосферы

Оборудование урока:

  • Учебник: Обществознание, ред. Л.Н. Боголюбова, Л.Ф. Ивановой, 5-е изд., Москва, «Просвещение», 2017.

  • Компьютер, проектор.

Ход урока:

  1. Организационный момент (эмоциональный настрой детей).

– музыкальное сопровождение: звуки природы, пение птиц, шум ручья…слайды компьютерной презентации с изображением природных пейзажей. (Слайд 1-3)

Учитель: Давайте с вами остановимся на последнем пейзаже и обсудим его. Обсуждение можно построить примерно по такому плану: о чём рассказывает художник в своей картине? Какие живописные особенности картины вас привлекли? Какое настроение вызвало у вас созерцание этой картины? Какое отношение к природе хотел передать художник? Случалось ли вам лично видеть подобный пейзаж в жизни? Какие у вас остались впечатления? Хотелось бы вам побывать там ещё раз? Если да, то почему?

Учащиеся: высказывают предполагаемы ответы.

Учитель: А сейчас посмотрим на другие картинки. Какое отношение человека к природе вы увидели? Вы видели такой «пейзаж»? (Слайд 4-6)

Давайте сегодня поразмышляем на эту тему!!!!

Эпиграф урока.

Учитель: Прочитайте эпиграф к уроку:

«Если я сорву цветок, если ты сорвёшь цветок,

Если мы: и я, и ты – если мы сорвём цветы,

Не останется природы и не будет красоты!» (Слайд 7)

Учитель: Как вы думаете, ребята, о чем мы с вами будем говорить на сегодняшнем уроке? Какова тема нашего сегодняшнего урока?

Учащиеся: самостоятельно формулируют тему урока — Воздействие человека на природу. (Слайд 8)

  1. Изучение нового материала

Активизация мыслительной деятельности.

Экология

Учитель: Подумайте, какое самое громкое слово на Земле? Имеется в виду не по силе звука этого слова, а тревожность его звучания, вызывающая возникновение чувства опасности, страха?

Послушайте слова знаменитого писателя Валентина Распутина, который высказал свое мнение по данной проблеме:

« Удивительно, но на всех языках мира оно звучит одинаково. И выражает одно и то же – понимание вселенской беды, никогда прежде не существовавшей в подобных масштабах… Оно даже громче войны и стихии»(Слайд 9)

Учитель: Как вы думаете, о чем говорил поэт?

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы (Экология)

Учитель: что вам известно об экологии, об экологическом кризисе?

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. (Экология – это наука о взаимодействии организмов, в т.ч. человека с окружающей средой (научное понятие).

Экология — это состояние окружающей среды. Например, хорошая экология, плохая экология (в широком смысле).

Экологический кризис – это тяжелое состояние природы, разрушение окружающей среды.)(Слайд 10).

Учитель: Ребята, запишите эти понятия и их определения к себе в тетрадочку.

Постановка учебной задачи.

Учитель: Почему так тревожно звучат слова писателя? Откуда же пришла эта беда? И почему она стала вселенской? (Слайд 11).

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. (Хозяйственная деятельность человека на всем земном шаре. Человек стал активно вторгаться в жизнь природы, не всегда думая о последствиях).

Учитель: Молодцы, это наши основные вопросы, на которые нам предстоит ответить, и к которым мы с вами еще вернемся в конце урока, а содержание сегодняшнего урока поможет вам дополнить ваши ответы.

«Вторая природа»

Учитель: Итак, давайте с вами продолжим наш урок. Самостоятельно прочитайте пункт параграфа 15 «Вторая природа», стр. 122 учебника и выполните задание № 1 в путевом листе сегодняшнего урока (Приложение 1). Самостоятельная работа учащихся с текстом учебника § 15

Учащиеся: самостоятельно выполняют задание.

Учитель: Итак, давайте проверим, как вы справились с заданием. (Устный опрос по вопросам задания).

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. (Вопрос 1. Какими были основные занятия первобытного человека? Что такое производящее хозяйство? Что изменилось в жизни людей в связи с его появлением? .

Древние люди занимались собирательством, охотой и рыбной ловлей. Орудия труда были простейшими: деревянные дубинки, заостренные палки, ручные рубила из камня. В качестве жилищ использовали пещеры. В те времена люди уже пользовались огнем, но самостоятельно разжечь костер еще не умели, и поддержание огня в пещере было важной обязанностью каждого члена общины.

Производящее хозяйство — хозяйство, где основным источником существования являются выращиваемые культурные растения и домашние животные. При переходе от присваивающего хозяйства к производящему общество перешло от охоты и собирательства к скотоводству и земледелию. Это был сложный и длительный процесс, который начался в древнейших очагах (центрах) 12 — 10 тыс. лет назад, когда возникли различные центры одомашнивания животных и растений. Лишь соединение растениеводства со скотоводством стало решающим моментом в развитии хозяйства. Повысилась производительность труда и появилась возможность накопления избыточного продукта: у земледельцев — зерна, у ранних животноводов — скота. С развитием земледелия (особенно ирригационного) и подвижного скотоводства постепенно возникает социальное расслоение, раннеклассовые отношения, в частности рабовладельческие и феодальные. Появились городские торговые центры, ремесло отделилось от сельского хозяйства, увеличился обмен между разными этносами и историко-культурными регионами, сформировались различные хозяйственно-культурные типы как на основе ручного труда в земледелии, так и на основе использования тягловой силы скота при обработке полей, что явилось следующим важным этапом в хозяйственно-культурном развитии человечества. (Слайд 12)

Вопрос 2. Как ты понимаешь выражение «вторая природа»? (Слайд 13).

Вторая природа — это не что иное, как природа в ее символическом значении. Это мир, произведенный человечеством ранее в природе не существовавших вещей, процессов, состояний. Это добавка к естественной природе, которая затем становится привычкой.)

Природные ресурсы

Учитель: Молодцы.

Мы с вами знаем, что экология – это наука о взаимодействии организмов, в т.ч. человека с окружающей средой. Человек, увлеченный бурной хозяйственной деятельностью, не заметил, как стал разрушать и губить природу: вырубать леса, добывать из недр земли полезные ископаемые, расходовать пресную воду, истреблять редкие виды животных.

Существует великое экологическое правило — нельзя требовать у природы больше, чем она способна дать. (Слайд 14)

Значит, чтобы не наделать беды, нужно изучать законы природы. Например, надо учитывать, что все природные богатства делятся на две группы – исчерпаемые, т. е. такие, которые в будущем могут быть «вычерпаны» до конца, и неисчерпаемые.

Ребята, выполните следующее задание — № 2 в вашем путевом листе, работая с пунктом «Бесценный дар или неисчерпаемая кладовая?», на стр. 123 учебника, заполните схему «Виды природных ресурсов»

Учащиеся: самостоятельно выполняют задание.

Учитель: Итак, давайте проверим, как вы выполнили задание. (Устный опрос по вопросам задания).

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. Исчерпаемые: богатства недр, растительный и животный мир, почва; Неисчерпаемые: водные ресурсы, климатические ресурсы, космические ресурсы). (Слайд 15).

Загрязнение воды, почвы, атмосферы

Учитель: Великий русский ученый Владимир Иванович Вернадский еще в конце 19 века, наблюдая за развитием индустриального общества, задумался о мощном воздействии человека на биосферу – живую оболочку Земли. Ученый впервые осознал, что идет гигантский процесс изменения природы под влиянием человеческого разума. Своими научными открытиями он заставил людей задуматься об отрицательном влиянии их деятельности на окружающую среду. (Слайд 16).

В наше время загрязнение биосферы стало страшной экологической бедой.

Ребята, сейчас, работая в парах (по партам), с текстом учебника расскажите о причинах загрязнения отдельных частей биосферы и опасных последствиях этого загрязнения для человечества по следующему плану:

1. Причины (источники) загрязнения.

2. Последствия для человечества

Ответ зафиксируйте в тетрадях.

А) загрязнение атмосферы с. 128-130

Б) загрязнение воды и почвы с. 130-131 (Слайд 17)

Учащиеся: самостоятельно выполняют задание.

Учитель: Итак, давайте проверим, как вы выполнили задание.

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. (А) загрязнение атмосферы — Источниками загрязнения являются заводы, транспорт. В результате происходит сжигание атмосферного кислорода, без которого невозможно существование человека и других живых существ, а так же задымление, в результате которого образуется ядовитый туман – смог; Б) загрязнение воды и почвы — Источниками загрязнения являются атмосферное загрязнение, отходы промышленности, особенно химической, бытовые отходы. Как результат всемирное ухудшение качества воды, недостаток пресной чистой воды, загрязнение почвы мусором, ядохимикатами, сокращение площади почв (за последние 100 лет 1/4 часть плодородных земель уничтожена.) (Слайд 8, 19)

Учитель: Молодцы. Ребята, скажите, пожалуйста, а какой вывод можно сделать из полученной информации?

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы (Наибольшую опасность для атмосферы представляют промышленные загрязнения, а для почвы и воды еще и бытовые отходы). (Слайд 20).

  1. Подведение итогов урока:

Учитель: Молодцы. Ребята, давайте мы с вами вернемся к словам писателя Валентина Распутина, который считает, что самым громким словом, даже громче войны и стихии, стало слово экология, и постараемся еще раз ответить на поставленные в начале урока вопросы:

Почему так тревожно звучат слова писателя?

Откуда же пришла эта беда?

И почему она стала вселенской? (Слайд 21)

Учащиеся: высказывают предполагаемые ответы. (Современный человек активно воздействует на природу, не всегда задумываясь о последствиях. Мы видим, как изменился климат не земле, насколько загрязнен воздух в крупных городах. Погодные явления становятся для нас менее предсказуемыми, мы лишаемся комфортной среды обитания. Мы чаще болеем, а значит больше средств тратим на лекарства.

Экологические изменения глобальны, они происходят по всей планете, и решать их необходимо всем человечеством.)

  1. Рефлексия. (Слайд 22-26)

1)охота

2)сбор грибов и ягод

3)обработка металла

4)садоводство.

1)рост числа животных на планете

2)посадка лесов вокруг городов

3)большое число любителей гербариев

4) загрязнение вод Мирового океана .

1)река, протекающая возле дома

2)лес за городом

3)птицы на дереве

4)автомобиль у подъезда.

1)ветер

2)Солнце

3)почва

4)приливы и отливы.

1)атмосфера

2)смог

3)биосфера

4)литосфера .

V. Домашнее задание:

1. Прочитать § 15

2. Подготовить сообщение об исчезающих видах растений и животных в Красноярском крае.

3. Подготовить сообщение об исчезнувших (за последние 10-15 лет) видах растений и животных в Красноярском крае.

4. Экологическое состояние в г. Ачинск. (Слайд 27).

Дьюи, Вторая природа, социальная критика и гегелевское наследие

  • 1 См., Например, EW 4: 241, MW 5: 309-11, MW 13: 243-344 и LW 13: 308.
  • 2 См. LW 13: 68, EW4: 356-7 и LW14: 258-9.
  • 3 Дьюи (2010: 130-1).
  • 4 ср. Enz § 410A: 141.

1 Выражение «вторая природа» используется Дьюи значительное количество раз на протяжении его философской карьеры, начиная с г. Изучение этики: программа (1897) до Свобода и культура (1939) и более поздние сочинения и в основном относились к банальному высказыванию, что «привычка — вторая натура.1 Таким образом, выражение «вторая природа» используется Дьюи в предикативном смысле, чтобы квалифицировать что-то как нечто — даже при том, что некоторые виды употребления в качестве выражения существительного можно найти в его произведениях2. не маргинальная черта, а, скорее, основное понятие — привычка — как его теории познания, так и его теории действия. Не случайно, что это выражение впервые встречается в 1897 году, в том же году, когда Дьюи читал в Чикагском университете лекцию по Гегелевской философии «Философия субъективного духа ».В этом курсе Дьюи подробно рассмотрел раздел «Антропология» в «Энциклопедии» 3 и отдал центральную роль в своем прочтении Духа понятию «привычки», развитому в § 410: параграфе, где Гегель прямо пишет, что « привычка была справедливо названа второй натурой (Die Gewohnheit ist mit Recht eine zweite Natur genannt worden) »4. Даже несмотря на то, что Дьюи никогда не цитирует Гегеля напрямую, когда он ссылается на вторую природу, что является абсолютным гегелевским отпечатком, как мы видите ли, можно найти как в его понимании привычки, так и второй натуры.

  • 5 МВт 14: 88.
  • 6 МВт 14: 31.

2 Учредительная роль . Отправной точкой для этого рассмотрения является осознание того, что привычка является основным понятием понимания социальной реальности Дьюи и что, по его мнению, она играет определяющую роль для человеческих форм жизни как в структурном, так и в генетическом смысле.Это то, что Дьюи выражает в Human Nature and Conduct с антропологической теоремой о том, что «Человек является порождением привычки, а не разума и еще инстинкта» 5. Дьюи настаивает на решающей роли, которую формирование привычки играет для конституирования человеческого общества. факты. Как утверждает Дьюи в статьях Human Nature и Conduct , , социальная реальность зависит от человеческого взаимодействия, которое имеет форму совместных действий. А привычка — это фундаментальное социо-онтологическое понятие, необходимое для понимания того, что такое совместное действие, поскольку человеческое действие всегда является действием, которое происходит в контексте предшествующего действия.Таким образом, привычка определяется как «вид человеческой деятельности, на которую влияют предшествующие действия и в этом смысле приобретаются» 6. Как пишет Дьюи в книге The Public and Its Problems ,

Привычка — это движущая сила человеческой деятельности, и привычки формируются по большей части под влиянием обычаев группы. […] Зависимость формирования привычки от тех привычек группы, которая составляет обычаи, является естественным следствием беспомощности младенчества.7

  • 8 LW 2: 335: «Влияние привычки имеет решающее значение, потому что все чисто человеческие действия должны прекращаться (…)

3 Такое понимание привычки имеет естественные корни. Привыкание — это жизненный процесс, который касается того, как устроена наша естественная форма жизни, как она взаимодействует с окружающей средой и воспроизводит себя. Формирование привычек встроено в нашу органическую природу и чувствительно к возможностям естественной среды, но все же приобретается в результате процесса социального обучения, поскольку суть обучения — это именно «создание привычек».”8

  • 9 MW 14:38: «привычки включают в себя окружающую среду. Это корректировки enviro (…)

4 Объективность привычек. Процесс формирования привычки касается не только людей и их субъективных предрасположенностей, но также включает формирование естественного и социального объективного мира. Во-первых, привычки связаны с двойным смыслом воплощения: они воплощены в телесных установках субъектов формирования привычки и включают в себя объективные силы, поскольку они чувствительны к возможностям естественной и социальной среды, в которой мы живем, и социальной среды, в которой мы живем. наследовать.Но такое воплощение — это не просто корректировка естественной и социальной среды, но также корректировка социальной среды, которая, таким образом, видоизменяется в процессе формирования привычки и, в свою очередь, воплощает ее.9

  • 10 См. Dewey (1973: 85 и MW 14: 85).
  • 11 См. Testa 2008.
  • 12 См. MW 14: 43.

5Кроме того, формирование привычки для Дьюи имеет три стороны: правильное выражение «привычки», под которыми он подразумевает установленные закономерности действий индивидов; «Обычаи», под которыми он подразумевает установленные коллективные образцы действий; и «институты», понимаемые как систематизированные установленные социальные структуры привычек10. В этом смысле понятие привычки Дьюи соответствует как тому, что я в другом месте назвал «субъективным», «внутренней второй натурой», так и понятиям обычая и института соответствуют «объективная», «внешняя вторая природа».11 Процесс формирования привычки, понимаемый как процесс, который ведет нас от нашей первой биологической природы к нашей второй природе (нашей культурной природе), представляет собой процесс, в котором эти две стороны строго переплетаются. С одной стороны, согласно Дьюи, привычки формируются по большей части под влиянием обычаев, а это означает, что объективная сторона имеет своего рода приоритет в этом процессе. Это не означает, что субъективная сторона привычки не играет глубокой роли, особенно в том, что касается ее диалектического отношения с (первой) органической природой, которую Дьюи в данном контексте называет «импульсом».”

  • 13 Enz § 410A; и Уоллес / Миллер: 132.
  • 14 Об идее, что натурализм Гегеля меняет его прочтение привычки, и о критике в этом (…)

6Если мы понимаем это таким образом, утверждение Дьюи в Human Nature and Conduct о том, что «человек — существо привычки» может быть оценено как оригинальная и систематическая реконструкция тезиса Гегеля, выраженного в Энциклопедии универсального мира. антропологическая роль привычки, которая «охватывает все виды и стадии деятельности ума (umfaßt alle Arten und Stufen der Tätigkeit des Geistes) .13 Натуралистическая сторона этой гегелевской позиции более радикальна для Дьюи, но в значительной степени вытекает из его интерпретации гегелевской философии субъективного духа14. Во-вторых, Дьюи более систематическим образом проводит различие между привычками, обычаями и институтами, что вновь улавливает их. объективная сторона, которую и для Гегеля играло понятие привычек — применительно как к индивидуальным способностям и деятельности — субъективному духу — так и к социальному объективному миру — объективному духу. Таким образом, Дьюи теоретически восстанавливает социально-онтологическую роль, которую «обычай» играет для конституции Sittlichkeit в §§ 4 и 151 Grundlinien.

  • 15 См. Enz § 410A; и Уоллес / Миллер: 132: «Привычка — это форма, охватывающая все виды и стадии минимума (…)
  • 16 «Привычка означает особую чувствительность или доступность к определенным классам раздражителей, постоянное пристрастие (…)
  • 17 ОФП, § 151.
  • 18 MW 14: 65. См. Также MW 14: 86: «это еще раз служит примером нашего основного положения о том, что социальные обычаи (…)
  • 19 МВт 14: 67 и 76.
  • 20 «Ибо всякая деятельность оригинальна, когда возникает впервые. Поскольку условия постоянно меняются, новые и (…)
  • 21 МВт 14: 10-1.

7 Критическое и диалектическое измерения ,15 Понятие привычки для Дьюи является не только утвердительным и описательным, касающимся завершенного положительного состояния, но, скорее, критическим диспозитивом, который должен позволить критическое переописание процессов критической трансформации. и рост.Что касается Гегеля, привычка воспринимается Дьюи как проявление «воли» 16. В своей книге «Философия права » Гегель рассматривает привычку как обычай как воплощение воли, которая формирует телесность «первых», «чисто естественная воля »17 во« вторую природу ». Это отношение между «естественной волей» и второй натурой реконструировано Дьюи в отношение между «импульсом», который он понимает как «изначальная», «естественная» воля — и «привычкой». Дьюи строит такое отношение строго диалектическим способом.С одной стороны, понятие привычки как проявления воли — понимаемой как воплощенный паттерн действия, то есть действие, которое происходит в контексте предшествующего действия — предполагает понятие «импульса», рассматриваемого как исходная, природная активность / воля. . Но не следует понимать импульсы как имеющие заданное, фиксированное содержание, независимое от того, как они диалектически соотносятся с привычками. Как пишет Дьюи, «значение родной деятельности не является родным; это приобретено. Это зависит от взаимодействия с развитой социальной средой.Это не означает, что понятие импульса полностью поглощается и сводится к понятию привычки, поскольку диалектическое отношение к естественности импульсов все еще необходимо для того, чтобы уловить динамическую структуру привычек. Таким образом, импульсы, понимаемые как еще не детерминированная и организованная деятельность, играют роль «силы отклонения», «стержней корректировки» 19, улавливая открытый, непредсказуемый характер каждого действия. Понятие импульса выражает тот факт, что каждое действие в некотором смысле уникально, 20 которое происходит заново и включает непредсказуемую корректировку предыдущего опыта: как пишет Дьюи, «любое действие — это вторжение в будущее, в неизвестное.Конфликт и неуверенность — главные черты ». 21

  • 22 См. Testa 2017.
  • 23 «Люди даже умирают в результате привычки, то есть если они полностью привыкли к жизни (…)

8 В этом смысле понятие привычки — это не просто описательное, статическое понятие, касающееся структурных особенностей социального действия в синхронном смысле, но оно также критическое и динамическое, поскольку в своем диалектическом отношении к импульсам оно также используется для объяснения формирования привычки как диахронического процесса, который включает вариации и изменения и в развитии которого имманентны множественность и конфликт.22 Гегелевское понимание деятельности духа как процесса формирования привычки, а не как полного привыкания (которое для Гегеля соответствовало бы скорее потере жизнеспособности и, в конечном итоге, «смерти» 23), здесь явно выражено Дьюи и реконструировано радикально плюралистическим образом через артикуляция внутреннего отношения привычки к импульсу.

  • 24 Арви Сяркеля (2017), на мой взгляд, с пользой подчеркнул важную роль понятия «застой» (…)

9 Еще один момент, касающийся критического измерения понятия привычки, касается того, как процесс формирования привычки интерпретируется Дьюи как процесс освобождения, который выражает диалектическое противоречие между свободой и несвободой, бесправием и расширением прав и возможностей. Такое диалектическое напряжение отражается в самом понятии привычки. Вот почему Дьюи постоянно проводит различие между «плохими» и «хорошими», «мертвыми» и «живыми» привычками, «рутинными» и «умными» привычками.В процессе формирования привычек могут проявляться оба аспекта. С одной стороны, установление привычных паттернов — это форма расширения прав и возможностей, поскольку она может освободить нас от предыдущих ограниченных и угнетающих ситуаций и привести к развитию новых способностей и вариантов возможных действий. Но с другой стороны, эти же привычки могут превратиться в повторяющиеся инерционные модели поведения, которые блокируют расширение жизненных сил24.

  • 25 «Если мы воспользуемся концепцией исторической относительности, нет ничего яснее, чем концепция (…)

10 Такое диалектическое понятие привычки лежит в основе социального понятия свободы как эмансипации, которое Дьюи развивает также в социально-философских трудах, таких как Либерализм и социальное действие ,25 Свободу человека следует понимать как продолжающуюся процесс освобождения, имеющий итеративную структуру, поскольку привычки, обеспечивающие выразительное расширение свободы в результате процесса освобождения от предыдущих естественных и социальных ограничений, всегда могут трансформироваться в инерционные паттерны, порождая потребность освободиться от их угнетающих факторов. , блокирующая структура жизни и смысла.

  • 26 «Не было бы шанса изучить новый фактор, освоив новое действие, если бы не aut (…)
  • 27 См. Дьюи (2010: 130).
  • 28 Enz § 410Z; Уоллес / Миллер 134. За интересный анализ диалектического отношения между ‘pr (…)
  • 29 Enz § 410Z; Уоллес / Миллер: 131.

11 Эта диалектика формирования привычек снова имеет основу в прочтении Дьюи Гегеля. Уже отрывок из его раннего (1887 г.) Психология подтверждает стимулирующую и освобождающую роль привычки способом, довольно близким к формулировке Гегеля в § 410 Энциклопедии , 26 которой сам Дьюи снова будет играть важную роль. в его «Лекциях о духе» 1897 года ,27. Идея о том, что привычка сама по себе не тождественна ни свободе, ни рабству повторения, а, скорее, является диалектическим процессом, восходит к тому отрывку, в котором Гегель пишет, что «по привычке человек становится свободным, но, с другой стороны, привычка делает его своим рабом (der Mensch durch die Gewohnheit einerseits frei wird, so macht ihn dieselbe doch andererseits zu ihrem Sklaven) .28 Более того, такая диалектика относительной свободы и относительной несвободы также понимается Гегелем как процесс «Liberation (Brefreiung) » 29, который включает различие между «плохими привычками (üblen Gewohnheiten) » (инерционный , порабощение) и хорошие (расширяющие, выражающие свободу жизни), означающие, что привычка сама по себе не тождественна ни порабощающему повторению, ни свободе, но может быть выражена как в разных контекстах, так и в разных аспектах.

12 Автоматическая структура привычки . Это прямо подводит нас к вопросу о «второй природе». Фактически, за отрывками, где Гегель в «Энциклопедии » формулирует эту диалектику между свободой и несвободой, сразу же следует отрывок, в котором Гегель явно квалифицирует привычку как «вторую природу»:

  • 30 Enz § 410 A; Уоллес / Миллер: 131.

Die Gewohnheit ist mit Recht eine zweite Natur genannt worden, — Natur , denn sie ist ein unmittelbares Sein der Seele, — eine zweite , denn sie ist eine von der Seele gesetzte it Unmittelbark

  • 31 Enz § 410A; Уоллес / Миллер: 131.
  • 32 Enz § 410A; Уоллес / Миллер: 132.
  • 33 Enz § 410Z; Уоллес / Миллер: 136.
  • 34 Enz § 411Z; Уоллес / Миллер: 139.

13 Здесь важно отметить, что это понятие привычки как второй природы строго связано с пониманием привычки как «механизма самоощущения (Mechanismus des Selbstgefühls) » 31. Как пишет в том же абзаце Гегель, привычка — это «определенность чувства […], превращенного в нечто естественное, механическое (die zu einem Natürlichseienden, Mechanischen gemachte Bestimmtheit des Gefühls) » 32, где именно деятельность духа придает ему «силу» форма чего-то механического, просто естественный эффект (die Gestalt eines Mechanischen , einer bloßen Naturwirkung ) .33 И обратите внимание, что здесь механическая сторона привычки сама по себе не квалифицируется отрицательно, поскольку для Гегеля это необходимый аспект функционирования духовной жизни во всех ее формах и уровнях — включая намеренные, рефлексивные и свободные, — что « добровольные воплощения ментального, обсуждаемые здесь, становятся благодаря привычке чем-то механическим (die hier besprochenen freiwilligen Verleiblichungen des Geistigen durch Gewohnheit zu etwas Mechanischem ) .”34

14 Механизм привычки — тот факт, что привычка должна функционировать как нечто автоматическое, воплощенное в прединнациональных физиологических механизмах и действует на дорефлексивном, бессознательном уровне — таким образом, является скользящей дверью, поскольку она может быть естественной основой выражения духовного свобода — необходимое, даже если не достаточное ее условие, выражаемое идеей о том, что привычка «имеет содержание свободы», — но также может реализовывать порабощающий образец и, таким образом, принимать форму несвободы.Это означает, что ни свобода, ни несвобода не тождественны привычному механизму. Как мы увидим, Дьюи, который уже в своей ранней работе «Психология » настаивал на автоматизме привычного действия и который в «Лекциях по психологии » цитировал отрывок о «механизме самочувствия», даст центральную точку зрения. роль в механической структуре привычки, положив ее в основу своего описания жизненных процессов и своего понимания второй природы.

15 А теперь давайте проанализируем, как Дьюи явно использует выражение «вторая натура» в своих работах.Как вторая природа определяет привычку, если Дьюи использует ее таким образом?

  • 35 EW4: 24.
  • 36 MW5: 309-11.
  • 37 LW13: 108; см. также LW2: 336-7.
  • 38 LW13: 96.
  • 39 LW13: 68.
  • 40 ОФП: § 151.
  • 41 Rph: § 146.

16 Учредительная роль. Во-первых, уже в ранних работах Дьюи «вторая природа» связана с определяющей ролью, которую привычки играют для связанной с человеком формы жизни. Как пишет Дьюи в учебной программе A Study of Ethics , , «привычки, вторая природа, придают нам последовательность и силу» 35. Здесь вторая природа понимает тот факт, что привычки составляют глубокую онтологическую структуру, которая цементирует образ жизни человека. формы жизни. По этой причине Дьюи очень часто цитирует поговорку о том, что привычка — вторая натура, чтобы подчеркнуть силу, действенность, настойчивость, безотлагательность и даже авторитет привычных паттернов действий в человеческом взаимодействии.Именно здесь часто возникает связь между понятиями первой и второй природы. «Привычка — это вторая, если не первая природа», — пишет Дьюи в своей «Этике 1908 ». 36 В Свобода и культура привычка как вторая природа, как говорят, не только «столь же сильна и актуальна, как первая природа» 37, так глубоко укоренившаяся, чтобы «иметь всю неизбежность, присущую движениям неподвижных звезд». 38 Более того, Дьюи пишет, что «вторая или приобретенная природа сильнее первой природы.39 Все эти отрывки во многом перекликаются с топосом, который можно найти в книге Гегеля Grundlinien, , где Sittlichkeit квалифицируется как вторая природа, поскольку она «занимает место первой и чисто естественной воли» 40 и где в предыдущих параграфах говорится, что «абсолютная сила и авторитет» этических законов «бесконечно выше», «бесконечно более прочно обоснована, чем существо природы (eine absolute, unendlich festere Autorität und Macht, als das Sein der Natur) »41, примером которых являются солнце и луна и их физические законы.

17 Автоматика . Сила и безотлагательность привычки, кроме того, охватываются ее квалификацией как вторая природа, потому что последняя точно отражает тот факт, что привычка держит нас в руках, поскольку принимает форму механизма, который действует на естественном уровне и укоренен в нашей физиологической природе. структура, функционально реализованная в субличностных механизмах и феноменологически выраженная в дорефлексивном измерении.Вот что, например, выражает Дьюи, когда он пишет, что «все эти вещи, которые являются у нас привычками, которые являются автоматическими, которые стали нашей второй натурой, ребенок должен усвоить» 42

.

  • 43 LW17: 258.
  • 44 MW6: 229.
  • 45 LW2: 336.
  • 46 LW13: 108.
  • 47 МВт13: 43.
  • 48 МВт5: 58.

18 Объективность второй природы . Еще один момент, который следует здесь подчеркнуть, — это то, что вторая природа, согласно Дьюи, включает в себя объективное измерение. Дьюи использует выражение «вторая натура» для обозначения примеров индивидуальных субъективных телесных диспозиций и действий, таких как вертикальная поза и ходьба, 43 мыслящих диспозиций, таких как логические навыки44 и «привычки мнений».45 Но он также использует вторую природу, причем в парадигматическом смысле, учитывая социо-онтологический приоритет обычая над индивидуальной привычкой, чтобы обозначить, как видно, общие обычаи 46, социально привычные предрассудки, такие как расистские отношения47, ритуалы и этикет 48. и институциональные формы жизни.

19 Критические и диалектические измерения. Понятие второй природы в использовании Дьюи является обоюдоострым. Как видно, Дьюи, с одной стороны, использует его для определения автоматической, механической, прединтенциональной и дорефлексивной структуры привычной предрасположенности.Кроме того, вторая натура характеризует стойкость характера привычек и их постоянную власть над нами. Более того, это выражение также используется с негативным подтекстом для определения «инерционного» момента привычек, 49 то есть того факта, что автоматический механизм может превратиться в паттерны, в которых привычки сохраняют себя повторяющимся, жестким, овеществляющим образом.

  • 50 EW4: 356-7.
  • 51 MW5: 209.
  • 52 МВт 6: 229.

20 Но, с другой стороны, вторая натура также используется для того, чтобы квалифицировать «размышление как« задержанные привычки »50 или, иначе говоря, сказать, что« привычки рефлексии », которые проявляют различные, гибкие и живые отношения,« столь же легки и естественные, как органические аппетиты »51. Здесь« вторая природа »определяет силу привычек, которые проявляются разнообразным, гибким и живым образом. А в How We Think, такое понятие второй природы связано с «сознательными и осознанными навыками мышления» 52, которые затем следует интерпретировать как способы привычки, которые могут проявляться в различных, гибких и живых отношениях.

21Отношение между этими двумя сторонами привычки как второй природы отнюдь не внешнее, а скорее внутреннее. Нельзя ошибочно понимать инерционный момент как тождественный онтологической силе привычек и их автоматичности, поскольку даже не инерционные, а именно гибкие привычки должны воплощаться автоматически и постоянно, чтобы работать должным образом. Тем не менее, инерционный импульс опирается на тот же механизм, который реализует хорошие привычки, в том числе рефлексивные, и может извлекать из этого пользу.С другой стороны, даже рефлексивные привычки сами по себе не препятствуют превращению в инерционные паттерны. Например, Дьюи отмечает в Общество и его проблемы , что «привычки мнений» — «самые жесткие из всех привычек; когда они стали второй натурой и якобы выброшены за дверь, они снова крадутся внутрь так же незаметно и уверенно, как и первая природа ». 53

22 В общем, амбивалентность второй природы здесь анализируется в терминах диалектики между первой и второй природой.Когда Дьюи писал, что привычка как вторая природа так же сильна, актуальна, как первая природа, или даже сильнее, мы столкнулись с диалектическим обменом, когда один термин превращается в свою противоположность. Здесь то, что Адорно назвал бы «видимостью необходимости» второй природы, а Дьюи в Вопреки человеческой природе называет «смешение второй или приобретенной природы с исходной природой » 54, гораздо больше, чем когнитивный подход. ошибка. Поскольку такая видимость демонстрирует объективную диалектическую инверсию, которая приостанавливает жесткую оппозицию между данным смыслом, который противопоставляет первую природу как изначальную, фиксированную и неизменяемую, и вторую природу как приобретенную, изменяемую и изменяемую человеческими действиями.В конце концов, вторая природа проявляется как более стойкая, чем то, что кажется на первый взгляд, и первая природа проявляется как более изменчивая и изменяемая, чем то, что кажется второй. Как пишет Дьюи в статье Human Nature ,

, более того, приобретенная природа может стать настолько глубоко укоренившейся, что быть для всех намерений и целей естественной, факт, признанный в общепринятом высказывании, что привычка — вторая природа.И с другой стороны, принимая во внимание длительную биологическую эволюцию, то, что сейчас дано и исходно, является результатом долгих процессов длительного роста.55

23 Здесь критическое использование понятия второй природы, по сравнению с Гегелем, акцентируется, а диалектика между первой и второй натурой более настойчиво артикулируется и разграничивается дарвиновским оттенком, который, тем не менее, работает как усиление диалектического диспозитива внутри некоторой формы. социального натурализма, а не как основополагающий прием редукционистского типа.

  • 56 «Привычки как организованная деятельность вторичны и приобретены, а не естественны и исходны. Они outgr (…)
  • 57 См. MW 14: 65.

24 «Парадоксальная» инверсия между второй и первой природой возвращает нас к анализу Дьюи взаимосвязи между привычками и импульсами. Последние на первый взгляд характеризуются как «примитивные», «местные» и «неизбежные» виды деятельности, тогда как привычки понимаются как «второстепенные», «не оригинальные», «приобретенные», что неявно соответствует различию между первой и второй природой. .56 Но, как замечает Дьюи, когда мы рассматриваем это различие применительно к человеческому поведению, оказывается, что привычки проявляются как примитивные, тогда как импульсы обретают свое значение и определяют свое содержание по отношению к ним, и как таковые являются вторичными и производными (« короче говоря, значение родной деятельности не является родным, оно приобретается ». 57 Более того, в эволюции формирования привычки кажущаяся первая природа нативной деятельности проявляется как динамический фактор — импульсы действуют как еще не организованные действия, которые вводят элементы вариаций, отклонений от старых маршрутов — тогда как приобретенные закономерности, которые кажутся второй натурой, гораздо менее подвержены изменениям и могут действовать как инерционные факторы.

  • 58 Enz § 410Z; Уоллес / Миллер 136.
  • 59 Дьюи (2010: 130).

25 Выразительная модель привычки . Теперь я хотел бы показать, что в основе этой критической и диалектической интерпретации второй природы лежит экспрессивная модель. И снова чтение Дьюи антропологии Гегеля, кажется, предлагает здесь удобную отправную точку.Фактически, реконструируя три момента привычки, отмеченные Гегелем — ожесточение против внешних ощущений, безразличие к удовлетворению и ловкость (Geschicklichkeit) — Дьюи уже сделал сильный акцент в своих Лекциях о Духе на третьем моменте, который является кульминационным, и это для Гегеля характеризуется в терминах выразительного воплощения, где телесность овладевает и каждый «становится все более и более чувствующим себя в его выражениях в ihren Äußerungen somit immer heimischer wird ».58 Здесь Дьюи использует понятия «сила» и «умение», чтобы воссоздать эту активную форму привычки. Таким образом, благодаря привычке люди обретают свой опыт. Они приобретают «дополнительную силу» 59, т. Е. Наделены полномочиями в своих актерских способностях.

  • 60 О некоторых исторических аспектах эстетической модели второй природы в немецкой классической философии, (…)
  • 61 См. Ryle (2009: 28) и Lukács 1971.
  • 62 Обратите внимание, что также Гегель ссылается на то, что в здравом смысле и философской традиции (…)

26 Эта идея о том, что кульминационный момент формирования привычки может включать в себя экспрессивное присвоение, является, согласно интерпретации, которую я здесь представляю, своеобразной чертой подхода Дьюи ко второй природе. Если мы осознаем это, то сможем начать понимать, почему Дьюи не выступает против привыкания и осмысленного выражения, или, другими словами, почему этическая модель второй природы, основанная на привыкании, диалектически связана с эстетической моделью второй природы, основанной на искусстве. .60 В здравом смысле и для многих философских авторов 20-го века понятие привычки имеет тенденцию сводиться к отрицательному значению, когда оно идентично рутине, простому повторению и имеет тенденцию противопоставляться активному понятию навыка — как это происходит, например, в аналитической традиции Райла, противопоставляющего привычки навыкам, но также и в диалектической традиции Лукача, который склонен использовать понятие второй природы как отрицательное61. Особенность позиции Дьюи состоит в том, что здесь навыки понимаются как достижение привычки, и, следовательно, привычка и вторая природа могут иметь как отрицательный, так и положительный смысл, будучи совместимыми с выразительным аспектом, который включает в себя пластичность, гибкость и креативность.62 Выразительные достижения — это возможный усовершенствованный результат формирования привычки, который никоим образом не гарантируется и не предотвращает превращение привычек в жесткие шаблоны. Тем не менее, возможность выразительного присвоения — вот что отличает здесь модель Дьюи.

  • 63 МВт 14: 32.
  • 64 МВт 14: 48.
  • 65 См. MW 14: 48.

27Это выразительное представление Дьюи о привычке, которое объясняет его решительное неприятие отождествления последней с повторением.Повторение и упражнения — это механизм, с помощью которого можно приобрести и закрепить привычки, но они не определяют их сущность. Как утверждает Дьюи, «привычка ни в коем случае не является сущностью привычки. Склонность к повторению действий является следствием многих привычек, но не всех »63. Например, смертоносное нападение может происходить только один раз в жизни, но все же быть результатом привычки того, кто склонен уступать место гневу. На этом основании Дьюи выступает против тех, кто «с самого начала предполагает тождество привычки с рутиной», и считает, что наиболее фундаментальная черта привычки, их сущность в гегелевском смысле понятия, которому они соответствуют, и что они могут проявляются в различных степенях достижения, заключаются в том, что «привычка — это способность, искусство, сформированное прошлым опытом.64 Эти способности сами по себе не более консервативны, чем прогрессивны, но все зависит от их качества, что возвращает нас к различию между «плохими» и «хорошими» привычками, причем последние понимаются как качественное улучшение самой структуры. привычки.65

28 Именно здесь различие между рутиной и искусством играет решающую роль в том, как Дьюи формулирует различие между двумя качественно разными способами выражения привычки, то есть «рутинными привычками», с одной стороны, и тем, что он называет «умным, умным и умным». «Творческие» привычки.

  • 66 МВт 14: 146.
  • 67 МВт 14: 74.
  • 68 МВт 14: 146.

29 Здесь, с одной стороны, позитивное понятие привычки характеризуется как нечто разумное для практики и упражнений, как самосохраняющее, так и самопреобразующееся, свободно переплетающееся с другими привычками, гибкое и адаптируемое к различным ситуациям. И способность к творческим ответам — эстетическая модель свободной игры способностей каким-то образом находится на заднем плане — которые подходят необычному и новому, создавая новые смыслы, которые «уникальны» и «никогда не повторяются» 66, тем самым расширяя возможности оценочного проявления жизни. и внесение в него элементов отклонений и вариаций.В то время как рутинные привычки рассматриваются как привычки, которые «применяются только в тех случаях, когда условия остаются теми же или повторяются одинаково» 67. Они квалифицируются как «жесткие» реакции, похожие на ящик, а не переплетающиеся, сверхспециализированные, основанные на предыдущих моделях, которые просто сохраняться, не трансформируясь. Они неспособны приспосабливаться к различным ситуациям и не способны обновляться, а скорее склонны распадаться до «мертвых» безжизненных схем и, таким образом, «опускаться ниже уровня любого смысла».”68

30 Рутинные привычки отличаются от творческих по качественной шкале, то есть они понимаются как плохое воплощение выразительной структуры привычки, где выразительность стремится к нулевой степени производства смысла. Но отношение между этими двумя полюсами остается диалектическим, поскольку оба они являются проявлением одной и той же выразительной динамической структуры формирования привычки и в этом процессе могут переходить один в другой.Вот почему различие между искусством и рутиной не соответствует различию между импульсом и привычкой — как если бы импульс был творческим элементом, а привычка — простой рутиной. Несмотря на диалектическое переплетение с различием между первой и второй природой, различие между искусством и рутиной не тождественно ему, поскольку и привычки, и импульсы, которые в конечном итоге являются динамическим аспектом привычки, могут проявляться по-разному и играть определенную роль. роль в творческом процессе общественной жизни.

  • 69 См. Hartmann (2003: 157).

31 Жизнь и механизм . Но что означает эта экспрессивистская диалектика привычки как второй природы для критической социальной философии? Далее я буду утверждать, что эта экспрессивистская модель играет важную роль в анализе Дьюи течений социальной мысли в выявлении их концептуальных стратегий и их типичных заблуждений, а также в диагностике социальных патологий современного мира.Чтобы точно понять социально-философский смысл этой модели, нам сначала нужно исследовать на более глубоком уровне различие между рутиной и искусством и то, как это связано с вопросом об автоматизме привычек. Как мы видели, уже в ранних работах Дьюи важную роль отводили тому факту, что привычка должна функционировать как нечто автоматическое, воплощенное в прединнациональных физиологических механизмах и действует на дорефлексивном, бессознательном уровне. Принимая во внимание, что, согласно некоторым интерпретаторам, молодой Дьюи имел тенденцию отождествлять эту автоматизацию с рутиной и противопоставлять ее навыкам, 69 мы видели это уже в ранних лекциях о Духе и, конечно, в зрелой систематизации Human Nature and Поведение , Дьюи выходит за рамки такого дуализма и понимает, что автоматизм необходим как для рутины, так и для работы навыков.Это приводит Дьюи к глубокому пониманию той незаменимой роли, которую «механизм» играет для развития жизнедеятельности, в том числе социальной.

  • 70 МВт 14:51: «Вся жизнь действует посредством механизма, и чем выше форма жизни, тем сложнее (…)

32 В Human Nature and Conduct это побуждает Дьюи развить резкую критику тех позиций — одной неявной целью, по-видимому, является витализм Бергсона, — которые предполагают дуализм между жизнью и механизмом.Дьюи, напротив, утверждает, что «вся жизнь действует через механизм». В этом смысле механизм «незаменим» для жизни, и более высокие уровни развития жизни следует понимать не просто как отход от механической организации, а как эволюцию в более сложные и гибкие автоматизмы70. Дьюи отказывается идентифицировать механизм с «неразумным автоматизмом». , »И считает, что автоматизм применим как к неразумной, так и к интеллектуальной деятельности. Следовательно, понятие механических сокращений пересекает различие между рутиной и искусством и лежит в основе понимания привычки Дьюи.Старый гегелевский мотив «привычки как механизма самочувствия» здесь перерабатывается в более всеобъемлющую модель, согласно которой, как пишет Дьюи:

И все же всякая привычка требует механизации. Привычка невозможна без создания механизма действия, заложенного физиологически, который действует «спонтанно», автоматически, всякий раз, когда дается сигнал. Но механизация не нужна , а есть привычка.

33 Незаменимость механизма формирования привычки здесь связана с идеей, что привычка, чтобы функционировать, сначала должна иметь физиологические корреляты («физиологически укоренившиеся»). Во-вторых, это должно быть реализовано в функциональном механизме, который действует автоматически на преднамеренном и субличностном уровне («автоматически»). И в-третьих, это должно быть феноменологически выражено в дорефлексивном, «спонтанном» измерении.

  • 71 Об отношении понятия механизма к понятию инструмента Дьюи см. Renault 2017.

34 Интересно отметить, что процитированный выше отрывок также неявно затрагивает важное различие между «механизмом» и «механизацией». В то время как «механизм» необходим на всех уровнях жизни в целом, и для формирования привычки в частности, «механизация», согласно Дьюи, «не обязательно необходима для привычки.Дело здесь не в том, чтобы снова противопоставить механизм и разумную жизнь, а скорее в том, чтобы освободить место для постепенного и эволюционного различия между качественно разными формами механизмов, то есть между более простыми и повторяющимися и более сложными и адаптируемыми механизмами: негибкими и гибкие машины.71 Как пишет Дьюи, «чем выше форма жизни, тем сложнее, надежнее и гибче механизм». Более того, это понятие «механизм», хотя и совместимо с натуралистической рамкой исследования, не кажется механистическим и, кажется, выходит за рамки оппозиции между механизмом и самоорганизацией, механической и телеологической структурой, поскольку оно создает пространство для эволюции разумных, целенаправленных механизмов.

35 Различие между рутинными привычками и «умными, артистическими привычками» следует понимать в свете незаменимости механизма для организации социальных форм жизни. Это также оказывает важное влияние на роль, которую эстетическая модель «искусства» играет в этом контексте. Как пишет Дьюи:

Тем не менее разница между художником и простым техником очевидна.Художник — искусный техник. Техника или механизм сливаются с мыслью и чувством. «Механический» исполнитель позволяет механизму диктовать исполнение. Абсурдно утверждать, что у последнего есть привычка, а у первого — нет. Мы сталкиваемся с двумя типами привычек: умными и рутинными. Всякая жизнь имеет свой élan, но только преобладание мертвых привычек превращает жизнь в простую élan72.

36 В то время как здесь утверждается, что механический элемент необходим и для творческого акта художника, последний, понимаемый как «мастерская техника», характеризуется не отсутствием механизма, а его выразительным мастерством.Если в рутинных автоматизмах механизм «диктует исполнение», то в творческих привычках автоматизмы сливаются с мыслью и чувством и характеризуются более высокой пластичностью. Здесь творческий элемент — это не добавка извне, например, духовная добавка, а качественное обновление самого механизма, более глубокое воплощение его функционирования. Творческий элемент искусства, который привносит «разнообразие, гибкость и чувствительность к нраву», здесь связан с своего рода расширением возможностей выразительности.Это вопрос того, что называется «силой», то есть жизненно важными расходами, связанными с физическим выражением, что для Дьюи в разной степени является элементом всех проявлений нашей жизненной формы, и что через привыкание развертывается и придается последовательность в структурированном виде. форма. Интеллектуальные, творческие привычки — это те модели поведения, которые высвобождают жизненные энергии в «конструктивной форме», то есть выразительно расширяют жизненные силы, когда выразительный акт «высвобождает энергию, фокусирует и успокаивает ее» 73, создавая новые значения и приводя к их признательному усилению.

  • 74 См. Enz §410Z, Wallace / Miller 134: «Это бытие-вместе с самим собой мы называем привычкой . В привычку (…)
  • 75 См. MW 14: 115.

37 Здесь объединяются выразительное понятие привычки и понятие свободы. Как мы уже видели, это понятие привычки как навыка выразительности уже было связано Дьюи в его Лекциях о Духе с понятием самообладания, существования с самим собой как наиболее совершенной формы: формы, которая уже в §410 Гегеля энциклопедии было обозначено как показывающее содержание свободы, то есть структуру бытия с самим собой в другом, которая составляет ядро ​​выразительного понятия социальной свободы.74 В книге Human Nature and Conduct мы можем оценить, как выразительная модель формирования привычки формирует понимание Дьюи социальной свободы как выразительного освобождения и преобразования жизненных энергий, которое освобождает их от застоя и угнетения. Вот почему Дьюи резко критиковал противопоставление «условности», «привычки» и «институтов» с одной стороны, и «искусства», «импульса» и «свободы» с другой, утверждая, что настоящая проблема не в условности. сам по себе, но довольно тупая и жесткая условность.Таким образом, Дьюи освобождает место для основанного на привычках понятия воплощенной и институционализированной свободы, которое выразительно высвобождает импульсы, творчески изменяя их и стабилизируя в институциональной форме75.

  • 76 LW 7: 381.
  • 77 LW 7: 379.
  • 78 МВт 14: 126.
  • 79 См. MW 14: 52.
  • 80 Дьюи (1973: 92).
  • 81 Дьюи (2015: 19).
  • 82 См. Лукач (1971: 140-156) и Адорно (1973: 356-7).
  • 83 См. Этот Testa 2017a.

38 Чрезмерная механизация и овеществление . Теперь мы можем вернуться к диагностической роли экспрессивного понятия привычки как второй природы. Представление о механизме здесь является поворотным моментом в диалектическом кручении формирования привычки.Амбивалентность проявляется здесь в вышеупомянутом противоречии между механизмом и механизацией и основана на диалектическом ядре того, что Дьюи называет в своей Этике 1932 г. «механизирующим влиянием привычки» 76. Поскольку механизм необходим для всех форм жизни, от простых форм жизни к более сложным и интеллектуальным, механизация сходит с ума, когда становится процессом, в котором механизм дуалистически противоположен жизни и превращается в мертвую вещь, которая вместо того, чтобы наделять жизнь силой, блокирует ее процессы и приводит их к распаду до неорганического уровень.Я бы назвал «сверхмеханизацией» эту диалектическую инверсию, при которой органическая механизация превращается в механизацию неорганическую. Это процесс, на который влияет глубокий дуализм между разумом и телом, духом и инструментом, жизнью и механизмом, который не только приводит к неким концептуальным философским патологиям, вызывающим интеллектуальные страдания и нестабильность, но, по мнению Дьюи, глубоко связан с социальными патологиями. которые влияют на современную жизнь. Такие патологии происходят из-за экономических и социальных паттернов, которые имеют дуалистическую структуру, и где, как пишет Дьюи, комментируя Веблена, «рабочие-машины, как он думал, имеют тенденцию становиться механизированными в своих привычках мышления и, таким образом, напоминать машины, которые они работать.77 Здесь эта форма грубой механизации привычки, которая стремится свести живые механизмы к неорганическим и простым машинам, явно является моделью, на основе которой Дьюи представляет процесс овеществления промышленного труда. Реификация здесь понимается как распад живых паттернов взаимодействия до простой рутинной привычки, состоящей просто из «машинного повторения» 78. Согласно диагнозу Дьюи, такие формы социальных патологий связаны с формами социальной власти, которые извлекают выгоду из дуалистических схем. отношения разума / тела, жизни / механизма, используя их в качестве функциональных средств для установления и увековечения господства одних социальных групп над другими.79 Это явление, обозначенное здесь как «монополия на социальную власть», более подробно анализируется Дьюи в его Лекциях в Китае , где он показывает, как привычные модели одних социальных групп становятся доминирующими в социальной жизни над другими группами. который устанавливает «модели доминирования-подчинения» 80. Таким образом, они в конечном итоге осуществляют своего рода монополизирующую деятельность над жизненными силами, сводя их к чему-то «одностороннему», «жесткому», «окаменевшему» 81 — что является точно тем же выражением, которое будет Такие авторы, как Лукач и Адорно, используют для обозначения коммодификации как овеществленной второй природы, сферы межличностной жизни, превращенной в мертвую вещь.82 Таким образом, материализация анализируется как лишение и подавление жизненных возможностей путем установления рутинных паттернов овеществленной второй природы, которые поддерживают господство одних групп над другими, но приводят к социальной патологии, от которой так или иначе страдают все части, поскольку такая Односторонний и унизительный блок жизненных сил влияет также на жизнь доминирующих групп.83

  • 84 LW 13: 108.
  • 85 LW 6: 39.
  • 86 LW 6: 39: «Новое общественное движение вводит в игру факторы человеческой натуры, которые до сих пор были dorma (…)

39 Двойственное обращение к природе человека в социальных науках и политической мысли . Теперь мы можем лучше понять, как именно лексика второй природы используется Дьюи для социальных диагнозов и критического анализа социальных теорий и политической мысли. Это вопрос, который мы можем обнаружить не только в трудах начала двадцатых годов, таких как Human Nature and Conduct и в лекциях в Китае , , но и в некоторых из его более поздних работ, таких как Freedom и Культура и статьи Природа человека и Вопреки природе человека . Для Дьюи вопрос о второй природе является социально-теоретическим уже потому, что конкурирующие социальные и политические теории, как он утверждает в Свобода и культура , , имеют тенденцию оправдывать курс действий и политическую политику, апеллируя к разному пониманию слов. такие как «природа» и «естественный». И то, что отличает такое понимание значения естественности, состоит именно в том, как они формулируют отношения между «первой» и «второй природой», «родной», «исходной» и «приобретенной».84 Здесь Дьюи подчеркивает не только различный и часто противоположный способ использования таких слов для структурирования различных политических вариантов в рамках политической борьбы, но также внутреннюю двойственность таких понятий и то, как это отражается и мобилизуется в конкурирующих практических программах. Также в статье о Human Nature , которую он написал для Энциклопедии социальных наук (1932), Дьюи особенно заинтересован в том, как различие между семьями политической мысли, такими как консерваторы, либералы, националисты, интернационалисты, демократы, аристократы и так далее, можно проследить до различных взглядов на человеческую природу, которые, с другой стороны, связаны с целями «практических социальных движений», а не с научной объективностью.85 Точка зрения Дьюи является тонкой, и ее не следует неправильно понимать как чисто релятивистскую. Он не просто говорит, что политические интересы и цели некоторых социальных групп формируют наше понимание человеческой природы. Он также утверждает, что различные социальные движения проливают свет на различные аспекты человеческой натуры. Здесь динамика социального конфликта играет практическую когнитивную роль, раскрывая то, что иначе недоступно нашему опыту. Согласно Дьюи, «новые социальные движения», то есть социальные движения, выражающие интересы, ранее не признаваемые в общественной сфере, выявляют факторы человеческой природы, которые были изуродованы, скрыты или подавлены грамматикой дискурса, сформированной доминирующими группами.86

40 Сказав, что существует по крайней мере один «неопровержимый факт в человеческой природе», а именно разнообразие использования этого понятия и их соответствие различным практическим применениям, Дьюи прежде всего подчеркивает оспариваемый характер концепции человеческой природы. Здесь философский вклад Дьюи состоит из концептуального анализа основных значений, в которых природа понимается с помощью различных пониманий «человеческой природы», то есть 1) природа задумана как нечто «оригинальное» и «родное» vs.природа как «приобретенная» и производная; 2) внутренняя (психологическая) природа vs. внешняя (физическая и социальная) природа; 3) природа как нечто полностью изменяемое и поддающееся внешним воздействиям против природы как нечто неизменное; 4) человеческая природа как институциональный факт (язык, религия, закон, государство) в сравнении с человеческой природой, основанной на (собственных или приобретенных) индивидуальных возможностях.

41 Общая стратегия Дьюи состоит здесь не в принятии того или иного определения, а, скорее, в выявлении лежащего в основе дуализма между исходным и производным, субъективным и объективным, внутренним и внешним, на котором основаны все эти концепции, и в демонстрации диалектической инверсии понятий. такие значения.Здесь диалектика второй природы — это именно то, что приводит в движение этот процесс, поскольку она показывает, как мы видели, то, что сначала появляется как естественная природа, проявляет себя также как производное, и наоборот; эта приобретенная природа, когда-то понимаемая как полностью изменяемая, в конечном итоге оказывается более стойкой, чем врожденные импульсы, которые, в свою очередь, вовсе не являются неизменными и представляют собой факторы изменения и отклонения; эта привычка является не просто внутренним элементом, но воплощает в себе объективные природные, социальные и институциональные силы, которые, в свою очередь, включены в индивидуальные диспозиции, использование которых способствует изменению этих самых сил.

42 Аргументы природы в социальном дискурсе. В «Человеческая природа и поведение» и в статье «Противоречие человеческой природе» (1940) такой подход развивается в критический анализ конкретных социально-философских аргументов, основанных на понимании человеческой природы. В частности, Дьюи проанализировал три основных аргумента, которые он считает ошибочными: 1) аргументы о том, что что-то противоречит человеческой природе, 2) аргументы, основанные на неизменности человеческой природы, и 3) аргументы, основанные на полной податливости человеческой природы.Первый аргумент часто используют те, кто выступает против социальных изменений — как, например, было в случае со многими аргументами против отмены рабства и предоставления женщинам избирательных прав. Но, как отмечает Дьюи, социальные изменения, с одной стороны, всегда каким-то образом противоречат человеческой природе, существующей в определенное время, то есть противоречат человеческой природе, если понимать ее как приобретенную привычную склонность; с другой стороны, можно сказать, что социальные изменения соответствуют человеческой природе, если мы примем во внимание тот факт, что тенденция к обучению и приобретению является составной частью нашего природного биологического фонда.Здесь мы можем видеть, как критика Дьюи диалектически апеллирует как к амбивалентному использованию понятия природы, обнаруживаемой в таком аргументе, так и к объективной амбивалентности нашей естественности.

43 Что касается аргументов о неизменности человеческой природы, то они анализируются Дьюи как примеры аргументов, что что-то противоречит человеческой природе, поскольку последние часто апеллируют к тому факту, что человеческая природа не может быть изменена, и отсюда переходят к выводу, что политики, которые хотели бы его изменить, обречены на провал.Таким образом, такой аргумент реконструируется как модель консервативных дискурсивных стратегий в социальной мысли. Здесь апелляция к неподвижности человеческой природы основана на априорных рамках, сформированных практическими интересами, а не на объективных научных фактах или экспериментальных исследованиях. С точки зрения экспериментального исследования, скорее следует сказать, как было показано выше в дарвиновской манере, что наш природный биологический фонд предполагает открытость к изменениям и вариациям, и что история — это всего лишь «запись изменений в человеческих привычках».87 И если бы в нашей природе были относительно постоянные элементы, о которых мы пока не знаем, их оценка была бы вопросом экспериментального исследования, а не априорных антропологических утверждений.

44 Но аргументы от фиксированности довольно настойчивы, несмотря на их несоответствие тому, что мы знаем. И здесь Дьюи находит некоторые уроки, которые следует усвоить прогрессивным мыслителям. Во-первых, такие аргументы, как правило, являются рационализацией существующих привычек и предрассудков, односторонних интересов и институциональных структур власти, которые они включают.Но, во-вторых, и здесь более уместно, аргументы, основанные на фиксированности, настолько успешны в истории не потому, что существует инвариантная естественная человеческая природа, а потому, что наша производная природа, то есть привычки, сильно влияет на наши умы и действия. Теперь мы видим, как аргумент, который, как предполагается, основан на неизменной структуре изначальной природы, в конечном итоге имеет свою реальную основу, основанную на инерционном моменте привычек. Это то, что Дьюи называет здесь «смешением второй или обретенной природы с исходной природой » как то, что подтверждает аргументы, основанные на фиксированности, и может придать им вид убедительности.

45 Что касается аргументов, основанных на полной податливости человеческой природы, то они критикуются Дьюи на основе той же концептуальной стратегии. Во-первых, привычки являются подлинными компонентами нашей природы — поскольку мы биологически предрасположены к приобретению второй натуры — и проявляют некоторые черты инерционной стойкости, которые противоречат идее полной изменчивости человеческой природы волей, по крайней мере, в данный момент. Дьюи считает, что социальные реформаторы должны многому научиться на этом, и что многие семьи прогрессивного мышления — от либерализма до утопического социализма — обнаруживают, что основаны на сомнительной конструкционистской антропологии.Они дуалистически воспринимают отношения между историей и природой, понимая первую как нечто полностью изменяемое по желанию и в конечном итоге имея бестелесное представление о социальных практиках как о чем-то абстрагированном от материальных и природных процессов. Но это не более чем дополнительная сторона консервативной точки зрения, которая делает естественность чем-то данным, а не изменяемым.

46 Отвращение к незнакомому и генеалогия из привычки социальных предрассудков . Теперь я хотел бы более подробно исследовать, как понятие привычки как второй природы является источником, который приводит в движение фигуры социальной критики Дьюи. Во-первых, критическое представление Дьюи о второй природе лежит в основе его реконструкции генеалогии социальных предрассудков. В Human Nature and Conduct и более подробно в статье Racial Prejudice and Friction (1922), Дьюи прослеживает конститутивную антропологическую роль формирования привычки, происхождение некоторых социальных предубеждений, которые предшествуют суждениям и влияют на наши размышления, побуждая нас производить ошибочные суждения.Эти предубеждения проистекают из того факта, что привычки настолько «глубоко укоренились в нашей природе» 88, что вызывают своего рода спонтанное бессознательное отвращение и антипатию к тому, что является незнакомым, «новым», «необычным», «странным», «чужим, чужим». «Чужое», то есть то, что отличается от устоявшихся привычек, в которых мы были воспитаны. Пожалуйста, обратите внимание, что против возможного неправильного понимания этого момента, что такой естественный и антропологический механизм еще не натурализует предрассудки, поскольку определенное содержание предрассудков, таких как расовые, создается и определяется рядом физических, религиозных и политических факторов, которые исторически группируются вокруг отталкивающей диалектики формирования привычек.

47 Здесь снова цитируется банальное высказывание о том, что «привычка — вторая природа», что касается «буквальной истины, которую она содержит», и которая здесь связана с тем, как действует такой отталкивающий механизм, заставляющий нас бессознательно чувствовать себя «неестественным или сверхъестественным». все, что отходит от наших устоявшихся привычек »89. Путаница между изначальной и приобретенной природой снова возникает здесь не только как заблуждение политической мысли, но, скорее, как предвзятость нашего спонтанного и дорефлексивного образа мышления, которая может быть обнаружена социальной критикой через рефлексивное использование критического понятия второй природы.

48 Деятели социальной критики и диалектики природы . Но как реализуется эта модель социальной критики, основанная на второй природе, и какие фигуры концептуального овеществления она раскрывает? Какие практики критики социальных форм, которые использует Дьюи, проявляют различные, даже если они взаимосвязаны, аспекты реализации нашего критического потенциала? Думаю, аналитически можно выделить следующие цифры.

  • 90 LW 13: 108.
  • 91 МВт 13: 243-8.
  • 92 Дьюи (1973: 77).

49 Критика нормализации. Первая практика, которую подвергают критике, — это то, что я бы назвал «нормализацией». Здесь критикуется отождествление стандартов практики с тем, «что нормально и, следовательно, правильно». (Свобода и культура) .90 Это процесс, в котором привычные стандарты практики рассматриваются как социальные нормы, определяющие нормально, а что нет, а значит прописать, что должно быть согласно такой модели нормальности.Именно это происходит при инстинктивном отвращении социальных групп ко всему, что отходит от устоявшихся привычек. Это опосредовано процессом привыкания, что не означает, что привыкание следует отождествлять с ним. Здесь происходит то, что стандарты, основанные на наших привычках, принимаются за нормы, которые определяют, что является нормальным, и которые приводят к пониманию того, что чуждое и странное, как ненормальное или неестественное. Такой пример привычных паттернов лежит в основе многих социальных предрассудков, включая то, что проявляется как расизм, то есть расовое предубеждение по отношению к незнакомцу ( Racial Prejudice and Friction ).91 То же самое происходит и в сексистских обществах. Здесь некоторые общепринятые стандарты, которые воплощают в себе образец доминирования-подчинения, как правило, молчаливо принимаются теми, кто им подчиняется, как установленные факты, имеющие нормативное значение. Это то, что Дьюи в своих лекциях в Китае описывает как первую фазу — «молчаливое принятие статус-кво» — социальных реформ, понимаемых как борьба за признание.92

  • 93 МВт 13: 243-8.
  • 94 Дьюи (1973: 77). За интересное прочтение этого аспекта сексистской натурализации в контексте (…)
  • 95 LW 14: 258-9.

50 Критика чрезмерной натурализации . Эта форма нормализации может дополнительно сочетаться с некоторой разновидностью натурализации, то есть с тем фактом, что природа считается нормативной, или же с тем, что социальные стандарты считаются неотъемлемыми от природы вещей как их естественные нормы.93 В этом смысле в сексистских обществах женщины не только склонны молчаливо и молчаливо соглашаться со своим подчинением, но, кроме того, их заставляют рассматривать свое подчинение как «неизменный» естественный факт94. Проблема здесь не просто в натурализации социальных стандартов. В некотором смысле, как мы видели, социальные стандарты всегда имманентны развитию естественной человеческой жизни и постоянно натурализуются в процессе формирования привычки. Нет ничего плохого в том, что привычки глубоко укоренились в нашей природе.Проблема гораздо больше в том, как такая натурализация происходит в некоторых случаях и сочетается с определенными представлениями о естественности. Реифицирующая натурализация или чрезмерная натурализация — это то, что происходит, когда натурализация сочетается с нормативной нормализацией. Здесь тот факт, что природа считается нормативной, означает, что она понимается как исходная, неизменная, неизменная, фиксированная норма. Это то, что Дьюи называет «смешением второй или приобретенной природы с изначальной» 95, а Адорно понимает это как пример «тождественного мышления».И критика овеществления натурализации — это не просто форма денатурализации, поскольку, с одной стороны, она не состоит в утверждении, что то, что должно было быть естественным, просто искусственно, условно, исторически сконструировано; более того, такая критика имеет один из источников в самой естественности и ее диалектическом движении.

51 Критика эссенциализации. В этом смысле проблема здесь заключается в том, что можно было бы назвать эссенциализацией: то есть в том факте, что стандарты считаются существенными, исходными нормами, то есть нормами, которые определяют инвариантную сущность чего-либо.Вот почему дальнейшая практика социальной критики может быть осуществлена ​​как критика эссенциализации . В некоторых случаях важна именно естественность. Но естественность, как мы видели, не то же самое, что инвариантность, и в этом смысле критика эссенциализации — это форма критики, которая может осуществляться изнутри природы, то есть развертывание многозначности естественности против односторонней и овеществляющей тенденции. отождествить его с инвариантностью. Это соответствует второй фазе социальной реформы, как описывает ее Дьюи в своих Лекциях в Китае , , то есть «вызов»: фаза, на которой «факты природы» в конце концов оказываются не неизменными, т. Е. , где их неизменность обнаруживается критикой, выражаясь словами Адорно, как видимость необходимости, что-то, что скрывает случайность и быстротечность этих самых фактов.96

52 Критика отчуждения 900 13. Другая практика социальной критики состоит в критике «отчуждения» общественной жизни. Вот к чему сводится критика вредных привычек. Привычки критикуются не как таковые, не потому, что они принимают форму второй природы, то есть постоянно ре-натурализуются, а скорее потому, что они принимают жесткую, безжизненную, мертвую форму. То есть постольку, поскольку их естественность теряет свой живой, органический и выразительный характер и становится чем-то мертвым, кристаллизованным, разлагающимся до неорганической естественности.Отчуждение здесь понимается как «антоним ассоциированной жизни» 97, то есть как девитализация, лишение его естественной выразительной силы, своей энергии. И предыдущие примеры практик социальной критики каким-то образом охватываются этим последним, поскольку нормализация, сверхнатурализация и эссенциализация могут пониматься как особые механизмы отчуждения жизни. Качественное улучшение совместной жизни понимается Дьюи в его лекциях в Китае как расширенное общение.Тогда социальное отчуждение, которое Дьюи демонстрирует на примере жестко стратифицированных авторитарных обществ, таких как кастовая система в Индии, клерикальные религии, общества, разделенные на некультурные массы и социальные элиты, понимается как отсутствие коммуникации между социальными группами, где это ограничено или затруднено из-за социально установленный завал. Отчуждение связано с реактивными чувствами, такими как неудовлетворенность, неприязнь, отвращение к инаковости, ненависти и лишениям у тех, кто им подвержен.Более того, отчуждение ведет к подавлению и атрофии индивидуальных и коллективных способностей и может привести к формам интроверсии, которые могут принимать две взаимодополняющие формы, то есть, с одной стороны, социальное покорность и раболепие, с другой стороны, хитрость и лживость ( анализ социального отчуждения, который, кажется, следует модели, представленной Гегелем в Феноменологии духа в его анализе Neveau de Rameau как отчужденного сознания).

  • 98 Для критического сравнения Макдауэлла и некоторых аспектов философии Дьюи см. Welchman 200 (…)

53 Первая и вторая природа как критерии социальной критики . Все вышеупомянутые фигуры социальной критики — критика нормализации, критика сверхнатурализации, критика эссенциализации и критика отчуждения — понимаются как проявления более широкого критического диспозитива, то есть диалектики первой и второй природы, или иначе, диалектика порыва и привычки. Привычка, как мы видели, приобретенная, является вторичным образованием, которое является результатом социального формирования импульсов, но, тем не менее, является проявлением нашего органического естественного образа жизни, поскольку для нашей жизненной формы необходимо воспроизводить себя через привыкание.В этом смысле привычка — вторая натура. Но привычка — это еще и природа, потому что, даже если она вторична, она столь же сильна и актуальна, как и первая природа. Таким образом, такое различие между первой и второй природой является контекстным и позиционным, и его не следует абсолютизировать. Я думаю, мы можем найти здесь своего рода критику ante litteram тех позиций, которые, такие как неприкрытый натурализм с одной стороны и квиетизм Макдауэлла с другой, имеют тенденцию абсолютизировать различие между первой и второй натурой и предпочитают ставить себя исключительно на с одной стороны (тогда как лысый натурализм остается на стороне первой натуры, МакДауэлл предпочитает оставаться только на стороне второй натуры).98

  • 99 LW 6: 31.
  • 100 МВт 5: 309-11.

54 Когда различие абсолютизируется, это приводит к формам эссенциализации, которые имеют отчуждающий характер. Это, как пишет Дьюи в своей статье о Human Nature, , как если бы мы взяли «статическое поперечное сечение», «снимок человека», игнорируя динамический процесс его роста.99 Вот что происходит, например, когда природа считается нормативной, а такая нормативность эссенциализируется как инвариантность. Это может повлиять как на наше понимание первой, так и второй природы. Так, например, консерватизм (и неприкрытый натурализм) склонен отождествлять первую природу — инстинкт, импульс — с чем-то неизменным, тогда как радикальный историзм склонен считать вторую природу полностью податливой. Но если мы не абсолютизируем различие между первой и второй природой, мы можем обнаружить, что то, что кажется первой природой, как, например, импульс, является довольно неопределенным, легко изменяемым и формируемым уже заданными привычками; более того, нативная деятельность вторична в ходе поведения, поскольку приобретает свое значение в зависимости от данных привычных паттернов.Следовательно, первая естественность побуждения может превратиться во вторую природу. Принимая во внимание, что то, что кажется второй натурой, например привычка, часто, даже если не по существу, довольно стойкое и проявляет большую инерцию; более того, привычка является первичной в ходе поведения, поскольку именно в ее функции природные действия приобретают социальное значение. Следовательно, вторая естественность привычки может превратиться в первую природу.100

  • 101 См. Также Schmidd Noerr 1997.
  • 102 LW 6: 32.

55 В этом смысле различие между первой и второй природой не всегда является данностью, но проявляется заново в связи с изменяющимися социальными и историческими контекстами развития жизни. Мы также не должны предполагать, что концепции первой и второй природы описывают две метафизически данные и отдельные области объектов.101 Первая и вторая природа представляют собой скорее диалектически переплетенные концепции-держатели места, которые должны быть заполнены по отношению к разным контекстам и раскрывают определенные конфигурации объектов. опыт и действие.Это не означает, что такое различие не может быть полезным и оправданным при некоторых обстоятельствах. Именно на это указывает Дьюи, когда он утверждает, что такое различие между первым и вторым, естественной и приобретенной природой является «удобным интеллектуальным приемом», «ориентиром, полезным для изучения определенного периода развития», который имеет описательную силу и практически применим важно, поскольку он может раскрыть нам конфигурации опыта, недоступные иным образом102. Фактически, в биологических и социальных установках всегда есть что-то, что дано, и что-то, что должно быть приобретено на этой основе.И если мы хотим изменить и трансформировать человеческую природу и социальную жизнь, мы должны принять это во внимание и уйти отсюда. Следовательно, различие между первой и второй природой носит динамический и диалектический характер, и его всегда необходимо заново описывать заново в связи с контекстом, который нам нужно отображать и внутри которого мы оперируем. Его диалектический характер означает, что такое различие не только имеет определенную описательную силу, но и критическую силу, поскольку описывает процесс критического преобразования связанной с ним жизни.Следовательно, различие между первой и второй природой является критическим диспозитивом, который необходим для развертывания обрисованных нами практик социальной критики: такое различие является точкой зрения, с которой мы время от времени можем критически переписывать процессы социальной критики. ассоциированной жизни, критикуя продолжающуюся нормативную эссенциализацию ее формы и вытекающее из нее отчуждение.

  • 103 LW 1: 62: «Натуралистическая метафизика обязана рассматривать отражение как естественное событие, происходящее (…)

56 Природа как источник критики . Интимная диалектика первой и второй природы в конечном итоге коренится в полисемии естественности и в амбивалентности ее социального проявления, что проявляется в амбивалентности процесса формирования привычки и ее перформативных колебаниях между порабощением и освобождением, повторением и творчество, рутина и искусство, инерционная тенденция и неожиданное развитие. С одной стороны, некоторые формы эссенциализации натурализации ведут к социальному подчинению.Но с другой стороны, естественность — как, например, она проявляется в той роли, которую врожденные импульсы играют в образовании и в социальной жизни, а также в той роли, которую рефлексивность, будучи естественным образом обоснованной, играет в моральном и социальном мышлении103, — может быть агентом. отклонения, трансформации, возрождения и реконструкции социальных практик. Тогда естественность может быть источником освобождения социальной жизни и усиления индивидуальных и общих человеческих способностей.

  • 104 МВт 4: 3-15.
  • 105 См. Адорно (1997: 345-5).

57 Внутренняя диалектика первой и второй природы проявляет также высший динамический характер естественности, способ, которым она постоянно трансформируется — либо распадается, либо распадается на части, либо развивается. Это, согласно тому, что Дьюи писал уже в своей статье The Influence of Darwinism on Philosophy (1909), является уроком не только социальной критики, но также и дарвинизма, понимаемого как восстание против философии, подтверждающей примат этого. которая является неизменной и неизменной — природы как источника — и в этом отношении способствует переосмыслению новой философии природы, способной превращаться из «постоянного в изменчивое»: к переосмыслению природы как чего-то временного и случайного, относительно стабильного и относительно изменчивый.104 То, что юный Адорно называл «преходящим» характером природы, и что проявляет внутреннюю связь между первой и второй природой, природой и историей — внутреннюю тенденцию разложения истории до естественности и тенденцию природы к историческому развитию105. выражается в диалектике формирования привычки.

Политическая теория второй природы Руссо Зева Трахтенберга :: SSRN

20 стр.

Размещено: 29 марта 2010 г.

Последняя редакция: 3 мая 2010 г.

Абстрактные

Руссо известен своими романтическими изображениями одиноких пешеходов, которые проходят по ландшафту, оставляя самые незначительные следы.Но, возможно, менее широко известно, что он также исследует другую особенность человеческого присутствия в мире природы: он подчеркивает, что, когда люди начинают жить в социальных группах, они должны преобразовывать ландшафт, чтобы выжить. Таким образом, в «Рассуждениях о неравенстве», в то время как «дикарь» использует то, что природа дает ему в руки, не изменяя источник этих благ, Руссо связывает «гражданского человека» с весьма существенными изменениями ландшафта, как люди учатся. посредством своей экономической деятельности использовать природные процессы.Отсюда следует, что эволюция человеческой природы и социальной жизни, которую Руссо излагает в «Дискурсе», также может быть прочитана как история превращения человечества в свою среду обитания из первозданной дикой природы во «вторую природу» сельскохозяйственной деревни. Проследив описательный проект Руссо по описанию развития второй натуры через общественно организованный труд, я буду утверждать, что он сочетает его с нормативным проектом оценки состояния трансформированного ландшафта в моральных и политических терминах.Таким образом, я хочу заключить, Руссо защищает аграрное политическое видение, в котором республиканские институты и качество окружающей среды взаимно поддерживают друг друга.

Ключевые слова: Руссо, окружающая среда, вторая природа, дикая местность, аграрность

Предлагаемое цитирование:
Предлагаемая ссылка

Трахтенберг, Зев, Политическая теория второй природы Руссо.Документ Ежегодного собрания Западной ассоциации политологии за 2010 г., доступен на SSRN: https://ssrn.com/abstract=1580327