Стать грамотным: Стать грамотным

Содержание

Стать грамотным

Октябрь 18, 2020 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Предлагаем Вам полный курс занятий для всех уровней и возрастов. Мы — семейная пара. Мэттью — гражданин Великобритании. Работая в тандеме, мы поможем Вам овладеть языком на любом…

Октябрь 2, 2019 / Выпускникам / Комментарии: 0

Выбор специальности – один из важнейших вопросов, волнующих школьника. Кто-то определяется едва ли не в начальной школе, кто-то впервые задумывается об этом уже в выпускном…

Сентябрь 25, 2019 / Литература / Комментарии: 0

«Пастушеский» — так переводится с французского языка слово пастораль (pastorale). Это особый жанр литературы и других видов искусства, предполагающий изображение сельской жизни и её…

Сентябрь 7, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Медведь, Михал Потапыч, Мишка, косолапый – такие слова потребляют в русском языке в отношении огромного животного, проживающего в…

Июнь 28, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Курсы иностранных языков сегодня присутствуют как в интернет-среде, так и офлайн в огромном изобилии. Но как сориентироваться в таком многообразии и подобрать для себя наиболее эффективный вариант?…

Июнь 21, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Центр дистанционного обучения «Эксперт» призван проводить обучающие занятия по профессиональной подготовке и повышению квалификации работников всех рангов промышленного…

Май 24, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Друзья, по вашим многочисленным просьбам на летнее время мы реанимируем наш паблик о грамотности в социальной сети…

Май 13, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Услуги репетиторов в настоящее время пользуются большим спросом. На что стоит обратить внимание при их…

Апрель 3, 2019 / Выпускникам / Комментарии: 0

Рынок образовательных услуг Москвы сегодня перенасыщен всевозможными курсами и тренингами, и перед выпускниками столичных  школ стоит непростая задача — выбрать среди их пёстрого разнообразия лучшие — те, которые действительно помогут сдать ЕГЭ…

Март 30, 2019 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Задумывались ли вы когда-нибудь, какую огромную работу в нашей речи выполняют самые обычные и очень привычные суффиксы? Они способны превратить большое в маленькое, маленькое — в большое, сделать слово ласковым или злым, превратить предмет…

Как стать грамотным за 5 минут

Умение грамотно писать – поможет вашей карьере. Вот как тренироваться, я и напишу в этой инструкции.

Уровень сложности: Несложно

1 шаг

Я, как и многие из вас, вероятно слишком много гонял собак в детстве. И потому с грамотностью у меня были большие проблемы. А когда я стал много писать, моя неграмотность мне сильно мешала.
Но как-то мне попала в руки тоненькая книжка (возможно она называлась как эта инструкция). Я уж был взрослый – и в этой книжке “про грамотность за 5 минут” многое совпадало с тем, что я уже знал, в частности с моими знаниями и опытом про запоминание и память.
Итак, совет первый – понять, что вам тоже повезло – вы читаете эту инструкцию.

2 шаг

В этой книжечке (такая она была тоненькая, что я ее так ласково назвал —  книжечка) говорилось примерно следующее:
“Мы очень много читаем. Но в большинстве своем книги, которые мы читаем, написаны грамотно – в любом случае, тексты этих книг правил грамотный редактор. И именно это мы используем “для постановки грамотности за 5 минут”.
Итак,  шаг второй – не перечитывайте до дыр свои безграмотно написанные личные блоги, а читайте хорошие книги – чем больше, тем лучше для вашей грамотности. Вы ПРИВЫКНИТЕ ЧИТАТЬ ГРАМОТНУЮ РЕЧЬ.

3 шаг

Вот, идете вы на работу или в школу одной и той же дорогой, и если ничего на дороге не меняется, то вы старое не замечаете. Но если вдруг там, где еще вчера ничего не стояло, вы обнаружите прямо по центру вашего пути, скажем, зеленую елку – вы сразу ее заметите, остановитесь, как бы споткнетесь.

Так и при чтении текстов: когда написано все без ошибок, это как старая дорога на работу или в школу. Но если вы при чтении встретите ошибку – обязательно споткнетесь. Итак – ошибка – это как та елка на дороге.
Итак, шаг третий – понять, что когда ты споткнулся при чтении текста,  — это ошибка.

4 шаг

Шаг четвертый.
Вот теперь набирайте свой текст. Затем обязательно его перечитайте, там, где споткнулись – там ошибка. С ней нужно разобраться.
Само собой, используйте проверку ошибок в редакторе, там где ошиблись – подумайте почему, а если не споткнулись при первом чтении – опять подумайте.

5 шаг

Пятый шаг.
Это уже продвинутый уровень.
В том месте, где споткнулись, например, неверно написано слово, но вы не знаете как правильно – лезем в словарь. После 3-4 таких лазаний сможете запомнить правильное написание слова.

6 шаг

Шаг шестой, хотя его полезно сделать первым – это мотивация к повышению вашей грамотности.
Например, описанная методика, которая меня в одно мгновенье перевела из малограмотного в более-менее грамотного, мне была нужна, чтобы за мои многочисленные тексты мне элементарно не было стыдно.

7 шаг

Однако относительно недавно у меня появилась дополнительная мотивация. Оказалось, что при изучении иностранного языка без грамматики русского языка – очень сложно, лучше сказать – невозможно (если, например, вы путаете части речи с членами предложения – скажем, глаголы со сказуемым.)
Да, вот следующий шаг к постижению грамматики – изучайте грамматику (если вы еще учитесь в школе – относитесь к русскому как к любимому предмету – от него зависит ваша карьера, то есть – вся жизнь.
Если вы уже работаете – можно взять пособие по грамматике потоньше.

Повторяем:

1. Читаем больше книг.
2. Перечитываем свои тексты.
3. Где споткнулись – исправляем ошибку.
4. Не знаем как исправить – лезем в словарь и грамматику.
5. Относимся к языку с любовью.

6. Покупаем интересную книжку по языкознанию (например, “Слово о словах” Успенского).

7. Приятно шокируем публику  грамотным письмом.

 

Советы и предупреждения:

  • Иногда  я с большим удовольствием читаю книги по языкознанию, которые рассказывают о том, как развивался наш язык. Это следующий уровень, но по моему опыту — обязательный уровень улучшения своей грамотности.
  • К слову, не очень давно я решил проверить свои знания по русскому языку, выполнив тест, размещенный в Интернете. По результатам теста я получил такой ответ: «Вы входите в небольшую группу (порядка 10%) людей, кто может похвастаться своей грамотностью». Прикольно, и всего за 5 минут.

Как повысить грамотность своей речи

Я — граммар-наци. Я поправляю людей, когда они неправильно говорят. Так уж вышло, что с детства у меня перед глазами был пример человека, который стремился правильно говорить, — это моя мама. А потом я с головой ушла в лингвистику и теперь учу грамотности уже на другом языке. Однако русский, родной и чудесный, на второй план так и не отошёл. В моей речи тоже проскальзывают слова-паразиты, но я стараюсь контролировать этот процесс и по возможности избавляться от ошибок.

Препод по матану про филологов:
— Плюньте в лицо тому, кто говорит, что филологи — это нежные фиалочки с горящими глазами! Я вас умоляю! На самом деле они мрачные желчные типы, готовые язык собеседнику вырвать за фразы типа «оплатите за воду», «мое день рождение», «дырка в пальте»
…Голос с задней парты:
— А что не так с этими фразами?
Препод, поправив очки:— А на вашем трупе, молодой человек, они бы еще и попрыгали.

(Источник: паблик МХК https://vk.com/mhkoff)

При чём тут преподавание? Я считаю, что преподаватель должен быть грамотным не только в своём предмете, но и в своей речи.

Почти два года я занимаюсь набором и обучением преподавателей. Какие только ошибки не встречались в мотивационных письмах и планах занятий! Миллион восклицательных знаков, как, например, у девушки, которая пробовалась на преподавателя фото: «Я фотограф!! Я уже два года фотографирую свадьбы!!!!!», или моё любимое моё день рождения — так вообще говорит добрая половина моего взрослого окружения. 

А как пишут многие дети? «привет она нам задала то что мы делали в классе я успел все сделать», — написал мне один из моих шестиклассников. «Здравствуйте, Елизавета я в пятницу не смогу по заниматься», — пишет семиклассник. Или вот: «Здравствуйте, да худошка будет ! Нам не чего не задали вродибы». 

(источник: )

И если в половине случаев с написанием слов всё более-менее неплохо, то знаки препинания многие почему-то либо сильно не любят, либо любят излишне. Запятая между подлежащим и сказуемым — настоящий бич современного интернет-дискурса. 

Самый частый и любимый аргумент многих: я не на экзамене/уроке русского. Однако, как показывает практика, люди, которые пишут грамотно, делают это всегда, а отступают от правил разве что стилистики ради и совершенно сознательно.

Несмотря на то, что это понятие давно вошло в обиход, врождённой грамотности не существует. Но почему же тогда некоторые люди грамотно говорят и пишут, не заучивая при этом никакие правила? 

Самый вероятный ответ: они много читали в детстве. Во время чтения работает зрительная память, запоминаются как отдельные слова, так и определённые схемы, например, что перед союзом «а» всегда стоит запятая. 

Читай

Пусть тебе уже не 10 лет, но механизмы запоминания по-прежнему работают, пусть и чуть хуже. Чтение убивает сразу нескольких зайцев: это приятный и полезный способ провести свободное время, оно вызывает привыкание к грамотно написанным текстам и, наконец, вытаскивает нас из социальных сетей. Помимо этого, можно читать и анализировать прочитанный текст на предмет правил русского языка. Например, видим запятую и пытаемся объяснить, почему она здесь нужна.  

(источник: )

Учись

Существует большое количество интерактивных сервисов для изучения иностранных языков. А что насчёт русского? К сожалению, выбор гораздо меньше, но всё же попадаются полезные ресурсы. 

Главный справочник на все случаи жизни — Грамота.ру. Там можно  и найти объяснения сложных случаев постановки пунктуационных знаков, и проверить написание слов, и писать интерактивные диктанты. А ещё на сайте есть сборник пословиц и скороговорок и стишки-запоминалки, благодаря которым можно с лёгкостью запомнить непривычные ударения и написание слов: Чувилин чуВствует, что ему сочуВствуют.   

Ещё один полезный ресурс — Тотальный диктант. Это ежегодная образовательная акция, в ходе которой участники (а им может стать любой желающий) пишут диктант по русскому языку. Диктант можно писать как на одной из площадок города, так и онлайн. Тексты пишутся специально для акции современными писателями, а после диктанта можно узнать свои ошибки и увидеть объяснения. В течение года на сайте акции проводится онлайн-курс.   

Сайт «Культура письменной речи» представляет собой большую библиотеку справочных ресурсов по русскому языку и будет особенно полезен преподавателям русского и литературы, так как там представлена актуальная информация и разбор заданий ЕГЭ. Также на сайте есть раздел, где можно пройти тесты по разным лингвистическим аспектам. 

Best-language.ru — ещё один сайт, который будет полезен как при подготовке к ЕГЭ, так и тем, кто хочет избавиться от ошибок в письменной речи. Там есть интерактивный экспресс-курс русского языка, а также подробные справочные материалы по большому количеству тем. 

практикуйся

Безусловно, в приобретении любого навыка основную роль играет практика. Тут тебе может помочь сознательная перепроверка того, что и как ты пишешь, будь то письмо начальнику или комментарий к смешному посту в соцсети. 

Не лишним будет и взаимодействие с окружением. Попроси более грамотного друга поправлять тебя при общении, а также сам старайся обращать внимание на ошибки, которые допускают другие люди. 

Грамотная речь — это привычка. Как известно, для вырабатывания привычки нужно около 20 дней. Поставь цель и контролируй свою письменную и устную речь, учись замечать собственные огрехи. Это на самом деле работает: когда я узнала, что более правильным вариантом произношения является по средáм, а не по срéдам, я стала обращать внимание на это каждый раз, когда упоминала этот день недели. Сначала много спотыкалась, говорила по привычке, но всё время исправляла себя вслух, и теперь практически не допускаю эту ошибку. Хотя, конечно, второй вариант в современном русском языке также считается допустимым. 

К слову, для другого значения слова среда — окружение, природные условия, — допустим только второй вариант произношения.

следи за тенденциями

Язык — это живой организм, который постоянно изменяется. Практически каждый день появляются новые слова, исчезают устаревшие, на смену старым нормам приходят новые. Мы уже сто лет не используем букву Ѣ (ять), давным-давно не употребляем устаревшее слово очи вне книжного дискурса и уж точно не скажем моя такси, как говорили в прошлом веке. 

В 2009 году по приказу Министерства образования в словарях русского языка появились новые нормы. Многие филологи с ними не согласны, однако другие специалисты утверждают, что словари фиксируют то, как говорят люди в ту или иную эпоху, поэтому, если многие русскоязычные люди пьют черное кофе, значит, так тому и быть. Теперь можно говорить йóгурт или йогỳрт, а ещё в новый словарь вошло чудесное (или нет) файф-о-клок в значении полдника. Хорошо это или плохо и следовать ли новым нормам, которые были представлены в качестве рекомендации, — дело каждого, но быть осведомленным о них — важно.  

Преподаватель — это образец. Вслед за учителями школьники перенимают не только знания по предмету, но и модели поведения. Преподаватель, учитель, наставник всегда должен давать чуть больше, чем то, чему обязывает учебная программа. 

Конечно, немногое можно сделать, когда вся семья и ближайшее окружение ребенка говорит звóнит, но хотя бы вселить в голову понимание, что это не единственный и, возможно, не самый правильный вариант, под силу каждому. Людям, которые умеют верно согласовывать деепричастные обороты и использовать фразеологизмы, гораздо легче строить развернутые высказывания, да и общаться с такими людьми гораздо приятнее, чем с «ну чо, эээ, когда позвóнишь?».   

(источник: )

А ещё я не первый год бережно храню одну цитату с bash.org, уж очень она убедительна: 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

шесть шагов. Как научиться писать без ошибок

О чём же поговорить в Международный день грамотности, если не о том, как стать грамотным? Сегодня я расскажу Тебе о грамотности в узком смысле этого слова, а именно — о письме без ошибок.

2
27 т.


Ошибки
в тексте — это очень досадно: они как
ямы на дороге или как пятна на одежде.
Если Ты любишь всё делать хорошо, то
будешь стараться писать правильно. Что
же делать, если всё же время от времени
в Твоих сочинениях, контрольных работах
или письмах встречаются ошибки?


 Заучиваешь
правила украинского языка наизусть, но
это не помогает? Конечно, ведь такой
способ нельзя назвать эффективным.
Усваивать новые знания и навыки лучше
всего на практике. Начнём?

 1.
Читай. Это — самый первый и самый главный
совет. Рекомендую взяться за качественную
художественную литературу — так Ты
незаметно для себя будешь запоминать
правильное написание слов и расстановку
знаков препинания, а ещё — интересные
высказывания и стилистические приёмы.

 2.
Когда сомневаешься — остановись. Чтение
хороших текстов приучит тебя к отсутствию
ошибок. Но вот когда Ты будешь идти по
улице и увидишь рекламный плакат, или
же будешь общаться по электронной почте
со знакомым, в какой-то момент Ты вполне
можешь подумать: «Что-то здесь не то».
Если Тебе бросилось в глаза что-то
странное или непривычное, это сигнал к
тому, что время поработать!

 3.
Купи орфографический словарь и учебники
по украинскому языку. И как только Ты
«споткнёшься», читая какой-либо текст
— сразу проверяй, нет ли там ошибки.
Когда Тебе дают выучить готовое правило
в школе — это одно. Когда Ты столкнулся
с проблемой и сам её решил — это совершенно
другое.

 4.
Точно так же работай и с собственными
текстами. Лёгкая тень сомнения —
серьёзная проверка. Кстати, многие
советуют обязательно выговаривать
вслух то, что Ты пишешь — это позволит
сократить количество орфографических
ошибок. Попробуй!

 5.
Даже если Тебе кажется, что теперь Ты
пишешь правильно, не спеши радоваться:
украинский язык страдает от таких
явлений, как суржик и кальки с русского
языка. Вполне может быть, что Ты
употребляешь русизмы, даже не подозревая
об этом. Поэтому советую поработать над
стилистикой украинского языка. Приобрети
учебник, а в Интернете найди интересные
проекты, где правильное употребление
слов и выражений объяснено с помощью
чудесных иллюстраций.

 6.
Не стесняйся попросить друга исправлять
Тебя, если Ты пишешь или говоришь что-то
неправильно. Кстати, Ты также можешь
указывать ему на его ошибки. Взаимное
усовершенствование поможет вам стать
грамотными.

 Начни
сегодня — а в День грамотности в следующем
году похвастаешься результатом!

Заметили орфографическую ошибку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Как стать грамотным

Совершить ошибку может каждый, учитывая множество новомодных словечек, которыми кишит современный лексикон. Но одно дело, когда ошибаешься в малознакомых словах, и совсем другое, когда делаешь элементарные ошибки каждый день и в тех же местах.

При знакомстве с человеком всегда запоминаются 3 момента: внешний вид, обстоятельства встречи и его речь. По манере разговора нового знакомого мы чаще всего и делаем предположения о его образовании, воспитании и складе ума. И если он говорит безграмотно, коверкая привычные слова на свой лад, — хочется попросту убежать.

Сегодня редакция «Так Просто!» расскажет о типичных ошибках, которыми выделяется неграмотный человек из не самого образованного окружения. Ведь где мы набираемся этих искореженных словечек? Наверняка там, где все говорят подобным образом.

© DepositPhotos

Как стать грамотным

Порой мы даже не задумываемся, когда произносим какие-то слова неправильно. Не сверять же всё со словарем. Да и привычка говорить именно так, а не иначе, усыпляет нашу бдительность. И вот в каких случаях грамотность страдает чаще всего, выдавая прогулянные уроки по русскому языку.

© DepositPhotos

  1. «Ложи»
    Многие удивятся, но такого глагола в русском языке не существует. В этом значении используется слово «класть». А вот с приставкой можно «положить», «сложить» или «положиться». Если человек что-то «ложит», то у него не всё гладко с русским языком.
  2. «Ихние проблемы»
    Вероятно, многим людям больше нравится разговорная форма «ихний», чем правильное и реально существующее в русском языке слово «их». Иначе никак не объяснить, почему в культурной речи «ихние» вообще встречаются. Сюда же можно отнести такие извращения, как «ейный» и «евойный» вместо «ее» и «его». Запомни: притяжательные местоимения не склоняются.

    © DepositPhotos

  3. «Скучаю за тобой»
    Чудовищная фраза с неправильным выбором предлога встречается довольно часто, а ведь скучать можно только по кому-то или о ком-то. Возможно, ошибка произошла от украинского аналога фразы «сумую за тобою», которая на русский переводится как раз «скучаю по тебе».
  4. «Едь» или «ехай»
    Чтобы не говорить режущее слух «ехай», умельцы изобрели слово «едь». И попробуй теперь докажи, что этих вариантов в русском языке не существует. А ведь повелительная форма «ехать» — «поезжай». Даже краткое сокращение в виде «езжай» считается разговорным вариантом, не применяемым в деловой речи. Но лучше «езжай», чем «едь» (которое, вероятно, произошло от украинского «їдь»).

  5. «Однушка», «двушка», «трешка»
    Эти сокращения так прочно вошли в нашу жизнь, что чаще можно услышать «трешка», чем «трехкомнатная квартира». Но «однушки», «двушки» и «трешки» — какие-то первобытные словечки, придуманные риелторами, среди которых всегда хватало приезжих. Именно в регионах больше всего любят сокращать слова и названия. Но не сокращать же всё подряд!

    © DepositPhotos

  6. «Ляля» или «лялечка»
    Этим провинциальным диалектизмом из южных селений называют маленьких детей, которые очень милы. Но «лялечка» также обозначает мямлю, растяпу и простака. Действительно хочешь называть невинное дитя этими словечками? К тому же «ляля» еще и обозначает куклу, что вряд ли можно считать адекватным комплиментом для ребенка.

    © DepositPhotos

  7. «С Москвы»
    Путать предлоги «из» и «с» не могут выходцы из культурной среды. Такое «достижение» по силам только носителям местных диалектов. Ведь каждому образованному человеку чутье подскажет, какой предлог правильный.

    Если на вопрос «где?» отвечаешь «в Москве», то на вопрос «откуда?» выберешь предлог «из» — «из Москвы». Соответственно, если ты родился на Кавказе или на Дальнем Востоке, то на вопрос собеседника: «Откуда родом?» — можешь смело отвечать «с Кавказа» или «с Дальнего Востока». Но есть исключения, о которых мы уже рассказывали в предыдущей статье.

Мы уже объясняли, как избегать ошибок в речи при использовании оборотов с излишествами. Говори только точные и грамотные фразы, несущие смысл, тогда слушать тебя будут с большим удовольствием.

А какие популярные ошибки еще приходят на ум? Напиши в комментариях.

Как стать грамотным современному студенту? | Обучение

Часто бывает, глубоко проработанную, но изобилующую ошибками работу, будь то доклад, реферат или сообщение, преподаватель может низко оценить, а то и вовсе не принять. И будет прав. Досадно, но прав. Просто в этом случае тоже действует извечный принцип «встречают по одежке». А «одежка» текста — это грамотность. Для человека, годами, десятилетиями работающего с безупречно написанными научными трудами, ошибки в чужих текстах становятся настоящим препятствием для понимания смысла. Устойчивый (и обоснованный) стереотип «Неграмотный, — значит, некультурный» довершит дело.

Увы, грамотность населения в нашей стране в последнее время неумолимо падает, особенно если говорить о молодежи. Существенную роль в этом сыграл так называемый «подонковский язык» Интернета и желание упрощать и сокращать слова, «экономия речевых ресурсов». Читать мудрые книги находится все меньше желающих… Так постепенно, незаметно для нас самих, стираются грани между правильно-неправильно, укореняются и перетекают в студенческие работы и другие тексты ошибки. Профессии у грамотности, как и безграмотности, оказывается, нет.

Быть грамотным — значит свободно владеть богатствами родного языка в устной и письменной речи. И богатства эти неисчерпаемые. Мы же эти богатства добровольно уничтожаем, подменяем словами-калеками, американизмами, а то и вовсе табуированной лексикой. Выходит, быть грамотным нынче — не модно? А скудоумным?

Говоря о том, как повысить грамотность, трудно давать конкретные советы, из серии «Отрицание не пишется с глаголами раздельно». Ведь ошибки, как и сам почерк, у каждого человека индивидуальны и ведут свою историю еще со школьной скамьи. Грамотность — дама дотошная. И то, что в пятом классе вы прогуляли пару уроков с темой «Безударная гласная в корне слова», она припомнит в будущем, будьте уверены. Припомнит в заявлении о приеме на работу, в резюме или на первой же странице дипломного проекта. Нужно ли говорить, что горе-автор предстанет в невыгодном свете?

Панацеи от неграмотности нет, но есть несколько проверенных годами путей повышения грамотности и борьбы с закоренелыми ошибками.

Не нужно стесняться или лениться заглядывать в словарь, если возникли сомнения. Хорошо, если на полке, помимо толкового, есть орфографический словарь, а также словарь трудностей русского языка, словарь ударений и другие.

Лучше купить учебник, который содержит все разделы курса современного русского языка: лексику и фразеологию, фонетику, фонологию и орфоэпию, графику и орфографию, словообразование, морфологию, синтаксис и пунктуацию. Или хотя бы приобрести правила в таблицах и, как со словарями, чаще туда заглядывать.

Повышает грамотность чтение книг. Не бульварной прессы, а давно признанных, написанных хорошим, литературным языком произведений. Вместе с грамотностью при чтении повышается и интеллект.

Не обижайтесь, если вам спокойно и вежливо укажут на ошибки в вашем тексте, поправят неправильно произнесенное слово. Для вас будет гораздо хуже, если этого не сделают.

В завершение данной темы — история из жизни. Как-то один журналист в газете написал: «…актриса путешествовала с разными трупами» (вместо труппами). Важность грамотности, что называется, налицо!

Как стать финансово грамотным человеком

Экономические условия, которые сложились в период коронавирусной пандемии, изменили жизнь большинства россиян. Многие стали говорить о финансах и финансовой грамотности. Появляются онлайн-курсы и тренинги, на которых простых граждан могут научить, как правильно распоряжаться своим бюджетом и формировать сбережения. Но знает ли население, что означает финансовая грамотность на самом деле?

Согласно данным общероссийского опроса, который провел Росгосстрах, почти три четверти респондентов не обладают необходимыми знаниями, не умеют грамотно управлять бюджетом и инвестировать, приумножая свои доходы. Такое же количество опрошенных россиян положительно относятся к введению уроков финансовой грамотности в школах, на которых детям объясняли бы, как контролировать свой личный бюджет, вести учет доходов и расходов, и рассказывали о правильном использовании различных финансовых услуг.

98% взрослых жителей хотят получить знания и навыки, которые помогли бы не только зарабатывать, но и инвестировать полученные средства.

К примеру, 47% опрошенных хотят научиться откладывать деньги, чтобы реализовывать долгосрочные цели, 35% разобрались бы в работе финансовых инструментов. Но пока, по данным опроса, только 9% из всех на деле занялись самообразованием.

Прежде чем перейти к советам, которые помогут стать финансово грамотным человеком, нужно определиться с тем, что такое финансовая грамотность. Прежде всего, это четкое понимание того, как работают деньги, как управлять ими и приумножать капитал. Как правило, человек, знающий экономическую сферу, 10% доходов инвестирует, и его расходы никогда не превышают месячную зарплату.

Также в финансовой грамотности выделяют 3 уровня.

  • 0 уровень – когда вам никогда не хватает денег, при этом у вас есть долги, кредиты, ипотеки, займы. Люди, находящиеся на этом уровне, во всем винят низкие зарплаты, высокие цены и обстоятельства, но не самих себя.
  • 1 уровень – здесь люди умеют зарабатывать, и собранного капитала им хватает на жизнь. На этой ступени большинство граждан чувствует себя комфортно, но это не значит, что они финансово грамотные.
  • 2 уровень – на этой ступени люди не только зарабатывают, но и сохраняют часть средств. К тому же, если у них возникает неожиданная ситуация, требующая затрат, у таких людей всегда есть отложенные средства.
  • 3 уровень – на нем граждане не только сохраняют деньги, но и приумножают их. Они становятся инвесторами и постоянно имеют пассивный доход.

На пути к финансовой грамотности стоит выработать несколько привычек.

  • Во-первых, анализируйте собственный бюджет. Вдумчиво изучите все источники своих доходов и расходов с точки зрения направления и размеров трат. Сделать это можно в обычном ежедневнике, но также есть специальные программы, помогающие разобраться в вопросе.
  • Во-вторых, старайтесь обходить стороной кредиты и тем более долги. Пробуйте формировать список покупок на деньги, которые зарабатываете. Зачастую люди живут на слишком «широкую ногу» и совершают импульсивные покупки.
  • В-третьих, откладывайте часть дохода, примерно 10%, а остальную часть пускайте на оплату обычных расходов, начиная с самых важных. Таким образом вы сможете приумножать свой доход. Если у вас все-таки есть кредиты и займы, то выпишите их подробно. Нужно понимать, каков сейчас размер задолженности и ежемесячные выплаты. Проверяйте свою кредитную историю не реже 1 раза в год, это поможет своевременно выявлять ошибки и исправлять их.
  • В-четвертых, создайте свой финансовый план на жизнь. Многие люди не любят планировать наперед, но для успешной финансовой жизни это необходимо. С помощью распорядка вы сможете достигать своих финансовых целей намного быстрее. К тому же так легче их корректировать.
  • В-пятых, если решитесь вложить свои средства, всегда консультируйтесь с профессионалами, ведь они все-таки достаточно осведомлены, чтобы дать совет.

Многие граждане живут по принципу «что заработал, то и потратил», но это не совсем правильный подход к жизни. Помните, что это не деньги управляют вами, а вы деньгами. Поменяйте свой подход с потребительского на управленческий, и тогда все начнет получаться.

Повышать свою финансовую грамотность можно и самостоятельно: например, пользуясь материалами сайта министерства финансов Красноярского края. Много полезной информации по теме ведения личного бюджета собрано в разделе «Мои финансы».
 

Новости «Стать грамотным», автор: Мари Клей

На основе своего непрерывного исследования развития и обучения детей Мари Клэй прослеживает пути прогресса детей в обучении грамоте. Признанная классикой с момента ее первой публикации, «Становясь грамотным: создание внутреннего контроля» — это важная книга для учителей и воспитателей, стремящихся дать всем детям возможность стать грамотными.

Эффективные учителя чувствуют ожидаемые изменения, когда дети начинают заниматься обучением грамоте в раннем возрасте. Стать грамотным дает подробное описание этих достижений. Но Мари Клэй не предписывает учебных методов или последовательностей. Она призывает учителей основывать свои решения об обучении на тщательном наблюдении за поведением детей при чтении и письме, одновременно подвергая сомнению рассказы, которые противоречат наблюдаемым ими моделям реагирования.

Информация и объяснения, содержащиеся в этой книге, служат руководством для предоставления мощного опыта обучения грамоте для всех детей в первые годы формального обучения, с первых дней обучения в школе до относительной независимости третьего года обучения.

Ключевое содержание главы включает:

  • Изучение языка и грамотности до школы
  • переход к формальному школьному обучению и участие в школьных программах
  • способов, которыми существующие навыки устной речи и знания о мире связаны с развивающейся у детей осведомленностью о печатной продукции
  • ограничения и возможности, предоставляемые различными учебными подходами
  • — разработка процессов обработки, таких как самоконтроль, поиск и самокоррекция.

Появляется картина того, как компетентные маленькие дети создают саморасширяющиеся системы навыков грамотности. Успешные изучающие грамотность находят различные способы работы с информацией в текстах и ​​получают возможность узнать больше из своих собственных усилий по чтению и написанию текста.

Наконец, осознавая, что некоторые дети по разным причинам не выстраивают внутренний контроль обработки грамотности в их начальных встречах с формальным обучением, Мари Клэй утверждает, что этим детям нужны дополнительные ресурсы и эффективное раннее вмешательство, чтобы заложить прочную основу для дальнейшее образование.

Что значит быть грамотным? | Николас Аккардо | Грамотные школы

Грамотность — это больше, чем просто умение читать и писать. Джи (2014) сказал: «Грамотность социальна, потому что социальна сама по себе мысль». (стр. ix). Я интерпретирую это как то, что грамотность может рассматриваться во многих контекстах; есть множественные грамотности. Грамотность — это социальная конструкция, и быть грамотным означает иметь способность производить, интерпретировать и понимать язык, соответствующий этим различным социальным контекстам. Когда я говорю «язык», я имею в виду любой способ, позволяющий увидеть или пережить информацию. Это может быть письменный язык в форме текста, язык компьютерного программирования, искусство, музыка или что-то еще. Джи также заявил, что «мы делимся интерпретациями с другими, которые работали над их формированием, поддерживали и подпитывали». (стр.45). Таким образом, социальный аспект нашего мира не только способствует множественности образований, но также создает множество способов интерпретации языка и текста. Вы учитесь становиться грамотными, встречая других людей, и каждый из людей, у которых вы учитесь, имеет опыт общения со многими другими людьми.Это делает так, что существует множество интерпретаций языка, и я считаю, что настоящая грамотность означает, что вы достаточно глубоко понимаете язык / текст, чтобы подвергать сомнению и формировать свои собственные интерпретации.

Читатель, Гэри Грей

Это видео демонстрирует очевидную грамотность, которой не хватает отцу, поскольку он не может читать и говорить на языке, на котором говорит его сын. Класс даже называется «Класс грамотности взрослых». Вероятно, что отец может читать и писать на своем другом языке, но вначале он не может читать, писать и общаться на английском языке.Поскольку существует множество образований, я бы сказал, что отец не владеет английским языком, но сказать, что он неграмотен, не делая этого различия, неверно. Если вы внимательно посмотрите на видео, вы сможете увидеть еще несколько видов грамотности, с которыми люди сталкиваются каждый день. Есть различия в том, как вести себя и говорить, когда отец находится в магазине, в классе, со своими друзьями и со своей второй половинкой дома. Дома ему уместно пошутить и написать «привет, сексуально», но в его классе это было бы неправильно. Каждый из этих контекстов различается тем, с кем разговаривает отец и почему происходит разговор.

Как развивается грамотность | Повышение уровня грамотности взрослых: развитие навыков чтения и письма

Тексты для грамотности . Развивающиеся читатели должны противостоять текстам, которые являются сложными, значимыми и интересными. Тексты должны позволять учащимся практиковать компонентные навыки грамотности (описанные ниже) и поддерживать их по мере того, как они выходят за рамки существующих навыков. Преподаватели должны тщательно отбирать тексты соответствующего уровня сложности: тексты, в которых используются уже усвоенные учащимися знания, а также возникают проблемы.Преподаватели также должны предоставлять учащимся подсказки и другие формы поддержки в процессе их изучения сложных текстов.

Эффективное обучение использует различные тексты, потому что, когда учащиеся приобретают знания и навыки в различных контекстах, они лучше способны запомнить то, чему они учатся, и перенести это на новые задачи и ситуации. К сожалению, существует немного материалов для чтения, которые предназначены для развития компонентных навыков и развития читателей, предлагая при этом интересный и полезный контент для подростков и взрослых.Приоритетом для исследования является разработка и оценка материалов и текстов, которые могут поддержать этот ключевой элемент эффективного обучения.

Инструменты грамотности. Чтобы быть грамотным, необходимо владеть современными инструментами и практиками, требующими чтения и письма, включая цифровые и онлайн-медиа, используемые для общения с другими, а также для сбора, оценки и обобщения информации. Поэтому важно предлагать инструкции по чтению и письму, которые включают использование как печатных, так и цифровых методов общения.Этот тип обучения подготавливает учащихся к выполнению важных задач по чтению и письму, которые необходимы в современном мире.

Мероприятия и цели обучения грамоте. Начинающим ученикам требуются тысячи часов практики, чтобы развить знания в таких сложных областях, как чтение и письмо. Даже тем, кто не является новичком, требуется значительная практика в использовании навыков чтения и письма для определенных целей. Чтобы мотивировать учащихся проявлять настойчивость в течение длительного времени, необходимого для развития опыта, преподавателям важно понимать компоненты навыков грамотности, которые необходимы учащимся для удовлетворения сегодняшних социальных, образовательных, рабочих и личных требований, и планировать обучение с помощью мероприятий, которые развивают эти навыки. навыки и умения.

Этот тип обучения, который помогает учащимся развивать компоненты навыков при выполнении практических задач по повышению грамотности, также увеличивает вероятность того, что навыки грамотности будут использоваться вне класса. Исследования обучения показали, что вероятность переноса недавно усвоенного навыка на новую задачу зависит от сходства между новой задачей и задачами, используемыми для обучения. Таким образом, обучение грамотности, скорее всего, приведет к прочному, передаваемому обучению, если оно будет включать в себя практические действия, задачи и инструменты.

Кроме того, занятия, объединяющие обучение чтению и письму, способствуют развитию обоих навыков. Для чтения и письма требуются одни и те же знания

Архивировано: Помощь взрослым стать грамотными

Чтобы взрослые обладали навыками грамотности, необходимыми для выживания и успеха в 21 веке, требуется комплексный превентивный подход. Во-первых, чтобы удовлетворить текущие потребности, программы обучения взрослых должны быть основаны на исследованиях и должны отвечать за результаты; во-вторых, для уменьшения будущих потребностей необходимо обеспечить подотчетность и высокие стандарты школ на всех уровнях обучения, включая среднюю школу.

Сегодня новый отчет Национальной оценки грамотности взрослых [NAAL] добавляет срочности этой задаче. «Первый взгляд на грамотность взрослых в Америке в 21 веке» представляет собой первые национальные результаты исследования грамотности взрослых с 1992 года. В отчете отмечается определенный прогресс:

  • В целом, средний уровень количественной грамотности вырос на 8 пунктов с 1992 по 2003 год.
  • Взрослые, получившие «базовый» балл или выше, то есть демонстрирующие хотя бы те навыки, которые необходимы для выполнения простых и повседневных количественных задач, выросли с 75 до 79 процентов.
  • У

  • афроамериканцев уровень грамотности прозы и документов увеличился на 6 и 8 баллов соответственно.
  • Показатели грамотности в прозе жителей Азиатско-Тихоокеанского региона выросли на 16 пунктов.

Однако были обнаружены области, в которых требовалось улучшение.

  • В период с 1992 по 2003 год средний балл по грамотности в прозе и грамоте среди взрослых американцев латиноамериканского происхождения снизился на 18 и 14 пунктов соответственно.

Для удовлетворения потребностей взрослых, которые стремятся к прочным базовым навыкам грамотности или знанию английского языка, Министерство образования создает более эффективные и доступные варианты обучения.Управление профессионального образования и образования взрослых Департамента стремится к тому, чтобы все взрослые обладали знаниями, карьерными и техническими навыками, необходимыми для достижения успеха в 21 веке.

  • Департамент собирает экспертов в области образования из государственного и частного секторов.

    • В прошлом месяце Департамент встретился с 13 президентами общественных колледжей, преподавателями для взрослых и национальными экспертами, чтобы заложить основу для новых инициатив по увеличению числа взрослых, поступающих и завершающих программы профессиональной подготовки в местных колледжах.
    • Департамент проведет в 2006 году национальный симпозиум, чтобы осветить разумную политику и передовой опыт.
    • Департамент также объявил об усилиях по координации обучения взрослых в нескольких федеральных агентствах.
  • Департамент применил принципы «Ни один ребенок не останется без внимания» к программам обучения взрослых.

    • Система подотчетности требует от провайдеров измерения обучения с помощью стандартизированных оценок и возлагает на них ответственность за повышение грамотности участников.
    • Провайдеры также несут ответственность за помощь участникам в получении GED, поступлении в высшее среднее образование, а также в получении и сохранении работы.
    • Штаты и поставщики медицинских услуг теперь используют данные подотчетности для улучшения обучения в классе.
    • Более половины штатов внедрили или разрабатывают стандарты академического содержания для обучения взрослых.
  • Департамент вложил значительные средства в исследования.

    • С 2001 года Департамент инвестировал 10 миллионов долларов в научно обоснованные исследования с целью определения эффективных методов обучения взрослых.
    • Работая в 80 центрах в 16 штатах, Сеть исследования грамотности взрослых проверяет, как проверенные стратегии обучения чтению детей могут быть адаптированы для ускорения обучения взрослых.
    • Исследователи разрабатывают и тестируют новые методы оказания помощи взрослым изучающим английский язык с низким уровнем базовых навыков как английского, так и родного языка.
    • В настоящее время проводятся исследования по выявлению многообещающих подходов к совершенствованию обучения математике и оказанию помощи участникам образования для взрослых в продолжении получения высшего образования.
  • Департамент предоставил техническую помощь и повышение квалификации;

    • Инвестиции в Центр изучения английского языка для взрослых увеличены вдвое
      для оказания технической помощи и повышения квалификации для улучшения обучения
      для взрослых, изучающих английский язык.
    • Проект «Достижения учащихся в чтении» (STAR) разработал основанный на исследованиях «набор инструментов» оценивания и учебных стратегий, чтобы помочь учителям улучшить обучение чтению, прошедшее пилотную проверку.
    • Проект координации и планирования образования взрослых предоставляет интенсивную техническую помощь шести штатам для улучшения сотрудничества между государственными агентствами, поддерживающими образование взрослых и подготовку кадров.
  • А на кафедре созданы более удобные варианты обучения.

    • В октябре Департамент расширил инициативу Project IDEAL (AdultEd Online) для оказания помощи в дистанционном обучении во всех штатах.
    • Департамент создал онлайновые «наборы инструментов», чтобы помочь преподавателям и руководителям бизнеса разрабатывать и реализовывать программы обучения взрослых на рабочем месте (www.work-basedlearning.org) и помогать преподавателям взрослых налаживать сотрудничество в рамках всего сообщества для расширения возможностей обучения взрослых ( www.c-pal.net).
    • При содействии Министерства образования Национальная ассоциация производителей выявляет известные модели, основанные на работодателях, для повышения уровня владения английским языком иммигрантов.
    • Департамент разрабатывает онлайн-курсы повышения квалификации, чтобы помочь учителям образования взрослых, работающим в религиозных и общественных организациях, которые не получают федерального финансирования.

Отчет NAAL показал, что почти четверть всех взрослых американцев с «ниже базовыми» навыками прозаической грамотности были удостоены аттестата о среднем образовании. Многие пострадали в средних школах, которые остро нуждались в реформе, переходили из класса в класс, а затем получали диплом, который они не могли прочитать.

  • Около миллиона учеников ежегодно бросают школу.
  • Показатель отсева среди испаноязычных студентов почти в четыре раза выше, чем среди белых студентов.
  • Опрос Pew показал, что только 16 процентов латиноамериканских студентов, которые хорошо говорят по-английски, бросают школу, по сравнению с 59 процентами тех, кто не владеет этим языком.

Президентская инициатива в отношении средних школ распространит принципы Закона «Ни один ребенок не останется без внимания» — высокие стандарты, подотчетность, ежегодное измерение и увеличение ресурсов — на наши средние школы.А его программа «Стремление читателей» обеспечит восьмикратное увеличение федеральных средств до 200 миллионов долларов, чтобы помочь поступающим старшеклассникам, испытывающим трудности с чтением. Между тем, Закон «Ни одного отстающего ребенка» действует в младших классах, чтобы дать учащимся навыки, необходимые им для развития в школе — и в жизни.

  • Согласно табелю успеваемости нации, успеваемость по математике в 4-м и 8-м классах находится на рекордно высоком уровне.
  • За последние 5 лет 9-летние дети достигли большего прогресса в чтении, чем за предыдущие 30 лет.
  • Разрыв в успеваемости между белыми и латиноамериканскими учениками 4-го класса сократился до рекордно низкого уровня по чтению, а по математике — до рекордно низкого уровня.
  • Баллы по чтению среди учеников 4-го класса, изучающих английский язык, выросли на 20 баллов за последние пять лет — более чем в три раза выше среднего показателя их сверстников.

Буйство грамотности: Итак, вы хотите быть грамотным?

Грамотность и Счет стали схоластическими идеалами нашей цивилизации.

Последние десятилетия были периодом яростного и неконтролируемого рвения, стремящегося к «грамотности прежде всего». Это стремление практически во всем мире и в Соединенных Штатах — это инициатива штата, города и города. Потребность в скорости для чтения, письма и вычислений стала обязанностью нашей культуры.

Академики, схоластики, интеллектуалы и те, кто стоит в стороне во время размышлений, испытали на себе биологический удар шока. Осмысление этого образовательного безумия в способности к обучению и инвалидности напрягает приспособление к стрессу.

Эта статья сделает расплывчатые представления об обучении и его трудностях более прозрачными и понятными. Понимание дает вам силы как взрослого и помогает вашему ребенку.

Биоментальная индивидуальность утверждает, что обучение происходит в бесчисленных формах у каждого человека и среди разных людей, принадлежащих к разным культурам. В этой статье будет кратко рассмотрены как центр, так и границы обучения, грамотности и вмешательства, которые могут помочь.

Все стили обучения, как типичные, так и нетипичные (напр.g., «трудности в обучении») получают огромную пользу от целенаправленного, мотивированного участия — обучение на практике: активное выполнение целей обучения в реальном времени.

Обучение

Обучение включает в себя биоментальный процесс получения новых или изменения и закрепления существующих знаний, поведения, навыков, ценностей и предпочтений. Эта деятельность приводит к расширению биоматериалов. Обобщая информацию, глубина знаний, отношения или поведение в отношении диапазона опыта меняются в процессе обучения.Все это не линейно; скорее это происходит многократно концентрическим, итеративным образом.

Прогресс следует кривой обучения. Обучение не происходит сразу; он строится на предшествующем знании и формируется на его основе. Обучение — это динамический интерактивный процесс, а не набор фактических и процедурных (т.е. «как») знаний. Обучение производит относительно постоянные изменения.

Человеческое обучение может происходить как часть образования, личностного развития, учебы или обучения.Мотивация усиливает обучение. Обучение может происходить из-за привычки или классической обусловленности, наблюдаемой у многих видов животных, или из-за более сложных действий, таких как игра. Обучение может происходить осознанно или без осознания.

Обучение — это основа грамотности: чтение, письмо и математика. Необходимо выучить чтение, письмо, правописание и выполнение математических вычислений. Каждая человеческая культура имеет свои отличительные культурно значимые и сконструированные символы. Символы в уме — это культурные репрезентации реальности.В каждой культуре есть свой набор символов, связанных с различным опытом и восприятием. Таким образом, значение символа как представления не является ни инстинктивным, ни автоматическим. Представители культуры должны интерпретировать и переосмыслить символ, придав ему конкретное значение.

Значение символа не заложено в самом символе, но определяется культурой. Символическая культура — это способность изучать и передавать поведенческие традиции от одного поколения к другому путем изобретения вещей, которые полностью существуют в символической сфере.«Символическая культура» — это культурная сфера, созданная и населенная исключительно людьми.

Символическая культура — это область объективных фактов, существование которых, как это ни парадоксально, зависит от коллективных убеждений. Валютная система (например, знак: конкретные деньги, связанные с символической стоимостью: денежная ценность) существует только до тех пор, пока люди продолжают в нее верить. Когда доверие к денежным фактам рушится, сами факты внезапно исчезают.

Концепция символической культуры подчеркивает, как отчетливо человеческая культура опосредует себя через знаки (напр.ж., визуальные буквы, знаки, рисунки, изображения, жесты и язык) и концепции (например, ментальное значение, которое культура соглашается отобразить на этом знаке).

Процесс обучения чтению влечет за собой приобретение навыков в отображении символов своей письменной системы (т. Е. Орфографии) на звуки, которые они представляют в языке (т. Е. Фонология). Таким образом, понимание напечатанного и произнесенного слов становится значимым (т.е. семантическим) для каждого члена этой культуры.

Грамотность , таким образом, включает три когнитивные области: орфографию, фонологию и семантику.Навыки декодирования включают интерпретацию графических символов языка — абстрактное понимание конкретно написанного слова с его эквивалентом в разговорной речи.

Трудности в обучении

Нарушения обучения могут быть (1) глобальными или (2) специфическими. Согласно DSM-5, оба состояния являются нарушениями «нейроразвития»: их начало происходит в любое время от рождения до возраста примерно шести лет, и они связаны с биологическим происхождением, проистекающим из взаимодействия между генетическими, эпигенетическими и средовыми факторами.

1. Глобальные расстройства обучения

Глобальные нарушения обучаемости, называемые «умственной отсталостью» в DSM-5, ранее называвшиеся «умственной отсталостью», включают в себя ощутимое снижение когнитивных способностей, которое значительно ниже среднего или обычно на два стандартных отклонения ниже стандартизованных норм тестирования для возрастных и контекстных вариаций. Такая глобальная система отсчета учитывает как концептуальное функционирование умственных способностей (например, интеллектуальные академические профили IQ), так и характеристики адаптивного поведения в социальных, практических областях (например,g., общение, уход за собой, социальные навыки, работа, досуг и понимание безопасности — санитарная грамотность ) дома и в обществе.

Существенные интеллектуальные нарушения могут отражать функциональное взаимодействие между человеком и окружающей средой, а не статическое обозначение ограничений человека. Это состояние сохраняется на всю жизнь, хотя степень тяжести может измениться. Глобальные ограничения оказывают глобальное влияние как на обучение, так и на адаптивное функционирование в повседневной жизни.Общая распространенность составляет 1%.

Обычно полный IQ ниже 70; IQ пограничного интеллектуального функционирования колеблется от примерно 70 до 85. Адаптивное функционирование необходимо тщательно учитывать при оценке реальных способностей и ограничений, чтобы предложить «поддержку», когда это необходимо для достижения хорошего качества жизни.

Распространенность глобальных интеллектуальных нарушений контрастирует со специфическими расстройствами обучения (SLD). SLD включают, по крайней мере, средний интеллектуальный потенциал, но демонстрируют трудности в одной или нескольких академических областях.Те, у кого есть SLD, хорошо справляются или даже преуспевают в других областях академической, спортивной, художественной и адаптивной повседневной жизни.

2. Специфические расстройства обучения

Специфические расстройства обучения (SLD ) связаны с менее распространенными проблемами во всех формах обучения. Показатели индивидуума в отношении конкретно затронутых навыков намного ниже среднего для возраста; приемлемые уровни производительности могут быть достигнуты только с исключительными усилиями.

SLD ограничены явными и постоянными трудностями в обучении и использовании контекстуальных академических навыков — системы культурных символов, состоящей из букв, символов и цифр.Эти достижения и успехи — это область, называемая «грамотностью» — чтение, письмо и математика. Грамотность обычно является социально-культурным выражением, встроенным в школьную систему и ценности группы.

Расстройства чтения включают точность чтения слов, скорость или беглость чтения и понимание. Письменное выражение включает точность орфографии, грамматики и пунктуации, а также четкое, организованное письменное выражение. Нарушения математики связаны с чувством чисел, запоминанием арифметических фактов, точными вычислениями и математическими рассуждениями.

Конкретные нарушения обучаемости часто возникают в одной области (например, нарушения чтения и письма). Таким образом, можно рассматривать все академические способности и их нарушения как совокупность процессов обучения внутри семьи сходств. Каждый из них настолько взаимосвязан, что может быть неточным думать о любом SLD как о дискретной «сущности» или ограниченном монолитном состоянии. Нарушения обучаемости выражаются как индивидуализированные версии трудностей в обучении — все разные и уникальные для каждого человека.

«Распространенность» — это доля населения, которая имела (или имела) характеристику в период. Распространенность конкретных расстройств обучения в академических областях чтения, письма и математики составляет от 5% до 15% среди детей школьного возраста из разных языков и культур; у взрослых она составляет примерно 4% .

SLD кажутся стойкими и долговечными. В конкретной области трудностей способы обработки информации в раннем детстве укоренились в памяти как привычка — биоментальная нейросхема, связанная с информационными технологиями.Эти неработоспособные рутины становятся способами восприятия и осмысления информации и не поддаются изменениям.

Специфические расстройства обучения (SLD), также называемые «неспособностью к обучению», признаются в DSM-5 психиатрии как клинические состояния, а также в школьных системах как «исключительность», то есть потребности в специальном образовании. Эти конструкции или диапазоны идей сопоставимы, хотя и не идентичны по определению и нюансам.

Хорошая грамотность в чтении, письме и числовом исчислении («умение считать») описывается как беглое, без труда или чрезмерных усилий.Специфические расстройства обучения представляют собой крайнюю нижнюю границу нормального распределения академических навыков обучения, приобретенных культурным путем, а не дискретную категориальную сущность. Эти условия могут приводить к пожизненным нарушениям в деятельности, связанной с зависимыми от них навыками.

Невнимательность — самая сильная связь между СДВГ (значительный дефицит работоспособности) и SLD (серьезное нарушение академической успеваемости) (например, 20-45% сопутствующей патологии / одновременное присутствие). Распространенность СДВ / СДВГ: дети: 5%; взрослые: 2.5%

Оценка доменов второго уровня и меры вмешательства

1. Оценка

«Специфическое расстройство обучения» — это клинический диагноз, основанный на широком диапазоне множественных оценок. Необходимо исключить глобальные интеллектуальные нарушения, проблемы со зрением и слухом, неврологические, физические и психические расстройства. Кроме того, невзгоды и отсутствие доступа к адекватному обучению не являются первостепенной проблемой.

В основе специфической неспособности к обучению чтению, письму и математике часто предполагаются когнитивные дефициты центральной обработки.Нейропсихологическое тестирование может помочь в выявлении нарушений памяти (зрительной, слуховой или того и другого), зрительно-моторной интеграции, зрительного восприятия, скорости обработки, формирования абстрактных понятий, последовательной обработки или слуховой обработки. Кроме того, некоторые эксперты предположили, что если ребенок положительно реагирует на концентрированное академическое вмешательство, это может указывать на то, что неспособность к обучению находится в процессе исправления.

Психометрическое тестирование, такое как тесты интеллекта и тесты на успеваемость, является частью широкого процесса оценки, необходимого для достоверного определения неспособности к обучению и планирования «Индивидуальной образовательной программы» (IEP).IEP адаптированы к конкретным потребностям учащегося и предусматривают полные индивидуальные вмешательства в виде официального письменного документа, который пересматривается несколько раз в год и всесторонне каждые три года.

Комбинированный подход к оценке для выявления и устранения нарушений обучения может быть лучшим. Компоненты этого процесса будут включать тесты когнитивных функций, тесты учебных достижений, реакцию на вмешательство (RTI) и вмешательства, основанные на научных исследованиях (SRBI), а также измерения на основе учебного плана (CBMs; иногда называемые оценкой на основе учебного плана или CMA).CBM — это краткосрочные или еженедельные измерения учителем с использованием прямого наблюдения и записи, часто с наглядными графиками, учебных программ (чтение, письмо, математика) с учащимися. Эта прямая оценка с использованием тестов по академическим предметам отражает уровень мастерства и включает в себя показатели скорости, мастерства и точности. Результаты всех стратегий оценки показывают реакцию на вмешательства и решения продолжить, изменить или прекратить их.

Вышеизложенное отражает два важных подхода к идентификации доменов второго уровня:

(1) неожиданные расхождения в достижениях отдельного человека по сравнению со средним по совокупности для хронологического возраста и

(2) рассмотрение индивидуальной реакции на вмешательства.

При выявлении легких или кратковременных трудностей школы могут предложить план услуг школьного округа, решающий эти временные проблемы в общем порядке в обычном классе. Учащиеся, у которых есть физические или умственные нарушения, которые существенно ограничивают одну или несколько основных жизненных функций — например, SLD — имеют право на «План 504» или более интенсивную «Индивидуальную образовательную программу» (IEP). SLD включает в себя академическую успеваемость значительно ниже среднего и показывает нарушения, вызванные трудностями в обучении.

2. Эффективное вмешательство для достижения успеха

В хорошо сбалансированных планах вмешательства рассматриваются и затрагиваются все соответствующие области жизни ребенка. Никакие лекарства не повышают интеллект или не устраняют трудности в обучении. Миф об «умных наркотиках» на самом деле является «мифом». Обеспечение хорошего здоровья с помощью упражнений и сбалансированной диеты, включающей воду, свежие фрукты и овощи с разными цветами (например, содержащие антиоксидантные полифенолы {брокколи, баклажаны, чернику и т. Д.).} обеспечивает платформу для общего благополучия. Кроме того, рекомендуется ограничивать время использования телефона, экрана и Интернета, а также посещать безопасные сайты.

В образовании :

Если обнаруживается, что академическая или эмоциональная инвалидность существенно ограничивает успеваемость учащегося в классе, может быть составлен план 504. Как правило, штатные преподаватели могут вносить изменения в классную комнату, чтобы учащийся смог выполнить установленные учебные планы. Такой план 504 пересматривается ежегодно.Когда трудности учащегося с обучением кажутся более существенными, формализованный процесс специального обучения для выявления и внедрения более интенсивных исправлений (например, изменения учебной программы) рассматривается в рамках IEP.

Национальные службы специального образования ввели понятие «повышение потенциала», которое означает попытку объединить специальное образование с общим и помочь школам в наращивании своего потенциала для удовлетворения потребностей всех учащихся. Процедуры, включенные в это предприятие, включают (1) ответ на вмешательство (RTI) и (2) вмешательства, основанные на научных исследованиях (SRBI), используемые для оценки, диагностики и восстановления.

RTI обеспечивает интенсивные вмешательства, ориентированные на области, не достигающие успеваемости, и тщательно оценивает академическую успеваемость в течение двух-пяти месяцев. SRBI — это текущий процесс, используемый для достоверной оценки ответных мер вмешательства посредством научных исследований.

Содержание корректирующих образовательных программ должно быть адаптировано к потребностям учащегося. Включенные в него стратегии активного обучения, которые задействуют знания, умения и отношения, представляют собой образовательные интенсивы. Интенсивное обучение в определенной области с академическими трудностями является первичным.Кроме того, предлагаются стратегии изучения навыков, такие как активное чтение, выделение, создание заметок на полях, изучение новой лексики, составление резюме и навыки ведения заметок.

«Адаптация» касается того, как ученик усваивает тот же материал, что и другие одноклассники. Эти менее интенсивные изменения в классе могут включать использование вспомогательных технологий, таких как проверка орфографии, прослушивание аудиозаписей текста. Если учащиеся сидят ближе к классу или рядом с учителем, тестирование в небольшой группе и запланированные перерывы также являются приспособлениями к обучению.

«Модификации» относятся к тому, чему студента учат и чему он должен научиться. Модификации могут включать изменение учебных программ, предоставление меньшего количества материала и выполнение менее сложных задач. IEP обычно вместе с семьями тщательно решают, что может лучше всего изменить учебные программы для оптимизации результатов.

Источник: WikiCommons: ws / 2007 / 10.09 / cone-of-experience-media

Take Home Сообщение

Все стили обучения, как беглое, так и «с трудностями в обучении», получают огромную пользу от целенаправленного, мотивированного межличностного взаимодействия.

Конус опыта и обучения, показанный выше, предлагает только приблизительные проценты относительно того, как обучение отпечатывается само. Нижняя часть пирамиды показывает, что более «конкретный», «практический» опыт может быть гораздо более эффективным для существенного обучения.

Влияние на обучение означает установление личных отношений в образовательной задаче. Если дать ребенку или взрослому понять, что вы считаете, что они ценны, и что их жизни имеют значение , то есть означает проявление уважения.Аутентичное соединение зажигает энтузиазм в отношении улучшений.

Целенаправленное, мотивированное участие — обучение грамоте на практике: активное выполнение целей обучения в режиме реального времени помогает учащимся активно делать что-то и думать о том, что они делают. Такое обучение на практике расширяет знания и информационные схемы, чтобы укрепить себя.

Многие специалисты в данной области подчеркивают это активное обучение. Грамотность для многих добывается нелегко — а не джин (например, «таблетка») в бутылке.

Мотивация, энтузиазм и эмоции подпитывают друг друга. В моей новой книге Making Sense of Emotion: Innovating Emotional Intelligence разъясняется, как можно использовать эмоции для развития интеллекта. Чтобы люди могли оптимизировать внимание, концентрацию и обучение, эмоции должны быть в нужном месте — разумно заряженными энтузиазмом, любопытством, настойчивостью и мотивацией. Эмоции разжигают познание.

Даже без «трудностей в обучении» дети будут учиться более оптимально в более активной академической среде.Например, Мария Монтессори (1870–1952), педиатр, психиатр и педагог, разработала свой «метод Монтессори», преобразивший обучение и образование в Европе как для обычных, так и для интеллектуально отсталых детей. Это было обучение, ориентированное на результат, достигнутое за счет активного вовлечения ребенка в увлекательную задачу «тело-ум-эмоции». Этот «метод» был основополагающим для многих учебных программ, и его вдохновение продолжается и сегодня — на международном уровне.

Интенсивное целенаправленное и ясное академическое обучение может потребовать от 1 до 2 часов ежедневных занятий .Он подчеркивает актуальность задачи, обучение через открытия, совместные вопросы, уточнения и исправления — все это усиливает способность к обучению. Однако основное внимание уделяется образовательным (сопровождаемым мотивационными) факторам, а не изолированным когнитивным факторам. Упорный труд приносит успех.

Повышение грамотности имеет долгосрочные последствия для важных изменений в развитии и жизни. Грамотность в вопросах здоровья возникает из базовой грамотности. Эта грамотность о здоровье включает в себя способность идентифицировать себя и заботиться о себе, помимо понимания того, что рекомендуют медицинские работники для постоянного благополучия.Грамотность «о здоровье» оптимизирует человеческую деятельность — эффективность и успех — и выявляет потенциальные ошибки, чтобы они не перерастали в «опасные инциденты» или серьезные аварии.

Желание стать грамотным меняет жизнь!

Желаю успехов!

Твиттер: @ constantine123A

Нравится?

5 способов повысить глобальную грамотность

Ученики просматривают книгу в начальной школе Sandogo «B» в Уагадугу, Буркина-Фасо. Фото: Келли Линч / GPE / CC BY-NC-ND

ОКСФОРД, Соединенное Королевство — На этой неделе в Оксфорде собрались эксперты и защитники грамотности, чтобы обсудить последние идеи о том, как способствовать распространению грамотности во всем мире.

Несмотря на недавние улучшения, это остается серьезной проблемой, но, по мнению экспертов, на него сильно не хватает финансирования и возникает ряд заблуждений.

Цели в области устойчивого развития призывают «всю молодежь и значительную часть взрослых, как мужчин, так и женщин, овладеть грамотностью и счетом» к 2030 году. Хотя за последние 50 лет уровень грамотности среди молодежи подскочил, прогресс идет недостаточно быстро, предупреждали эксперты.

Примерно 750 миллионов человек в возрасте старше 15 лет все еще не имеют базовых навыков чтения и письма.По данным Организации Объединенных Наций, две трети из них — женщины, причем с 2000 года уровень грамотности среди женщин повысился всего на 1 процент. В странах Африки к югу от Сахары и Южной Азии уровень грамотности самый низкий, а самые бедные и маргинализированные слои населения вряд ли смогут читать и делать основные суммы.

Ее Королевское Высочество принцесса Лаурентиен из Нидерландов выступила с приветственной речью на Всемирном саммите по грамотности в этом году, который начался в понедельник, призвав к тому, чтобы грамотность рассматривалась как «беспроигрышный» для всех, а не просто как образовательная цель.

«Мы должны рассматривать грамотность не как образовательную проблему, а как нечто важное для министерства финансов, потому что, помогая грамотности, вы помогаете преступности, бедности, проблемам со здоровьем и трудоустройству», — сказала она Devex.

Вот пять основных выводов двухдневной конференции по развитию.

1 . Вспомните обучение взрослых

Исторически донорское финансирование грамотности было сосредоточено на младших школьниках и имело тенденцию упускать из виду грамотность подростков или взрослых, согласно Кэти Ньюэлл-Джонс из Британской ассоциации грамотности в развитии (BALID).В прошлом программы повышения грамотности предполагали, что «просачивающееся ощущение, что если мы сможем обучить следующее поколение детей, то проблемы с грамотностью будут решены», — сказала она, но это было «доказано, что это так неправильно».

Вместо этого необходим целостный подход к грамотности, сказала Ньюэлл-Джонс Devex, который помогает взрослым, особенно женщинам, стать грамотными, и который также подчеркивает роль обучения в семье, включая межпоколенческое обучение и создание «учебной среды в дом.«Тема обучения взрослых поднималась на всех сессиях конференции.

2. Преподавание на родном языке

Во многих развивающихся странах уроки преподаются на английском или другом нелокальном языке, например французском, с раннего возраста.

В Пакистане, например, это привело к тому, что дети учатся читать по-английски, но с очень низким уровнем понимания, по словам Нади Навивала, советника Гражданского фонда Пакистана. «Дети в Пакистане учатся читать по-английски; они просто не понимают этого », — сказала она.«Препятствует ли грамотность из-за того, что она ведется на чужом языке?»

Учителя также часто не владеют языком, на котором они проводят обучение, по словам Яна Чеффи из BALID.

Вместо этого дети и взрослые должны учиться читать и писать на своих местных языках, сказал он.

«Родители могут требовать английский, но давайте не будем игнорировать местные языки», — сказал Чеффи, отметив, что в странах Африки к югу от Сахары более чем на 1700 языках по-прежнему регулярно говорят 750 миллионов человек, и из этих 1100 языков также пишут. .«Давайте не будем маргинализировать эти якобы маргинальные языки», — сказал он.

Nal’ibali Trust, благотворительная организация, цель которой — популяризация культуры чтения в Южной Африке, сделала многоязычное повествование центром своей работы по повышению уровня грамотности среди детей. По словам управляющего директора Джейд Якобсон, выступившей во время саммита, как для читателей, так и для слушателей крайне важно, чтобы письменные рассказы были доступны на местных языках, чтобы они могли понять и насладиться опытом.

«Большинство родителей работают, и в Южной Африке они путешествуют на большие расстояния… [поэтому] к тому времени, как они вернутся домой, они устают», и садиться читать своему ребенку — «последнее, что они хотят делать, » она сказала.В ответ на это Налибали стремится максимально упростить для родителей «доступ к ресурсам», которые им необходимо читать своим детям. Ключевым компонентом является то, что книги и другие материалы «на языке, понятном ребенку и родителю», сказала она.

Она также подчеркнула важность признания роли бабушек и дедушек, которые, как правило, имеют более низкий уровень грамотности, но все же могут предлагать устные рассказы. «Как сделать так, чтобы [бабушка и дедушка] знали, что то, что у них есть, достаточно хорошо, и даже если вы не умеете читать, вы можете рассказать историю… [и] придать значение тому, что они уже умеют делать», — сказала она. .

Мэтью Джонсон из Universal Learning Solutions, британского социального предприятия, работающего с правительствами и донорами над повышением грамотности, согласился с тем, что маленьких детей можно научить читать по-английски, не понимая, что они читают.

«Давайте продолжим жизнь и будем развивать грамотность по ходу дела, и люди будут развивать грамотность по ходу дела».

— Кэти Ньюэлл-Джонс, председатель Британской ассоциации грамотности в развитии

Чтобы преодолеть эту проблему, ULS проводит пилотный проект устного рассказывания историй, который позволяет преподавателям преподавать как на английском, так и на родном языке своих учеников путем «создания рассказы на родном языке, а затем добавление действий, чтобы они стали понятными для всех… затем перевод их на английский и развитие двух вместе », — сказал он.

«Основная идея заключается в том, что чем больше дети слышат слов — тем больше они получают возможность переживать истории, рассказывать и делиться историями — [затем], тем больше у них будет языка, словарного запаса и понимания», — добавил Джонсон.

Получайте самые важные заголовки о разработке на свой почтовый ящик каждый день.

Спасибо за подписку!

3. Не просто раздавайте книги: воспитывайте любовь к чтению

Акцент на рассказывание историй на местных языках также является ключевым для We Love Reading, неправительственной организации, основанной в Иордании, которая стремится привить любовь к чтению среди людей. детей, обучая местных волонтеров чтению им.Рана Даджани, основатель неправительственной организации, сказала Devex, что воспитание любви к чтению — это первый шаг к повышению грамотности, но это то, что не осознают многие программы развития, вместо этого сосредотачиваясь на таких материалах, как книги.

«Дело не в том, чтобы дарить книги; это второстепенно, и я видел книги, которые лежали на полках, но не использовались », — сказал Даджани. Вместо этого важно «привить в первую очередь потребность и любовь к книгам», что, по ее словам, ведет к непосредственной грамотности, а также к множеству других достижений, поощряя любовь к школе.

Молекулярный биолог по образованию, Даджани был на саммите, чтобы получить награду Всемирного совета по грамотности, и сказал Devex, что за 10 лет «Мы любим чтение» распространились на 36 стран с очень небольшим донорским финансированием из-за его низкой стоимости. , «Нишевый» подход к продвижению обучения посредством чтения и рассказывания историй для удовольствия, а также его использование добровольцами. В прошлом году НПО получила финансирование от ЮНИСЕФ и недавно начала сотрудничать с международными НПО, включая Plan International.

4. Включение грамотности в другие программы

Автономные программы обучения грамоте не обязательно являются лучшим подходом, по мнению Ньюэлл-Джонса из BALID, который утверждал, что грамотность и навыки счета должны быть встроены в проекты развития сообщества.

Выступая на конференции, она привела примеры того, как применение обучения грамоте привело к «более глубокому пониманию» обсуждаемой темы и, таким образом, к лучшим результатам. Например, она описала программу помощи женщинам в обеспечении земельных прав в Руанде, обучая их помощникам юристов.Проект стал намного более эффективным, когда НПО, отвечающая за проект, изменила тип используемого языка с юридического жаргона на «упрощенные законы о земельных правах» на родном языке, «чтобы женщины общины могли понять». Эти изменения означают, что «было реальное понимание деликатной темы», но программа также является примером повышения уровня грамотности внутри сообщества без явного проведения классов грамотности, сказал Ньюэлл-Джонс. Она хочет, чтобы программисты-разработчики занимались этим больше, особенно для взрослых.

«Давайте продолжим жизнь и будем развивать грамотность по ходу дела, и люди будут развивать грамотность по ходу дела», — сказала она. «Им не нужно сначала изучать навыки, а затем применять их [позже]». Вместо этого разработчики могут воспользоваться «скрытой грамотностью» внутри сообществ.

5. Используйте технологии — но используйте их осторожно

Согласно анализу глобального сектора грамотности, проведенному в 2016 г., проведенному НПО США «Результаты для развития», доноры слишком много внимания уделяют технологиям в то время, когда наблюдается «значительный дефицит доказательства того, какие виды технологического вмешательства действительно работают.Критики, в том числе принцесса Нидерландов Лаурентин, также предупреждают, что оцифровка коммуникации может оказать негативное влияние на уровень грамотности.

«Мы знаем, что чтение и письмо приходят через разговор, [но] исследования показывают, что в этот цифровой век через социальные сети мы меньше общаемся друг с другом», — сказала она Devex.

Тем не менее, Sun Books Uganda, проект Всемирного фонда грамотности, представленный во время саммита, предлагает пример того, как технологии могут помочь.Он предоставляет недорогие планшеты на солнечной энергии, загруженные «набором цифровых книг и учебных ресурсов для« автономных »классов без интернета и электричества». Таблетки Sun Books обычно написаны на суахили и английском, обычно по одной на класс, но Грейс Багума из Национального центра разработки учебных программ Уганды, который недавно стал партнером НПО, сказала, что план состоит в том, чтобы добавить больше языков, чтобы родной язык можно было использовать в качестве режим обучения, особенно для младших лет.

Word Scientists также рассказали о своей работе, предлагая бесплатные онлайн-ресурсы для улучшения раннего чтения в Непале, включая руководства для уроков, учебные пособия для учителей и книги. По словам генерального директора Якоба Бронштейна, иногда упускают из виду то, что при внедрении технических технологий в образовательные учреждения необходимо сосредоточиться на содержании и программном обеспечении, а не на самой технологии, поскольку «технология не может сделать это в одиночку».

Word Scientists разработали увлекательные и практичные материалы, написанные на местных языках, чтобы учитель мог прочитать историю ученикам на их родном языке, прежде чем читать ее на английском.«Программное обеспечение» также является бесплатным для доступа и может быть загружено на USB или распечатано, и поэтому не требует доступа в Интернет.

Печать статей для передачи другим лицам является нарушением наших условий и политики авторских прав. Воспользуйтесь параметрами публикации в левой части статьи. Подписчики Devex Pro могут публиковать до 10 статей в месяц с помощью инструмента публикации Pro ().

(Mis) про что сообщил? Что значит быть грамотным в области науки гражданином в цифровом мире

Определение научной грамотности должно охватывать знания и навыки, относящиеся к жизненному циклу научной информации.

Современные научные проблемы, такие как пандемия COVID-19, изменение климата, вакцинация, редактирование генов и искусственный интеллект, сложны и динамичны, что имеет серьезные последствия для отдельных людей, сообществ и обществ. Большая часть науки по этим вопросам быстро проходит через информационную среду, изобилующую неверной, запутанной и быстро меняющейся информацией. Люди обратят внимание на часть этой информации и будут интерпретировать ее на основе своих ценностей, отбрасывая другие, основываясь на сложных когнитивных процессах.В зависимости от всех этих факторов люди могут (или не могут) стать поляризованными по этим вопросам по мере того, как проблемы развиваются в обществе.

Таким образом, научная грамотность должна помочь людям эффективно ориентироваться в этих сложных, динамичных научных вопросах. Люди должны чувствовать себя готовыми для доступа и использования заслуживающей доверия научной информации, когда это необходимо для принятия обоснованных решений, как в повседневной жизни, так и в качестве граждан. Они также должны быть в состоянии получить дополнительные навыки по мере необходимости, чтобы ориентироваться в (неверной) информации и потенциально сильно поляризованных или спорных мнениях по различным вопросам и источникам информации.

Таким образом, научная грамотность лучше всего концептуализируется как включающая три аспекта грамотности, охватывающие жизненный цикл научной информации (рис. 1). Конечно, описываемый нами схематический цикл не принимает во внимание все сложности производства и популяризации научных знаний (2), а также возможные взаимные влияния между различными измерениями, представленными на рисунке. Тем не менее, он обеспечивает основу для определения способностей, которые сегодня являются необходимыми компонентами научной грамотности.Эти способности включают: 1) понимание того, как создается наука и что это значит для того, как наука соотносится с обществом в целом, или «гражданская научная грамотность»; 2) понимание того, как научная информация появляется и перемещается через медийные системы, или «цифровая медийная научная грамотность»; и 3) понимание того, как люди интерпретируют научную информацию, когда они сталкиваются с ней, или «когнитивная научная грамотность».

Рис. 1.

Представление измерений грамотности, необходимой для научной грамотности, в схематическом жизненном цикле научной информации в обществе.

Гражданская грамотность.

Первый этап жизненного цикла научной информации связан с производством научных знаний и созданием научных фактов; понимание этого отражено в грамотности в области гражданских наук.

Концепция гражданской научной грамотности была первоначально выдвинута несколько десятилетий назад как охватывающая навыки, необходимые для понимания и оценки основных аргументов в политических спорах, связанных с наукой и технологиями.В то время это было мотивировано такими проблемами, как биотехнология, которые начали вызывать споры. Грамотность в области гражданских наук изначально была представлена ​​как многомерная концепция, включающая: 1) усвоение словаря основных научных конструкций, 2) понимание научных процессов и 3) некоторое понимание влияния науки и технологий на людей и общество (3) .

Предметы, которые исследователи первоначально использовали для определения этих параметров, однако, подверглись резкой критике за то, что они были слишком узкими.Показатели, по-видимому, отражают «мышление дефицита знаний», которое переоценивает влияние знания определенного научного факта на отношение и поведение по отношению к научному вопросу (4, 5). Концептуализация также слишком узко сфокусирована на влиянии науки на общество, не включая то, как социальный контекст влияет на саму науку. В результате в первоначальной концепции гражданской научной грамотности не учитывалось, как взаимодействие между наукой и обществом формирует тип проводимых научных исследований, кто их поддерживает, и потенциальные последствия их применения.

С тех пор многие ученые подчеркнули важность включения понимания научных процессов в концептуальные представления о научной грамотности и начали работу по измерению степени, в которой эти навыки грамотности достигаются или нет американцами (например, исх. 6 и 7). Однако очень небольшая работа посвящена достаточно широкому подходу к этим концептуальным представлениям или тестированию того, как эти навыки на самом деле будут работать на практике для достижения большей способности ориентироваться в сложных научных проблемах в обществе.

Поэтому мы утверждаем, что гражданская научная грамотность должна выходить за рамки существующих концептуальных представлений и также должна отражать элементы, которые формируют науку и то, как наука вписывается в общество. Другими словами, гражданская научная грамотность должна включать некоторое понимание многих элементов, которые формируют производство научных знаний, таких как люди, институты, обучение, ресурсы, методы и нормы науки.

Мы не утверждаем, что американцам нужно становиться специалистами в области социологии науки.Но поскольку все перечисленные выше элементы являются неотъемлемой частью дискуссий о науке по многим вопросам в настоящее время, пора подумать об их интеграции в концептуальные представления о научной грамотности. Также очевидно, что нельзя ожидать, что люди будут следить за текущими опосредованными обсуждениями научных проблем, не понимая некоторых мельчайших аспектов современной науки. В самом деле, возможно, аспекты науки, которые редко включаются в формальное образование людей, не занимающихся научными областями, действительно очень часто появляются в публичном дискурсе.Например, люди, сталкивающиеся с научной информацией, относящейся к развивающимся научным темам (например, COVID-19) и другим развивающимся научным вопросам, должны иметь широкое представление о следующих связанных аспектах: 1) Постепенное производство научных знаний и почему одно отдельное исследование редко может быть выполнено. раскрыть механизмы, стоящие за одним явлением; вопросы воспроизводимости и воспроизводимости в науке; понятие неопределенности в научном контексте и чем оно отличается от неопределенности в непрофессиональном контексте; процессы, связанные с публикацией научных статей, включая рецензирование, отзывы и то, что делает научный журнал заслуживающим доверия; и как ученые, институты и методы, на которые они полагаются, проверяют свои собственные и исследования друг друга.

Конечно, понимание производства научных знаний требует некоторого понимания того, как наука соотносится с обществом. Социальные факторы, такие как экономика, политика, социальные приоритеты и другие социальные элементы, определяют, кто занимается наукой, в каких областях в любой данный момент (например, ссылки 8 и 9), так же как информация и технологии, которые исходят из науки формируют выбор и решения, с которыми мы сталкиваемся в обществе. Таким образом, аспекты гражданской научной грамотности большей научной грамотности должны означать, что люди в определенной степени осведомлены об этих процессах.Наиболее интересным с нашей точки зрения, особенно в контексте борьбы с дезинформацией, является то, что знание этих элементов и взаимосвязей, которые формируют то, что делает что-то «научным», также будет означать знание того, что не является научным. Другими словами, люди должны понимать, что наука может нам сказать или на какие вопросы она может ответить.

Цифровая медиа-научная грамотность.

Характер медиа-среды (в основном он-лайн сегодня) определяет, к какой информации люди могут получить доступ, как они ее видят и какие выводы они могут затем сделать из нее (10).Поскольку большинство людей узнают о науке и научной информации из опосредованных источников (11, 12), научная грамотность должна включать способность ориентироваться и оценивать опосредованную научную информацию. Способности, необходимые для научной грамотности на следующем этапе жизненного цикла научной информации, представлены грамотностью в области цифровых медиа.

Цифровая грамотность и медиаграмотность — это два пересекающихся понятия в существующей литературе, и каждому из них дан широкий спектр определений и предполагаемых целей (13, 14).В широком смысле цифровая грамотность означает способность участвовать в жизни общества через возможности, предоставляемые цифровыми технологиями, такими как Интернет, персональные компьютеры и смартфоны (13, 15). Обычно это включает в себя возможность как потреблять, так и производить информацию в Интернете (13). С другой стороны, медиаграмотность в широком смысле означает способность получать доступ, понимать и критически оценивать медиа и медиа-контент, а также способность создавать медиа-контент (16). Многие эмпирические исследования по оценке медиаграмотности сосредоточены на способности критически оценивать отдельные сообщения в СМИ, например рекламу.Эта способность включает в себя умение задавать вопросы, почему продюсеры создают определенные сообщения в СМИ, какие методы они используют, какие точки зрения или информация включены или опущены, и как разные люди могут интерпретировать одно и то же сообщение (17, 18).

Здесь мы объединяем медийную и цифровую грамотность в одно необходимое измерение научной грамотности, потому что трудно — и не особенно полезно — разделить медийную и цифровую грамотность, особенно для научной информации. Хотя можно быть грамотным в цифровой форме, не будучи медиаграмотным, сегодня невозможно реально быть медиаграмотным, не будучи в той или иной степени грамотным в цифровой форме.Есть много средств массовой информации, которые существуют только в Интернете и доступны с помощью цифровых технологий, но все меньше средств массовой информации существует только в автономном режиме, особенно среди средств массовой информации, которые занимают видное место в диетах людей. Даже книги, которые существуют только в физических копиях в библиотеках, часто можно найти с помощью цифровых технологий, таких как электронные каталоги или поисковые системы.

Как показано на рис. 1, грамотность в области цифровых медиа включает понимание элементов, которые формируют онлайн-информацию: как люди и учреждения создают эту информацию, с определенными нормами и целями, и как цифровые технологии влияют на то, какая информация появляется и как.Из-за того, как эти факторы взаимодействуют, научная грамотность в области цифровых медиа, вероятно, должна будет включать как минимум три области навыков: 1) способность получать доступ к научной информации, особенно в онлайн-среде; 2) понимание того, как научная информация распространяется через медиа-системы, особенно в сети; и 3) способность оценивать отдельные фрагменты научной информации в сообщениях СМИ (в том числе на основе навыков, полученных в измерении гражданской научной грамотности).

Медиаграмотность может быть важным фактором, позволяющим избежать веры в дезинформацию.Большая часть исследований медиаграмотности по вопросам, связанным с наукой, сосредоточена на информации о здоровье и на том, как избежать рекламных сообщений, которые могут быть вредными для здоровья (например, о сигаретах или нездоровой пище). Это исследование неизменно показывает преимущества даже базового уровня медиаграмотности с точки зрения положительных результатов в отношении здоровья. Навыки медиаграмотности, такие как более глубокое знание средств массовой информации, осознание их влияния и понимание того, какие особенности формируют связанное со здоровьем информационное сообщение, приводят к более здоровому поведению, например, к более здоровому потреблению пищи и уменьшению намерения идти на риск (17⇓ –19).Исследования также начинают расширяться в более широкий контекст, связанный с наукой, и новые результаты показывают, что те, кто обладает большей медийной грамотностью, могут быть более устойчивыми к влиянию дезинформации в Интернете (например, ссылки 20–22).

В дальнейшем исследования должны изучить, какие навыки работы с цифровыми медиа дают людям инструменты, необходимые им для доступа и использования достоверной научной информации для принятия обоснованных решений на индивидуальном и коллективном уровнях, помимо вопросов, связанных со здоровьем. Элементы, которые могут быть рассмотрены как компоненты грамотности в области цифровых медиа, включают следующие.

Во-первых, как журналисты, компании (социальные) медиа и другие лица производят медиа-контент и медиа-технологии и для каких целей. Это включает в себя: 1) Кто создает и распространяет информацию, имеющую отношение к науке, и почему, и насколько они заслуживают доверия; какую научную информацию выделяет производитель информации, а что может отсутствовать; как СМИ создают научные заголовки и насколько заголовок соответствует содержанию статьи; каковы научные факты по сравнению с мнениями в статьях СМИ; и почему люди делятся научными историями или информацией в социальных сетях.

Вторая — это особенности и ограничения онлайн-поиска. Это включает в себя: 1) что было первоначальным источником информации, или кто написал или произвел ее; как найти дополнительную информацию для добавления контекста и дополнительных точек зрения; как термины в статье могут формировать то, что появляется и не отображается в результатах поиска при поиске дополнительной информации; и как можно было бы найти более общие слова, которые можно было бы использовать в поиске, чтобы получить, возможно, менее узкий результат поиска?

Когнитивная научная грамотность.

В конечном итоге, однако, гражданская научная грамотность и цифровая медийная грамотность вместе недостаточны для того, чтобы люди находили и использовали научную информацию для принятия обоснованных решений. Людям также необходим некоторый уровень когнитивной грамотности или понимание собственных предубеждений при оценке научной информации и средств массовой информации.

Исследование когнитивной грамотности, также называемое метапознанием (23⇓ – 25), относится к осознанию собственных процессов мышления через информацию и того, как эти процессы формируют итоговые выводы (24).Предполагается, что, если кто-то поймет, что эти процессы работают, он с большей вероятностью и сможет их регулировать (26). Становится очевидным, что высокая когнитивная грамотность может улучшить обучение и решение проблем в разных контекстах как у детей, так и у взрослых (27). Когнитивная грамотность также может облегчить поиск информации и улучшить критическое мышление и чтение (26, 27). Что еще более важно, когнитивная грамотность — это навык, который можно развить в зрелом возрасте (27).

Хорошо известно, что наличие доступа к надежным источникам научной информации не означает, что информация будет подвергаться критической и точной или относительно беспристрастной оценке (28⇓⇓⇓⇓ – 33).В контексте противоречивой науки, такой как гидроразрыв и генная инженерия, наличие дополнительной информации по этим вопросам может означать, что человек придерживается более крайних взглядов (32, 34). Отчасти это связано с тем, что люди полагаются на свои убеждения и ценности как на ментальные фильтры для обработки, принятия или отклонения информации. Например, все мы используем направленное мотивированное рассуждение, в котором мы уделяем больше внимания и придаем больший вес информации, которая соответствует нашим убеждениям, и более критически относимся к информации, которая кажется несовместимой с ними (28, 35).Даже когда у нас нет мотивации укреплять наши устоявшиеся убеждения, мы стремимся экономить время и использовать эвристику или ментальные методы, которые помогают нам быстро делать выводы по сложным вопросам (36–38). Однако мы делаем это, рискуя стать жертвой предвзятого и, что более важно, беспрекословного мышления.

Из-за этих тенденций наши предубеждения, ценности, когнитивные ярлыки и предубеждения также делают нас особенно восприимчивыми к влиянию дезинформации. Исследования показывают, что люди, как правило, очень способны практиковать «эпистемическую бдительность» или опасаться дезинформации от других (39, 40).Обзор эффектов различных пропагандистских, рекламных и дезинформационных кампаний показал, что в большинстве случаев общение не оказывало особого влияния на изменение взглядов людей на определенную тему (39). Но когда эта пропаганда или дезинформация соответствовали ранее существовавшим убеждениям человека, бдительности было гораздо меньше, и люди с большей вероятностью приняли информацию за чистую монету (39). Таким образом, проблема не в том, что люди широко доверчивы, а в том, что мы избирательно доверчивы.Поскольку люди лучше распознают предубеждения, которые не резонируют с их собственными, чем они улавливают те, которые уже находятся в их голове (6, 35, 39), когнитивная грамотность может быть особенно важной для противодействия этой тенденции.

Объем исследований когнитивной грамотности все еще невелик, но продолжает расти, и большая часть из них сосредоточена на развитии навыков когнитивной грамотности в условиях формального образования (23, 24, 26, 41). Однако мы можем с уверенностью предположить, что повышение когнитивной грамотности может помочь людям лучше ориентироваться и использовать информацию по вопросам, связанным с наукой, в обществе.Если люди осведомлены о своих когнитивных процессах и могут регулировать и корректировать их, когда они сталкиваются с научной информацией в контекстах СМИ, они с меньшей вероятностью попадут в окопы дезинформации, которая соответствует их мировоззрению и мнениям и которая еще больше поляризует.

На рис. 1 в общих чертах представлены некоторые из многих факторов, которые могут формировать рассуждения и которые в идеале люди должны осознавать при обработке информации, связанной с наукой. Эти факторы в той или иной степени существуют во всех нас.Мы, как правило, плохо разбираемся в статистике и придаем большее значение информации, которая очевидна или легко доступна в нашем сознании (например, ссылка 38). Кроме того, наши эмоции формируют наши рассуждения предсказуемым образом, например, когда мы становимся чрезмерно определенными, когда мы злимся, что может сделать нас поспешными в наших выводах (42, 43). Благодаря мотивированным рассуждениям мы все склонны менее критически оценивать информацию, подтверждающую наши представления о мире, и быстрее применять стереотипы, чтобы опровергнуть информацию от тех, кто кажется отличным от нас, а затем использовать мотивированные рассуждения, чтобы удерживать эти стереотипы на месте (e .г., исх. 30 и 44).

Развитие грамотности в этих процессах может быть труднее достичь для одних источников предубеждений, чем для других. Например, устранение плохого статистического чутья потребует некоторого понимания того, как работает статистика, почему выборка важна и какие выводы можно сделать (или нет) на основании некоторых статистических результатов. Но было бы легче передать многие другие предубеждения, например, осознание влияния эмоций на рассуждение. Мы все, вероятно, можем иметь отношение к тому, что из-за злости или оборонительной позиции человек станет еще более уверенным и слепым к альтернативам.

Будет стоить протестировать широкий спектр простых сообщений или уроков, которые могут помочь улучшить когнитивную грамотность в отношении этих различных предубеждений, и изучить, какое значение имеет понимание этих предубеждений в контексте информации, связанной с наукой. Некоторые примеры того, что может включать в себя когнитивная научная грамотность, включают понимание: что такое мотивированное рассуждение и основы того, как оно работает; почему мы склонны к полноте в редких и нашумевших случаях; почему неудобно слышать информацию, которая, по нашему мнению, не согласуется с нашей точкой зрения, и каковы наши защитные тенденции; как страх и гнев формируют наше мышление и что мы можем сделать, чтобы избежать их негативных последствий; как мы можем перевесить то, на что, кажется, обращает внимание множество других людей; и почему мы можем игнорировать то, что кто-то говорит, если мы предполагаем, что этот человек не похож на нас.

Важно подчеркнуть не только процессы, на которые люди полагаются при формировании мнений на основе научной информации и почему стандартные процессы могут ввести их в заблуждение, но также и то, что дает знание того, что эти процессы задействованы. Как указывается в цитированной выше работе по эпистемической бдительности (39, 40), никому из нас не нравится, когда его считают легковерным, и все мы более чем способны не быть легковерными. Нам просто нужно лучше подготовиться к тому, чтобы проявлять бдительность к нашему собственному мышлению.

Итак, как мы можем добиться большей научной грамотности, особенно среди взрослых?

В целом, научная грамотность потребует сочетания трех измерений навыков грамотности, которые определяют то, как люди получают доступ к научной информации и используют ее: гражданская грамотность, грамотность в области цифровых медиа и когнитивная научная грамотность. Конечно, каждый из этих навыков включает в себя навыки, применимые не только к научной информации. Мы сосредоточились на выделении некоторых многообещающих концепций и направлений исследований, которые могут улучшить наше теоретическое понимание этих измерений, поскольку они имеют значение для получения информации о научных проблемах.

Однако остается главный вопрос: как на самом деле достичь такой большей научной грамотности в американском обществе, и возможно ли это вообще. Могут ли взрослые люди реально получить навыки, необходимые для того, чтобы стать научными грамотными в Соединенных Штатах в наши дни и быть лучше подготовленными, чтобы ориентироваться в онлайн-обсуждениях науки? Если ответ положительный, и мы верим, что это так, то как?

Многие аспекты научной грамотности, которые мы обсуждали в этом отчете, могут (и должны) быть достигнуты посредством образования K-12 и других формальных образовательных учреждений.Хорошая новость заключается в том, что работа по повышению научной грамотности среди учащихся в рамках программ формального образования является многообещающей, и мы видим успехи в развитии навыков цифровой медиаграмотности, в частности. Действительно, учащиеся могут научиться критически оценивать то, что они находят в Интернете, а цифровые инструменты, помогающие развивать эти навыки, могут быть интегрированы в школьные программы (45). Кроме того, интересная работа в области библиотечного дела сосредоточена на способах развития когнитивной грамотности у студентов. В этой работе подчеркивается важность когнитивной грамотности для критического мышления и развития способности находить информацию в Интернете и ориентироваться в ней (26, 41, 46).Другими словами, начинают документироваться важные параллельные преимущества когнитивной грамотности и цифровой медиаграмотности (24–26, 41, 47). Конечно, будут чрезвычайно ценны дополнительные исследования, в которых проверяется, насколько эти навыки важны для научных исследований, и эксперименты со способами их включения наряду с гражданской научной грамотностью в формальное образование.

Повышение этих различных аспектов научной грамотности у взрослых вне рамок формального образования будет более сложной задачей, и исследования в этом контексте менее развиты (см.48 для примера некоторых из этих проблем для медиаграмотности). Ясно то, что как для детей, так и для взрослых в Соединенных Штатах достижение научной грамотности будет невозможно без структурного подхода к грамотности.

Структурный взгляд на научную грамотность фокусируется на том, как структуры формируют распределение грамотности (и различия в возможностях получения такой грамотности) среди людей и сообществ (1). Эти структуры создают как препятствия, так и возможности.Таким образом, они также указывают необходимые области для исследования. Мы выделяем три пути, которые кажутся особенно многообещающими или необходимыми: устранение цифрового разрыва, повышение уровня грамотности через источники информации и лучшее понимание «грамотности сообщества» (1)

Грамотность, которая преодолевает цифровой разрыв.

Неравенство в обществе определяет, кто является грамотным в науке или нет, и «цифровые разрывы» (представляющие, кто имеет доступ к онлайн-инструментам и информации) являются одним из многих способов проявления этого неравенства (49).Те, кто белые, мужчины, богатые и образованные в Соединенных Штатах, с большей вероятностью будут создавать онлайн-контент и иметь возможность получать доступ к онлайн-технологиям и информации и получать от них выгоду (41, 50). Цифровой разрыв особенно пагубен тем, что он не исчезает автоматически при равном физическом доступе к цифровым технологиям. Даже когда люди имеют физический доступ к онлайн-ресурсам, те, кто уже находится в выгодном положении в обществе, имеют разные уровни доступа и разные модели использования онлайн-информационных платформ и часто могут извлечь максимальную пользу из информационных ресурсов (15, 51, 52).

Например, цифровой разрыв существует в том, кто ищет новости, а не развлечения, и кто ищет разные виды развлечений. Цифровые различия существуют в том, есть ли у кого-то, вероятно, есть офлайн и онлайн социальные сети, которые ему интересны или которые они идентифицируют с «наукой». Цифровое разделение также влияет на то, какие термины люди могут использовать в качестве ключевых слов при использовании поисковых систем, и, следовательно, на то, с какой информацией они могут столкнуться в результате. Все эти различия происходят по социально-экономическим, расовым и другим демографическим признакам в Соединенных Штатах, и все они преобразуются в препятствия на пути получения научной грамотности (15, 51, 52).

Цифровой разрыв в этом смысле и, как и многие другие области системного неравенства, порождают еще большее неравенство. А поскольку грамотность также порождает грамотность, неравенство в грамотности приведет к еще большему неравенству в грамотности, если мы не будем работать над тем, чтобы возможности для грамотности были равными и основывались на том, где находится человек с точки зрения того, к чему он имеет доступ и чего он хочет достичь. Таким образом, достижение научной грамотности требует постоянных исследований того, как преодолеть цифровой разрыв, который влияет на то, могут ли люди развивать и использовать навыки грамотности.

Грамотность через СМИ.

Это подводит нас к следующему более широкому вопросу, который может помочь преодолеть некоторые барьеры, создаваемые цифровым разрывом. Как мы можем работать с различными группами, чтобы внедрить материалы по повышению грамотности в средства массовой информации, на которые люди уже полагаются? Как мы уже упоминали в этом отчете, СМИ являются основным источником научной информации для людей. Так что, возможно, сами СМИ предлагают людям многообещающие ресурсы для развития грамотности.

Однако, используя СМИ для повышения научной грамотности, мы не имеем в виду проверку фактов или предупреждения о том, что информация может быть ложной или вводящей в заблуждение.Полагаться на исправления и проверки фактов на предмет дезинформации, особенно в Интернете, нереально из-за огромных ресурсов, которые потребовались бы, если бы мы были в курсе всего объема информации, доступной в Интернете (53). И что еще более важно, проверка фактов успешна только тогда, когда люди доверяют источнику проверки фактов (54). Кроме того, проверка фактов не помогает людям приобрести навыки, необходимые для оценки научной информации для себя и во многих информационных средах, где не существует средств проверки фактов.

Однако могут появиться многообещающие возможности для развития научной грамотности на протяжении всего жизненного цикла научной информации таким образом, чтобы она передавалась через средства массовой информации отдельным лицам. Например, тренинг по прикладным наукам для ученых и журналистов может побудить их включать аспекты научной грамотности в свои рассказы. Элементы дизайна на сайтах социальных сетей также могут включать некоторые из этих элементов. Идея состоит в том, что, когда люди получают доступ к научной информации, они также получают доступ к информации, повышающей научную грамотность.

Например, некоторые интересные открытые исследовательские вопросы, сгруппированные по тому, где они попадают в наш схематический жизненный цикл научной информации, находятся на стадии научного продюсера, стадии медиапродюсера и стадии потребителя.

Научно-продюсерский этап.

Какие аспекты гражданской научной грамотности отсутствуют в обучении ученых, которые помогли бы им более эффективно рассказывать о своей работе либо в журналистских материалах, либо непосредственно через онлайн или личные средства массовой информации?

Медиа-продюсерская сцена.

Помогают ли журналисты, предоставляющие контекстную и ориентированную на процессы информацию, научиться грамоте? Можем ли мы включить компоненты гражданской научной грамотности в подготовку журналистов по научной журналистике, чтобы они могли использовать их в своих собственных статьях?

Могут ли компоненты цифровой медиаграмотности быть включены в медиа-рассказы? Что происходит на уровне аудитории, когда журналисты или источники новостей включают описание того, как они создали материал?

Могут ли сайты социальных сетей предоставлять информацию о научной грамотности, а не просто исправления или проверки фактов? Как бы это выглядело, и можно ли им (или кому-то еще) доверять как источникам этой информации?

Что происходит на уровне аудитории, если изображения научных процессов включаются в развлекательные средства массовой информации, как это делается в документальной литературе о реальных преступлениях Forensic Files (55), в художественной литературе или в драматических постановках, таких как фильм о пандемии Contagion ( 56) или телесериал Manhunt Unabomber (57) делать? *

Потребительская сцена.

Как люди могут и могут научиться научной грамотности у других в своих социальных сетях, онлайн и офлайн?

Наконец, на каком уровне научной грамотности повышение квалификации становится самоокупаемым? Или какой уровень грамотности нужно кому-то, чтобы продолжать приобретать навыки грамотности самостоятельно?

Повышение грамотности населения.

В связи с этими последними вопросами, связанный и потенциально многообещающий структурный взгляд на грамотность представлен идеей грамотности сообщества.Грамотность сообщества означает, что общая грамотность в социальной сети или сообществе выше, чем совокупная грамотность каждого человека в сети, учитываемая индивидуально (1). Это явление имеет последствия и большой потенциал для того, как мы думаем о достижении большей научной грамотности. Является ли повышение грамотности для отдельных людей единственной целью, или мы должны думать и о научной грамотности сообщества?

Комбинированная грамотность сообщества может выходить за рамки совокупной грамотности отдельных людей в сообществе из-за свойств и знаний, возникающих в результате взаимодействия в сообществе (1).Некоторые члены сообщества обладают большим объемом знаний или навыков грамотности, чтобы получить больше информации по конкретной научной теме. Затем они обмениваются информацией и объединяют ее с другими членами сообщества, создавая новые связи, знания и более широкий набор навыков, что, вероятно, может означать повышение грамотности в сообществе.

Совершенно очевидно, что сообщества использовали совокупную грамотность людей в своем сообществе для преодоления проблем или решения проблем, относящихся к их конкретному контексту.Это включает в себя принятие решений относительно загрязнителей окружающей среды (58) и других местных проблем, связанных со здоровьем или окружающей средой, таких как добыча нефти и газа (59) и риски наводнений (60), которые влияют на сообщество в целом.

Идея общей или общественной грамотности поднимает интересные вопросы о достижении грамотности для взрослых, которые необходимо обдумать и решить в научной работе. Вот некоторые из этих вопросов:

Каким образом грамотность сообщества компенсирует более низкий уровень грамотности отдельных лиц в сообществе?

Какой базовый уровень грамотности потребуется людям и как распространять навыки грамотности?

Каким образом можно преодолеть или по-прежнему препятствовать распространению грамотности в сообществах?

Тогда, учитывая то, как мы ответим на вышеперечисленные вопросы, в каких случаях более реалистично стремиться к повышению грамотности сообщества, а не нацеливаться на отдельных лиц? Что бы это значило или выглядело с точки зрения методов повышения научной грамотности?

Вкратце эти вопросы можно сформулировать следующим образом: в какой степени люди должны быть научными грамотными и в какой степени они могут вместо этого объединить силы со своими друзьями, соседями и влиятельными лицами в своем сообществе?

Как выглядит успех?

Мы заявили, что научную грамотность лучше всего рассматривать как развитие навыков, которые могут помочь людям ориентироваться в различных связанных с наукой проблемах на протяжении жизненного цикла научной информации, чтобы избежать дезинформации и принимать обоснованные решения на индивидуальном и коллективном уровне.Чтобы лучше понять, к каким результатам может привести такая грамотность, мы теперь вернемся к вопросу, который мы поставили в названии нашей статьи: (Не) информированы о чем? Мы сосредотачиваемся на том, как описываемая нами научная грамотность может помочь смягчить некоторые из различных способов дезинформирования людей о научных проблемах.

Помимо дезинформации, мы затем описываем некоторые ограничения и перспективы для принятия решений, связанных с научными проблемами в более широком смысле, которые может создать наш подход. В частности, что, возможно, парадоксально, большая научная грамотность (как предлагается здесь), вероятно, может сделать людей более скептически настроенными и более склонными к поддержке науки.

(Неправильно) про что сообщил? Лучшее понимание возможностей и возможностей науки.

Люди распространяют дезинформацию по многим причинам, но описанная нами научная грамотность предполагает, что, по крайней мере, некоторые из сквозных причин распространения дезинформации связаны с тем, что люди дезинформированы или не осведомлены в целом о том, как работает наука. Интересно, что многие примеры дезинформации, приводимые учеными, по-видимому, связаны с переоценкой силы науки, либо из-за неправильного понимания силы одного научного исследования или набора исследований, либо из-за неправильного понимания способности науки в целом отвечать на наши самые насущные вопросы.

Неправильная информация о том, какой ответ дает научное исследование или подборка исследований.

Как мы видим из разногласий по поводу вакцинации или генетически модифицированных организмов, часто одно отозванное исследование приводится как доказательство связи между этими технологиями и аутизмом или раком соответственно (61, 62). Некоторые из навыков, которые включает в себя гражданская научная грамотность, могут быть особенно полезны для более точной оценки такой информации, например, как нормы и практика в науке и научных учреждениях определяют то, что представляет собой отдельное исследование, и что это означает, когда исследование отменяется.

В более широком смысле, навыки гражданской научной грамотности могут означать, что люди могут лучше различать, когда (неверная) информация изображает научную информацию как более (не) достоверную, чем она есть на самом деле, или как предпочтительную информацию. Информационная грамотность в области цифровых медиа также будет важным аспектом, помогая людям ориентироваться в том, как и почему различные медиаисточники по-разному изображают (неверную) информацию, и находить дополнительную информацию для получения осознанного понимания проблемы. Тогда аспект когнитивной научной грамотности будет ключевым для людей, чтобы понять, когда они также могут перебирать или чрезмерно обобщать результаты конкретных научных исследований.

Неправильная информация о том, как (быстро) наука отвечает на вопросы.

Однако во многих случаях дезинформация также возникает там, где еще нет четкого правильного ответа на научный вопрос. В таких случаях люди, кажется, неправильно понимают как то, что делает часть информации научной, так и способность науки быстро отвечать на научные вопросы. Пандемия COVID-19 является показательным примером, когда дезинформация о том, что можно лечить от вируса, была изобилующей в 2020 году, а научной информации для ответа на многие вопросы еще не существовало.В таких случаях люди могут быть дезинформированы отчасти из-за отсутствия достоверной существующей научной информации, которая бы отвечала их конкретным опасениям: быстро подготовленная научная информация или откровенно сфабрикованная дезинформация, которая дает, казалось бы, достоверный ответ и которая позже может быть проигнорирована как недействительная заполняет пустоту (63).

Здесь грамотность как понимание того, что делает что-то научным и ненаучным, включая то, что это имеет значение для общества в целом, становится особенно важным.Например, наука относительно медленно продвигается в поиске ответов, и со временем она обновляет и изменяет свои ответы, потому что пытается найти лучшие, менее предвзятые и более точные ответы. Научная грамотность может помочь людям лучше понять, почему в науке существует сложная неопределенность и что делают ученые, чтобы лучше справиться с этой неопределенностью. Помимо помощи людям в выявлении дезинформации, такие навыки грамотности, возможно, также могут сделать дезинформацию, обеспечивающую ложную, краткосрочную уверенность, менее привлекательной.

Неправильная информация о том, что наука может дать ответ.

Наконец, во многих случаях дезинформация возникает из-за конфликта между различными, релевантными, ценностными точками зрения и проблемами, связанными с научным вопросом, которые выходят за рамки вопросов, на которые может ответить только наука. Например, в случае изменения климата к ним относятся: Каковы соответствующие роли правительства и рынков в формировании энергопотребления? Что касается вакцинации, каковы права родителей на охрану здоровья своих детей и что мы делаем, когда эти права сталкиваются с правами других и более широкими проблемами общественного здравоохранения? Кому будут полезны технологии искусственного интеллекта, а кому нет, и кто будет решать, как распределять риски и выгоды?

И здесь научная грамотность, как мы уже отмечали, была бы особенно ценной.Люди часто дезинформируются в этих вопросах, потому что дезинформация соответствует их ценностям и целям. Следовательно, знание таких научных вопросов будет особенно зависеть от когнитивной грамотности, чтобы проверить, когда наши собственные ранее существовавшие мысли и чувства формируют то, как мы воспринимаем эти проблемы на основе связанных ценностей. В противном случае сбор большего количества информации может просто означать усиление поляризации.

Но отдельные люди и широкая общественность по этим вопросам также часто неверно информируют или неверно представляют, какие проблемы наука может решить в таких случаях.Разногласия по поводу более широких нормативных целей в конечном итоге сводятся к непродуктивным разногласиям по поводу конкретного научного факта. Другими словами, мы попадаем в «ловушку доказательств» (64). Люди стараются накопить больше научной (неверной) информации, вместо того чтобы обсуждать связанные с этим соображения, основанные на ценностях. В результате мы получаем еще большую путаницу и делаем эффективное и осознанное принятие решений еще более трудным и маловероятным.

Таким образом, получение информации потребует также грамотности в области гражданских наук и грамотности в области цифровых медиа, чтобы оценить, какие утверждения делают различные участники, и в некоторой степени отделить более ценностные утверждения от конкретных научных данных, которые люди используют для их поддержки.Вместе эти аспекты научной грамотности могут означать, что мы все лучше оцениваем ситуации, в которых наука особенно полезна, и те, в которых наука не может ответить или полностью ответить на поставленный вопрос.

Пределы (и опасности?) Научной грамотности: продолжающиеся разногласия и растущий скептицизм.

Однако, хотя научная грамотность, вероятно, будет иметь жизненно важное значение для уменьшения воздействия дезинформации, научная грамотность не может быть волшебной палочкой, которая уменьшает все наши социальные разногласия и путаницу по вопросам науки.Для определения успеха в любой из описанных выше областей важно иметь реалистичное представление о том, что научная грамотность может сделать, к лучшему или худшему, и, что немаловажно, чего она не может или, вероятно, не должна делать.

Как показывает настойчивость мышления, основанного на модели дефицита знаний, часто возникает соблазн надеяться — особенно когда сталкиваются с людьми, которые не согласны с нами, — что научная грамотность приведет к поддержке определенного нормативного утверждения или общественного пути. Это не только нереально, но и нежелательно с демократической или практической точек зрения.В науке и обществе всегда будет существовать неопределенность, в которой мы должны ориентироваться, и наука, вероятно, будет продолжать становиться все более сложной и ставить перед обществом высокие ставки. Как показывают сами научные процессы, несогласие в сочетании с сотрудничеством необходимы для продвижения вперед. Даже среди высокообразованных в науке и решительных сторонников науки можно ожидать разумных и ценных разногласий по поводу того, как следует использовать государственные средства (например, исследования космоса в сравнении с медицинскими исследованиями) и относительно того, как продолжать совершенствовать научные учреждения.

Однако также возможно, что более высокая научная грамотность может создать новые негативные результаты и проблемы, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, особенно за счет усиления скептицизма. Интересные закономерности встречаются в различных литературах, особенно о цифровой грамотности и медиаграмотности. Исследования цифровой грамотности, как правило, сосредоточены на расширении прав и возможностей и равенстве: как обеспечить, чтобы цифровые технологии и возможности не только усиливали неравенство в экономических и социальных возможностях (например,г., исх. 15 и 51). В то же время медиаграмотность имеет тенденцию сосредотачиваться на растущем скептицизме, как правило, в отношении рекламы, но также и в отношении СМИ в целом (например, ссылки 16 и 53). Однако научная грамотность обычно явно не фокусируется на справедливости или скептицизме. Вместо этого он стремится к научной грамотности как к способу уменьшения противоречий, связанных с наукой, и увеличения поддержки науки.

В действительности, однако, если научная грамотность, как мы ее здесь определили, будет достигнута, способность получать доступ к научной информации и интерпретировать ее обязательно будет означать большую справедливость и, весьма вероятно, больший скептицизм, в том числе в отношении заявлений и процессов внутри науки.Грамотность по своей сути демократична в том смысле, что люди могут использовать ее, чтобы вооружиться информацией и дать себе возможность действовать в соответствии с этой информацией. Это означает, что большая научная грамотность должна включать в себя большую способность использовать, формировать и критиковать определенные аспекты того, как мы производим и используем науку. В долгосрочной перспективе это будет означать, что у нас будет больше критических мыслителей, что также может означать, что у нас будет больше разногласий в будущем. Мы уже упоминали, что считаем некоторый уровень этого разногласия демократическим и практически необходимым.Но именно поэтому демократия — и наука в этом отношении — часто медлит с выводами.

В среднесрочной перспективе, однако, потенциально опасным эффектом повышения научной грамотности может стать усиление скептицизма, ведущее к большему релятивизму. Исследование эпистемических убеждений — или того, что люди думают о природе знания — описывает, как наши представления о знаниях проходят стадии по мере их изменения в процессе образования и опыта. Мы склонны начинать с абсолютистских убеждений (например,g., истина универсальна и легко познаваема), затем перейти к релятивистским убеждениям (например, более хаотический абсолютизм, в котором все относительно; мы действительно ничего не можем знать) и, наконец, к «сложным убеждениям». Сложные убеждения предполагают, что существует реальность, которую мы все разделяем и которую можем знать, и что мы должны интерпретировать информацию и знания в соответствии с контекстом и процессами, в которых и из которых они появляются (65–67).

В идеале научная грамотность означала бы достижение более сложных представлений о природе научного знания.Но это означает, что для развития более высокого уровня научной грамотности может потребоваться, чтобы в какой-то момент люди оказались на стадии релятивизма. Мы наблюдаем это анекдотично в таких заявлениях, как «нельзя доверять всему, что вы видите в СМИ», от людей, когда они начинают осознавать предвзятость в производстве СМИ. Мы также видим доказательства этого в исследованиях дезинформации. Люди, получившие напоминание о том, что нужно остерегаться дезинформации, действительно стали меньше доверять дезинформации, но отчасти потому, что они стали меньше доверять всей, включая правдивую, информации (68).

Вот некоторые интересные вопросы для исследования: 1) В какой степени лучшее понимание научных процессов заставляет людей более скептически относиться к дезинформации и / или информации в более широком смысле? и 2) Необходим ли определенный уровень научной грамотности для преодоления этой стадии релятивизма или других негативных последствий повышения грамотности?

Научная грамотность может означать большую поддержку науки.

В конечном итоге, однако, большая научная грамотность, как мы обрисовали в этой статье, все же может способствовать достижению первоначальной цели научной грамотности, создавая поддержку науки.Под поддержкой науки важно отметить, что мы имеем в виду эпистемологическую поддержку, рассматривающую науку как законную форму понимания мира (по крайней мере, как идеальную, даже если не совершенную на практике). Такая поддержка согласуется с концепциями «вера в авторитет науки» и «культурный авторитет науки». Они относятся к тому, как люди и культуры наделяют науку авторитетом как отличным и ценным способом сбора знаний (69, 70). Понимание и вера в ценность того, какие научные процессы и, следовательно, научная информация могут предложить нам в определенных контекстах принятия решений, может означать, что люди ценят науку и доверяют ей в ситуациях, когда наука может предложить полезные ответы (70, 71).

Понимание ограничений науки при принятии решений также важно для получения широкой поддержки. Обращение к науке при принятии решений также может стать сродни авторитаризму, если он неправильно понимает степень того, что наука может сказать нам при принятии решений в обществе: действие в обществе (70, 72). Мы описали, как это недоразумение может привести к появлению дезинформации.Чрезмерное притязание на то, что может предложить наука, также может снизить доверие к ценности науки и помешать нашей способности обсуждать различные точки зрения. Это может спровоцировать ответную реакцию, в которой люди справедливо, даже если не открыто, признают, что наука не дает ответа на их опасения.

Однако остается открытым вопрос, как и если научная грамотность, как мы обрисовали, помогает людям лучше ориентироваться в проблемах, которые являются не только с научной, но и с этической и социальной сложностью, и что это означает для их взглядов на проблемы и науки. в более широком смысле.

Научная грамотность не будет панацеей, но жизненно необходима для современного мира.

Наша цель в продвижении этих и других многообещающих направлений исследований научной грамотности — генерировать идеи и стимулировать будущие разговоры, сотрудничество и эксперименты. Нам необходимо расширить наши представления о том, что значит быть научным грамотным в сегодняшних условиях сложной науки, социальных проблем и информационных сетей. Ставки для принятия решений высоки, как и потенциальные преимущества научной грамотности, которые могут помочь нам в этом.Крайне важно думать о научно-грамотных гражданах (и, возможно, о научно-грамотных сообществах) таким образом, чтобы учитывать реалии нашего современного цифрового мира на протяжении всей жизни научной информации, когда люди получают доступ к ней и действуют в соответствии с ней. Это станет возможным только в том случае, если мы займемся гражданской научной грамотностью, грамотностью в области цифровых медиа и когнитивной грамотностью.

По крайней мере, научная грамотность, охватываемая этими тремя перекрывающимися измерениями, должна означать, что больше людей смогут получить доступ к необходимой им информации, избежать дезинформации и внести больший вклад в информированный дискурс и принятие решений с привлечением науки.Это может означать, что отдельные люди и сообщества могут лучше определять и выражать логику своего собственного и чужого мышления. Это также, вероятно, может повысить доверие к науке или ее поддержку, а также, вероятно, означает, что мы сможем лучше выявлять — и, следовательно,, возможно, исправлять — слабые места в том, как мы делаем или используем науку. Это может означать, что мы все лучше способны понимать нюансы и общаться друг с другом, когда мы решаем, как двигаться вперед в науке и обществе.

Короче говоря, есть широкие возможности для расширения нашего понимания того, что значит быть научным грамотным сегодня.Способность ориентироваться в научных процессах, научных вопросах в процессе их взаимодействия с более широким обществом, как мы все получаем опосредованную информацию и как мы формируем мнение по этой информации, — все это имеет решающее значение для этой грамотности. Есть основания надеяться, что приобретение этих навыков в обществе означает, что тогда мы сможем лучше ориентироваться в сложных науках и обществе и лучше понимать, каковы наши цели и на каком обосновании мы их основываем. Это был бы немалый успех. Учитывая целый ряд сложных, динамичных проблем и разногласий, с которыми мы сталкиваемся сегодня, также крайне необходимо помочь людям развить навыки, которые включает в себя научная грамотность.Только тогда наука сможет помочь построить лучшее и более справедливое общество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.