Определите каким способом словопроизводства созданы неологизмы маяковского: 10 слов, которые придумал Маяковский

Неологизмы Маяковского: примеры

Неологизмы Маяковского – очень яркое явление в русской литературе XX века. Стихотворения Владимира Владимировича всегда отличались новаторством и своеобразием. К примеру, поэт очень часто нарушал стихотворные размеры, акцентируя внимание на рифме. Однако наивысшей выразительности строкам Маяковского всегда придавали именно неологизмы. О них и поговорим в этой статье.

Что такое неологизм?

Прежде чем начать разбирать неологизмы Маяковского, дадим определение термину «неологизм». Итак, это слово имеет древнегреческие корни и состоит из двух корней: «неос» (переводится как «новый») и «логос», что значит «слово». То есть неологизмами называют новые, только созданные слова или сочетания слов. В речи они сразу становятся заметны благодаря своей свежести и новизне.

Говоря об авторских неологизмах, имеют в виду те слова, которые были придуманы писателем и использованы им в своих произведениях. Эти неологизмы, в отличие от тех, что используются в повседневной речи, бытуют в основном только на страницах литературных произведений.

Почему в текстах Маяковского так много неологизмов?

Неологизмы в стихотворении Маяковского – это не просто попытка автора украсить свой текст, это, как бы странно это ни звучало, социальное явление. Учеными давно доказано, что активное образование неологизмов начинает происходить в то время, когда в стране наступает нестабильность или начинает активно развиваться технический прогресс. Исходя из этого, неудивительно, что огромное количество неологизмов появилось именно в начале XX века. Это время характеризуется и сменой власти в стране, и активной урбанизацией.

К слову, сами футуристы, к коим относился Маяковский, провозглашали начало технической революции и предрекали технике великое будущее.

Однако, кроме этих чисто внешних фактов, не стоит и забывать о таланте самого поэта. Маяковский изобретал новые слова для того, чтобы более ярко и образно передать свои чувства и ощущения. Например, «опожаренный» песок (из стихотворения «Лиличка») – в этом неологизме намного больше эмоций, чем в словах «жаркий» или «горячий», он представляет собой неологизм от слова «пожар», которое вносит дополнительные значения: пылать, гореть, сгорать, обжигаться, терять (так как при пожаре обычно что-то оказывается уничтоженным) и пр.

Немного о языке Маяковского

Неологизмы Маяковского – неотъемлемая часть самобытного языка его поэзии. Но почему именно этот прием стал для него одним из основных?

Как отмечалось выше, Маяковский относился к футуристам, а точнее, к такому его направлению, которое носило название кубофутуризм. Кубофутуристы считали, что для нового времени нужны новые формы, поэтому они активно дополняли и обновляли язык своей поэзии. Их целью было создание нешаблонного, оригинального и свежего слова. Маяковский как один из кубофутуристов раздвинул словообразовательные рамки родного языка, что позволило ему создавать оригинальные и яркие образы.

Для примера возьмем строчку из уже упомянутого нами стихотворения «Лиличка»: «…обезумлюсь, отчаяньем иссечась». Эти два неологизма (обезумлюсь и иссечась) помогают писателю очень емко передать состояние лирического героя.

Самые интересные неологизмы поэта

Теперь перечислим самые известные и необычные неологизмы Маяковского. Примеры:

  • «Сердцелюдые» — такое название Маяковский дает людям, которые могли бы жить на Марсе (поэма «Про это»).
  • «Голоштанный» — эту характеристику поэт дает народу, который должен был выбрать власть буржуев или Советов, в своем произведении «Владимир Ильич Ленин».
  • «Дрыгоножество» — этот эпитет достается балерине Кшесинской, которая была фавориткой Николая II.
  • «Серпастый» и «молоткастый» паспорт становится предметом гордости поэта.
  • «Испавлиниться» — такую характеристику дает Маяковский дому, из каждого окна которого должны были быть видны цветы.
  • «Быкомордая» и «мясомясая» орава предстает перед читателем в ранних произведениях поэта.
  • «Верблюдокорабледраконьи» эскадры описываются в поэме «Пятый Интернационал».
  • «Задолицей» называет Маяковский полицию в той же поэме, посвященной Ленину.

Неологизмы Маяковского: «Необычайное приключение…» (стихотворение)

Произведение было написано в 1920 году, и главным его героем стал сам автор. Основная тема – нелегкий, но благородный поэтический труд. Стихотворение построено на диалогах и характеризуется ярко выраженным публицистическим началом. Главным художественным приемом стало сравнение – Маяковский сравнивает творческий путь поэта с жизнью солнца.

Теперь более подробно поговорим о том, какие использованы неологизмы стихотворении Маяковского «Необычайное приключение». А точнее, перечислим их и опишем их функцию:

  • «Горбил» пригорок – сравнение пригорка с горбом.
  • «Деревний» — слово деревня используется в мужском роде.
  • «Златолобо» — о солнце, то есть «золотой лоб» — неологизм используется для более красивого и емкого выражения смысла.
  • «Луч-шаги» — лучи Солнца сравниваются с шагами, которые свидетельствуют о приближении Солнца к Поэту.
  • «Взорим» — то есть взойдем – так зовет с собой Поэта Солнце.
  • «Сонница» — противопоставление слову «бессонница», то есть сонливость, желание заснуть.

Мы перечислили все неологизмы в стихотворении Маяковского «Необычайное приключение». Из приведенных примеров можно заметить, что поэт использует новые слова для придания более яркой образности своему стихотворению, а также желая сделать свои выражения более точными и меткими.

Изучая творчество поэта, филологи поняли, что созданных писателем слов настолько много, что можно создать целый словарь неологизмов Маяковского. Кроме того, они вывели определенные закономерности в словообразовании поэта. Перечислим некоторые из них:

  • Писатель часто пользуется приставками «рас» и «раз». Например, «распразднуем», «распархивался», «размайся», «разгазелись», «раздокажу» и т. п.
  • К глаголам Маяковский любит присоединять «вы» и «в», что наделяет слова такими значениями, как полное завершение, законченность и исчерпанность: «высверлит», «взгромоздя», «выхваливает», «высинить».
  • Употребляя с глаголами «за», поэт наделяет их значением начала действия: «засвистывают», «завинчусь», «затрубадурила».
  • Присоединение приставок «до» и «про» обозначает доведение дела до конца: «доскакиваем», «процеловали».
  • Часть глаголов Маяковский образует от существительных, используя вышеозначенные приставки: «размедведил», «выметаллизировал».

Еще несколько примеров словообразования

Неологизмы Маяковского довольно многогранны. Для словообразования поэт использует не только приставки, но и суффиксы:

  • Например, устаревший суффикс «е», который давно не употребляется в русском языке: «дядье», «дамье», «гостье», «старье» (это слово, столь широко используемое сегодня, впервые было выдумано именно Маяковским).
  • Очень часто пользуется поэт уменьшительно-ласкательными суффиксами: «лученышки», «язычешкой», «статьишке», «жизнишку».

Вывод

Таким образом, мы можем сделать вывод, что неологизмы поэта — это не просто стилистическое явление, а некая самобытная система, работающая по собственным законам. Именно в этой системе и заключается прелесть стихотворений Маяковского, которые по сей день пленяют читателей своей образностью и точностью выражений. Поэтому неудивительно, что из всех русских кубофутуристов Владимир Маяковский стал самым известным.

Окказиональные слова в творчестве В.В.Маяковского

Автор работы:

Битарова Диана,

6 класс

Научный руководитель:

Танклаева Маргарита Юрьевна,

учитель русского языка и литературы

I. Введение

Словарный состав языка наиболее открытый и подвижный уровень языковой системы; он постоянно развивается, обогащается новыми словами. Естественно, что для этого используется тот материал, который есть в самом языке. Новые слова широко образуются от уже существующих по их образцу, также происходит заимствование слов из других языков.

Язык художественной литературы отражает общее развитие языка, но желание найти собственные образные речевые средства приводит к созданию индивидуально-авторских новообразований или окказионализмов. Необходимость изучения таких слов, можно объяснить тем, что эти слова нередко демонстрируют возможности и закономерности словообразования. Е.К.Чиркова* писала: «Если мы хотим представить себе будущее языка, то мы должны тщательно исследовать окказиональные явления речи, как исследуют диалектизмы для лучшего понимания прошлого языка».

______________

* Е.К.Чиркова, стр 10-12.

Богатым на такие языковые эксперименты был В.В.Маяковский. Он проводил эксперименты не только со словами, но и со звуками, рифмами, синтаксисом.

Именно это позволило нам выбрать следующую тему настоящего исследования.

Цель работы: Исследование структурно-семантических особенностей новообразований В.В.Маяковского.

Проблема исследования: Выявить место окказионализмов в творчестве В.В.Маяковского.

Объект исследования: новообразования Владимира Владимировича Маяковского.

Предмет исследования: принципы создания окказионализмов, их роль в тексте.

Материалом для исследования стали стихотворения, включенные в сборники «Стихотворения и поэмы».

Задачи:

  • Дать понятие термина «окказионализм».
  • Выявить модели словообразования, используемые В. В Маяковским при создании неологизмов.
  • Определить место окказионализмов в художественном творчестве В.В.Маяковского.

II. Основная часть

Понятие окказионализм

Все социальные (экономические, политические, производственные, общественные, индивидуальные и др.) изменения реализуются лексикой языка.

Лексика — раздел науки о языке, в котором изучается словарный состав языка. Основная единица языка — это слово. И именно в словах отражается и история человечества. В словарном составе языка проявляется богатство и многообразие слов русского языка.

Для каждого периода развития языка характерна и широко распространенная, и утратившая надобность лексика. Следовательно, в словарном составе можно выделить лексику общенародную и ограниченного употребления. Лексика ограниченного употребления делится на устарелую (архаизмы) и новую лексику (неологизмы). Изменения в социально-исторической жизни общества зеркально отражаются в языковой ситуации в виде новых слов. Новации в словарном составе объясняются влиянием неязыковых факторов, но вся история русской лексики свидетельствует, что слово появляется либо путем внутренних, системных преобразований, либо путем заимствования из других языков.

Неологизмы (от греческого neos — новый + logos — понятие, слово) — это слова, созданные для обозначения новых предметов, признаков, действий. В «Словаре — справочнике лингвистических терминов» Д.Э.Розенталя и М.А.Теленковой дается такое определение этого понятия: «Неологизм — слово или оборот речи, созданное для обозначения нового предмета или выражения нового понятия»

Нас интересуют индивидуально-авторские неологизмы, или окказионализмы.

Термин «окказионализм» обладает в научной литературе некоторой неопределенностью. В энциклопедии «Русский язык» нет отдельной статьи с таким названием. В «Словаре-справочнике лингвистических терминов» Д.Э.Розенталя и М.А.Теленковой дается такое определение: «Окказионализм — слово, образованное по непродуктивной модели, используемое только в условиях данного контекста, как лексическое средство художественной выразительности или языковой игры. Окказионализмы обычно не получают широкого распространения и не входят в словарный состав языка.

Окказионализмы — слова, созданные из языкового материала, но в язык не вошедшие. Они факты речи, а не языка. Если язык их принимает, то они теряют статус окказиональных слов. Носители языка воспроизводят эти слова в своей речи не цитатно, а как обычные слова. Несмотря на то, что данные слова используются только в определенном контексте, их нельзя назвать неполноценными, так как они несут большую эмоциональную нагрузку и являются более насыщенными по смыслу, чем слова общеупотребительные. Именно поэтому они часто используются в поэтической речи.

Окказионализмы создаются только для конкретного контекста, поэтому их нет в толковых словарях. Существуют словари языка отдельных авторов, например, все индивидуальные образования Пушкина отмечены, наряду с другими словами, в четырехтомном «Словаре языка Пушкина», охватывающем весь лексический запас, заключенный в произведениях и письмах великого поэта.

Окказионализмы — яркое стилистическое средство, обладающие эмоционально-экспрессивной окраской, именно поэтому они широко используются в поэзии. По мнению В.В.Лопатина, «окказионализмы — это средство для создания свежего, нешаблонного, оригинального словесного образа».

Таким образом, можно сделать вывод, что неологизмы создаются авторами индивидуально, тесно связаны с контекстом, чаще носят эмоционально-экспрессивный характер; они сохраняют новизну, ощущаются как новые независимо от времени своего создания, у них отсутствует ориентация на общеупотребительность; они могут создаваться по продуктивным и непродуктивным моделям. Создание неологизмов расширяет область реализованного в словообразовании благодаря использованию новых возможностей.

Место окказионализмов в художественном творчестве

Серебряный век поэзии принес массу заметных авторов в отечественной литературе. Но самое выраженное новаторство мы находим в творческих исканиях Владимира Владимировича Маяковского. Его поэзия развивалась в рамках футуристического направления. Маяковский жил поэзией, много писал о своей родине. Он первым из поэтов ХХ столетия отдал свой могучий талант революционному обновлению жизни, начатому Великим Октябрем.

Стихотворения и поэмы Маяковского очень похожи на его характер: бунтарский, взрывной, рубленный. Его поэтические строки скачут и перескакивают порой саму мысль поэта. Нет более порывистого слога, чем у него. У него что ни стих- то символ, обличающий, сильный даже грубый, но очень ранимый где-то глубоко внутри. Как всякая творческая единица, поэт более остро, чем остальные обыватели воспринимал происходящее в стране события, его воспаленное сознание и тонко чувствующая душа задыхались, вздрагивали, образуя ком из противоречий, злости и слез. Его литературный слог выступает своеобразным оружием, с помощью которого он развенчивал действия властей и доносил их до народа.

В.В.Маяковский, пожалуй, один из необычных поэтов своего времени. Его поэзия очень самобытна, интересна не только в смысловом отношении, но и с точки зрения языка. Чтобы понять ее, мало просто прочесть стихотворения, так как, признаться, большинство неологизмов будут непонятны без дополнительного анализа. Кроме того, нужно понимать мироощущение автора, чтобы воспринять его верно.

Окказионализмы в творчестве Маяковского

Термином «окказиональный» принято называть факты, не соответствующие общепринятым языковым нормам. Окказиональные слова отличаются тем, что при их образовании нарушаются (обычно сознательно, в целях экспрессивности) законы построения соответствующих общеязыковых единиц, нормы языка. Окказиональные факты — это факты речи, а не факты языка. Окказиональные слова противостоят словам узуальным.

Окказиональные явления обычно бывают индивидуальными новшествами, принадлежащими отдельным лицам, часто писателям. Поэтому окказионализмы разного рода иногда называют индивидуальными (или авторскими), подчеркивая их «необщепринятость» и отнесенность к известному создателю. При этом окказиональное (или индивидуальное) противопоставляют общенародному, языковому.

Принципиальной особенностью окказионализмов является не их связь с определенным творцом (индивидуальный характер), а тот факт, что при их образовании произошло нарушение действующих в языке законов производства тех или иных единиц. С этой точки зрения нет принципиальных отличий между окказионализмами авторскими (писательскими) и окказионализмами, не претендующими на авторство,- детскими или разговорными, ибо в этих трех сферах преимущественна и создаются окказионализмы.

Кроме того, окказионализмы широко представлены в языке газет и журналов, т.е. в периодической печати. Эстетическая выразительность может быть свойственна окказионализмам всех названных сфер, так что и в этом отношении между ними нет принципиальной разницы. Между окказионализмами и фактами языка нет непереходимой грани. Окказиональные единицы в отдельных случаях — обычно, когда их семантика становится общественно актуальной — могут становиться фактами языка. Естественно, что возможны и переходные случаи.

Как было сказано ранее, В.В.Маяковский не просто создавал окказиональные слова, он создавал свой язык со своими законами. Эксперименты со словами различны. В нашей работе мы не смогли полностью исследовать все произведения В.В.Маяковского, а лишь часть.

Образование новых слов происходит с помощью словообразовательной модели языка.

Словообразование — это раздел науки, который изучает строение слов и способы их образования. В творчестве Маяковского встречаются слова с различным способом образования.

В окказиональном словообразовании нами отмечены следующие способы словообразования:

  • слова, образованные суффиксальным способом: ретируюсь, когтист, красившее, алиментщица.
  • слова, образованные при помощи сложения двух основ: крикогубый, губкооперативом, писмоносец, чиновноустые, однаробразный, пунцоворожим, красноязыкий, златоустейший, потноживотые, многопудье, синеблузые, златолобо, старомозгий, тысячерукою, обеззубел, стоугольный.
  • слова, образованные приставочно-суффиксальным способом: исслезенные, пресволочнейшая, позатесался, обгрюзший, разбазаривает, освистанная, выжиревший, испешеходили, нефабренные, неисцветшую, раздобревшие.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в творчестве Маяковского чаще всего встречаются слова приставочно-суффиксальным способом и путем сложения двух основ.

Заключение

Нами было подробно рассмотрено творчество В.В.Маяковского с целью нахождения новых словообразований.

Подводя итоги исследования, могу сказать, что окказиональное словообразование обладает неоспоримой пальмой первенства в творчестве данного автора.

Окказиональных слов в текстах встречается много.

Адекватной оценке произведений В.В.Маяковского помогла теоретическая база знаний о словообразовании, основанная на работах Земской Е.З. С помощью них мы дали определение термину «окказионализм», узнали, какие бывают модели и способы словообразования. Все это в практической части работы помогло понять, какие способы словообразования предпочитает использовать автор. Определить, почему были избраны именно эти способы, очень трудно. Это связано с личным восприятием мира В.В.Маяковским.

Его тексты изобилуют словообразовательными, фонетическими новообразованиями. Зачастую невозможно определить значение какого-либо из новообразований, не обратившись к исследовательским работам, изучающим творчество Маяковского. Это говорит о сложной их семантике.

Но вернемся к основной теме работы. Нами выяснено, что наиболее частым по употреблению является способ сложения двух основ (всегда с использованием суффиксов) на втором месте по частоте приставочно-суффиксальный способ, и на третьем месте окказионализмы, образованные суффиксальным способом.

Про место подобных словообразований в творчестве В.В.Маяковского могу сказать то, что именно они и были его сутью, зерном, тем самым, что содержит смысловую нагрузку произведений. Во-первых, потому, что тексты автора ими изобилуют, а во-вторых, потому что Маяковский был человеком своего времени (имеется ввиду «Серебряный век»), а потому экспериментатором, и обойтись без подобного явления не мог.

В результате проведённого анализа было найдено около 50 индивидуально-авторских словообразований.

Библиография

  1. А.К.Лыков. Заметки об окказиональных и потенциальных словах. «Вопросы современного русского языка». Краснодар, 1968.
  2. В.В.Маяковский. «Стихотворения и поэмы».Дрофа. М., 2007
  3. Д.Н.Шмелев «Современный русский язык», М.: Просвещение, 1977г.
  4. М.И.Фомин «Современный русский язык. Лексикология», М.: Высшая школа, 1978г.
  5. Розенталь Д.Е., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение, 1985.
  6. Русский язык. Энциклопедия/Главный редактор Фалин Ф.П.М.: Советская энциклопедия, 1979.

русских неологизмов. : languagehat.

com 15 февраля 2017 г. вытащите мой экземпляр «Маяковский и его неологизмы » Аси Хумески 1964 года, и я подумал, что этот отрывок из введения достаточно интересен, чтобы поделиться им:

В истории русской литературы определенные периоды отмечены интенсивной словообразовательной деятельностью. Одной из таких литературных эпох, когда были в моде неологизмы, было время так называемого «Второго южнославянского влияния» (XIV—XV вв.). Литераторы славянского Востока, подражая своим южным собратьям, создавали неологизмы ради стилистического украшения. Составные слова (или composita ) стал особенно популярным типом неологизма под влиянием трновской школы. См. Епифаний Премудрейший: Скитаться по горам , гороплённым и волкокислым быти ;*[Сноска: Неологизмы в кавычках выделены латинскими буквами, отдельные неологизмы выделены курсивом.]

Орнаментальный стиль («плетение словес») вновь появился в XVII веке, усиленный новым влиянием барокко. Литература этого периода также была богата составной , ср. Симеон Полоцкий: волкоубийственный , водородные облака (т.е. «водопроизводящие»), мягкопостельники, многоконники .

Спустя два века романтики Золотого века русской поэзии подхватили эту увлекательную традицию. Так, мы находим у Боратынского лелеять, наход, бурнопогодный, братствовать ; в Языкове — бездипломный (ср. с недавним советизмом свободнодипломник ), prixvostnica (fem. of prixvosten′ ), delano-zanjatoj , in Tjutčev — vsedrobjaščeju strueju, dymno-legko, mglisto-lilejno, po tëmno-bryzžuščim kovram . Неологизмы были разбросаны по стихам Бенедиктова, Вяземского и др.

Вслед за этим золотым веком наступил долгий период то непреднамеренного, то намеренного пренебрежения поэтической формой (немногие «формалисты» того периода были скорее исключением, чем правилом). Только в конце девятнадцатого века возобновился интерес к вопросам, связанным с литературным стилем и формой. Такие писатели, как Ремизов и символисты Бальмонт, Андрей Белый и др., вкраплены в свои произведения неологизмами. Среди слов, придуманных символистами, особенно выделялись абстрактные существительные (женский род с суффиксом – 9).0005 ост’), формы множественного числа слов, которые обычно употребляются только в единственном числе, и многокоренные составные прилагательные. Вот, например, несколько неологизмов Бальмонта: змейность, воскресение, ручистость, расцветы, сгоранья, воздушно-ласковый, возвышенно-кошмарный, многолавинный . […]

Что заставляет авторов создавать новые слова? Иногда это стремление обозначить новое культурное понятие — таковы многие неологизмы Карамзина и «поэтов-философов» XIX века. Или это может быть частью пуристической борьбы с иностранными заимствованиями — многие неологизмы, созданные писателями XVIII века, носили именно такой характер (ср.0005 дебрь смеси «хаос», членное составление «организация», всенародный «эпидемия», разврат «партия»), как и неологизмы, созданные «архаистами» в начале девятнадцатого века. Наконец, причина может быть психологической или эстетической природы.

Кстати, книга появилась под издательством Rausen Publishers, случайным вариантом Rausen Bros., типографией, которой управляют два брата, которые опубликовали много русских книг между 1949 (самый ранний из тех, что я нашел) и середина 1960-х; он ненадолго появился в более широкой истории литературы, когда подготовил репродукции «Доктор Живаго » для ЦРУ (см. «Дело Живаго: Кремль, ЦРУ и битва за запрещенную книгу », стр. 134). Вы можете получить кучу их публикаций, поставив «Rausen Bros.» в поле поиска Google Книг; они также опубликовали мое миленькое издание 1966 года « Мысли врасплох » Абрама Терца.

Обратные ссылки

Владимир Маяковский : Литературные пинки

Я пройду мимо,
волоча свою ношу любви.
В какой бредовой
и хворой
ночи,
Голиафами зачат был я —
Я, такой большой,
такой нежеланный?
— «Любимому себе автор посвящает эти строки»
— Владимир Маяковский, 1916

Так сложилась жизнь одного из самых одаренных и выдающихся авангардистов России. Человек, которому приписывают переосмысление роли художника в обществе. Сумасшедший русский литератор, покончивший с собой в апогее затянувшегося отчаяния. Такова была жизнь Владимира Маяковского (1893-1930).

Объективных сведений о ранних годах поэта очень мало, только сведения из уст самого Маяковского. А при его склонности к преувеличениям трудно разглядеть, что правда, а что глупость. Одно мы знаем точно: Маяковский родился в 1893 году в Багдади, грузинском селе, ныне известном как Маяковский, в семье обедневшего русского дворянина, ставшего лесником.

Он описал свою юность как одинокую, беспокойную и беспокойную. Природная красота Кавказа мало возбуждала его беспокойную душу. Однако технология сделала это. Когда он впервые увидел освещенную ночью заклепочную фабрику, он написал в своей автобиографии, что «потерял интерес к природе. Недостаточно актуален».

Его академическая жизнь была в лучшем случае беспрецедентной, но она разожгла огонь футуризма глубоко внутри поэта. По его собственным преувеличенным словам, в школе он приобрел «ненависть ко всему древнему, всему церковному и всему славянскому».

В 1905 году его жизнь как революционера началась, когда он начал воровать у отца обрезы и отдавать их местным социал-демократам. В пятнадцать лет Маяковский переехал в Москву и сразу связался с большевиками. Это было естественно для молодого человека. Маяковский погрузился в движение, ведя подпольную пропаганду по всей Москве.

В 1908 году арестован за подрывную деятельность. Во время своего 11-месячного тюремного заключения Маяковский запоем читал и поклялся отказаться от политики в пользу искусства. Он променял нынешних авторов, таких как Достоевский и Пушкин, на таких, как Шекспир и Байрон. И именно в это время он впервые начал писать.

Первые попытки вызвали у него отвращение; настолько, что он бросил это и занялся абстрактной живописью. По иронии судьбы, именно в этот момент его наследие как поэта началось довольно антиклиматическим образом.

Проводя вечер в компании сокурсника, Маяковский процитировал какой-то написанный им нехитрый стих — и даже пытался убедить друга, что он не писал эту строчку. Его друг не был обманут, но был полностью впечатлен. Настолько, что с этого момента он представил Маяковского людям как «мой друг, гений, знаменитый поэт, Маяковский».

Его другом был Давид Бурлюк, который основал группу, которую он назвал футуристами, людей, посвятивших себя сочинению новых форм в искусстве и литературе. Их главным приоритетом было привнести новый дух и энтузиазм в русскую культуру. Маяковский идеально вписался в движение.

Шел 1911 год, и Маяковский был брошен на сцену футуризма в Москве. Футуристы состояли из большой группы писателей, художников, музыкантов и театральных режиссеров. Время не могло быть более идеальным. Нация была готова сбросить оковы прошлого.

Но футуристы не так бунтовали против правительства, как Ленин, все еще находившийся в ссылке. Футуристы были против общего консерватизма России. По их мнению, поэты и писатели в последнее время стали слишком душными. Они хотели разрушить художественную условность и создать новые формы, соответствующие развитию века машин.

Сказать, что футуристы оказали влияние на общество, значит ничего не сказать. Им нравилось только разгонять «респектабельные» общественные собрания освистыванием, чаепитием и общим вандализмом — все время одетые в причудливые костюмы с разрисованными лицами. Маяковский очень естественно стал носить костюмы. Нередко великий поэт был одет в желтую тунику, цилиндр, трость с золотым набалдашником и большую деревянную ложку, которую носил как бутоньерку. Его можно было увидеть (и услышать) на улицах Москвы, орущим в мегафон свои стихи. Маяковский нашел свою сцену.

Маяковский больше всех других футуристов потряс русское общество. Он был выше шести футов ростом и чрезвычайно красив, с угрюмыми глазами и толстыми губами. Его прическа варьировалась от густых и неряшливых черных волос до чисто выбритого черепа. Но просто несправедливо описывать Маяковского в физических терминах, когда так много рассказов об этом человеке и о том, что за этим последовало. Вот один, описанный Иваном Буниным, относительно официальной художественной выставки, на которой присутствовали «писатели, министры, депутаты и один высокопоставленный иностранный дипломат»:

«Я сидел с Горьким и финским художником Акселем Галленом, и Маяковский начал свое выступление с того, что неожиданно подошел к нам, толкнул стул между нашими и помог себе из наших тарелок и выпил из наших стаканов. Галлен смотрел на него как завороженный, как он, вероятно, смотрел бы, если бы в банкетный зал ввели лошадь, — в этот момент Милюков, наш тогдашний министр иностранных дел, поднялся для официального тоста, и Маяковский бросился ему навстречу, в центр. из-за стола, вскочил на стул и закричал что-то такое непристойное, что Милюков совсем обалдел. Через мгновение, овладев собой, он попытался снова начать свою речь, — но Маяковский завопил громче прежнего, и Милюков пожал плечами и сел.

«Тогда посол Франции поднялся на ноги. Он явно был уверен, что русский хулиган ему уступит. Какая надежда! Его голос заглушил оглушительный рев Маяковского. Но это было еще не все. Разразился дикий и бессмысленный столпотворение. Сторонники Маяковского тоже начали кричать, стуча ногами по полу и кулаками по столу. Они кричали от смеха, скулили, визжали, фыркали. Но вдруг все это было перечеркнуто поистине трагическим воплем одного из финнов — несколько пьяный, бледный как смерть, он, очевидно, был потрясен до глубины души этим излишеством хулиганства и начал во весь голос кричать — только русские слова он знал: «Много! Много! Много» («Много!» или «Много!)»

Маяковский определенно был грозным персонажем в глазах всех, кому не безразличен традиционный русский стих. Его стиль — использование каламбуров, грохочущих ритмов и необычное использование языка — приводил в ужас русскую интеллигенцию. В их глазах этот эгоцентричный персонаж со всей его мелодрамой, трагедией и революционными идеями был предателем.

В предисловии к книге «Клоп и избранная поэзия» критик и журналист Патрисия Блейк описывает стиль Маяковского:

«Из этой лирики поднимается единый крик боли, временами едва переносимый человеческим ухом. Его поэтические приемы служили прежде всего для обострения воздействия его чувств на чувства читателя, вернее, слушателя, ибо стихи его писались для чтения вслух. Какой бы сложной ни была структура языка и размера, эффект всегда немедленный; Маяковский обладал исключительным слухом на уличную речь и искусством превращать ее в совершенно оригинальный, но знакомый язык. Вот почему он достиг гораздо большей аудитории, чем большинство модернистских поэтов.

«Из таких элементов, как уличный сленг, популярные песни и частушки (сатирические звоночки индустриальной эпохи), Маяковский создал собственный стиль, включающий грамматические деформации, причудливые инверсии, неологизмы и каламбуры. Он был очень изобретателен в создании новых глагольных форм с, как он выразился, «небольшим изменением суффиксов и флексий».

«Его потрясающие образы прорываются при переводе. Смелые, экстремальные и часто жестокие, его образы составляют его наиболее эффективное средство коммуникации. Он был мастером метафор и гипербол».

Поэзия была исповедью Маяковского. Главной темой его лирической поэзии были несчастья в любви. Его знаменитая работа «Облако в штанах», длинная и напряженная пьеса, сосредоточена вокруг двух нелюбящих «Марий». Многие из его проблем были созданы им самим. Он был красивым, известным поэтом, которого обожали женщины. Однако Маяковский как будто всегда шел по трудной дороге в жизни и любви. Он ухаживал за женщинами, которые были ему недоступны.

Первой женщиной, сильно повлиявшей на его жизнь, была Лиля Брик, с которой он познакомился в 1915. Брик была замужем за Осипом Бриком, критиком и редактором, но Маяковский все еще преследовал его, и какое-то время группа жила втроем.

Лили так растрогала Маяковского, что он написал для нее эпическую поэму «Хребетная флейта», хотя ей, вероятно, это произведение не слишком льстило. Стихотворение было описано как «самое жестокое обвинение женщине и женственности, которое может быть сформулировано в наше время». Как ни странно, Лили не обиделась и благословила Маяковского прочитать стихотворение публично.

Именно в этом стихотворении он впервые оплакивает идею закончить все это пулей. Самоубийство становилось повторяющейся нитью в его творчестве. В «Человеке» он писал:

«Сердце жаждет пули
а горло бредит бритвой…
душа дрожит;
она застряла во льду,
и ей нет спасения!»

Когда в 1917 году в России разразилась Гражданская война, Маяковский быстро собрал свою «армию» писателей и художников. В то время как интеллигенция и аристократы бежали из России, слава Маяковского значительно возросла — настолько, что его обвиняли в том, что он оторвался от вновь обретенных страданий русского народа. В то время как многие русские были доведены до физического истощения, Маяковский оставался равнодушным. В «Облаке в штанах» он напророчил революцию, опоздав с датой всего на год:

«Я воспринимаю того, кого никто не видит,
пересекая горы времени.
Там, где останавливаются глаза людей,
там, во главе голодных полчищ,
год 1916 грядет
в терновом венце революции».

После Гражданской войны Маяковский «выпал из подножки». Новое правительство, по его мнению, было слишком ограничивающим, и его отношение колебалось между набожным последователем и откровенным критиком. Он выпустил большое количество пропагандистских плакатов, джинглов и эпических стихов. Но он также считал себя бунтарем, человеком, чья миссия была спасти советскую литературу, а не согнуться.

В течение следующих девяти лет или около того Маяковскому было позволено делать все, что ему заблагорассудится, читая чтения по всей гигантской стране перед большими толпами. Некоторые из его работ в этот период включают:

«150 000 000», стихотворение об американском вмешательстве в Гражданскую войну, в котором русский крестьянин Иван со 150 000 000 голов сражается врукопашную с Вудро Вильсоном; «Париж», в котором он предлагает Эйфелевой башне возглавить революцию; и «О конференциях», где торсы офисных работников исчезают в одной конференции, а их нижние половины совещаются в другом месте.

Произведение Маяковского было опубликовано левым фронтом литературы (ЛЕФ) в журнале группы. Однако журнал быстро закрыли, что потрясло Маяковского. Именно в это время он решил поехать за границу в Америку и Францию. Путешествие только еще больше взволновало его. В Америке он обнаружил, что страна является технологически развитой страной (которой он восхищался), но также во власти жадности и грязи. Более приятно его удивил визит во Францию, которая когда-то казалась ему самой декадентской страной в мире.

Вернувшись домой, он был вне себя от радости, но настроение длилось недолго. Сталин руководил делами. «Пролетарские писаки», как он их называл, набирали силу, что означало возврат к консерватизму. Маяковский пытался возродить дух ЛЕФа, но доминирующей литературной группой была Ассоциация пролетарских писателей (РАПП). Они заклеймили ЛЕФ и ​​его членов как анархистов с «троцкистскими левыми уклонами».

РАПП, как и футуристы 10 лет назад, поддержали «новую» власть. Только вместо Ленина они следовали за Сталиным.

Это тот самый момент, 1928 год, когда Маяковский действительно достиг низшей точки в своей жизни. Он осознал конфликты между идеалами и реальностью коммунизма. Он видел, как в конечном итоге это привело к еще большему разделению людей. И в традиционной для Маяковского манере он противостоял ей в своем искусстве.

«Клоп» — пьеса, написанная Маяковским в 1928 году и описывающая мир коммунистической России таким, каким его мог видеть только Маяковский. Первая половина пьесы посвящена коммунистическим мошенникам и представителям элиты. Злодей — Присыпкин, «кишащий клопами, играющий на гитаре, пропитанный водкой пошляк, гордый обладатель партийного билета и пролетарского происхождения». Второй тайм происходит в будущем — 1978 — где избыток — пережиток прошлого. В этот момент Присыпкин становится героем — он воскрес как «зоологическая диковинка». Когда он просит книги о цветах и ​​мечтах, никто не понимает, о чем он говорит. Вместо этого ему предлагают книги по садоводству и медицинскому гипнозу. Присыпкин оказывается в клетке, как животное в зоопарке, хотя зоопарков в этом будущем нет. В финальной сцене спектакля Присыпкин обращается к зрителям:

«Граждане! Братья! Мои собственные люди! Дорогие! Как вы сюда попали? Вас так много! Почему я один в клетке? Дорогие, друзья, приходите ко мне! Почему я страдаю? Граждане!»

Неудивительно, что пьеса не имела успеха. В 1928 году, когда Россия была охвачена пылом коммунизма, российская аудитория не была готова признать предостережение, которое он сделал. Однако из-за его известности не было публичной критики его работы, но за закрытыми дверями бюрократы варились.

Интересно отметить, что в 1955 году новая постановка имела огромный успех в Советском Союзе. По сей день «Клоп» остается в производстве по всему бывшему Союзу.

В 1928 году Маяковскому было поручено написать серию рассказов из Парижа. Однако вместо типичного для него стиля прозы он представил лишь «восторженное» любовное стихотворение. Он встретил вторую женщину, которая сильно повлияла на его жизнь.

Татьяна Яковлева была русской эмигранткой, живущей со своим дядей в Париже. Татьяна была красивой женщиной, которая часто появлялась на страницах модных журналов в качестве модели. Маяковский познакомился с ней, когда ей было восемнадцать, и был поражен ее умом и склонностью к поэзии. Они встретили друг друга на равных, несмотря на разницу в возрасте и образе жизни. Многие говорят, что никогда не видели Маяковского таким нежным ни с кем другим.

Когда Маяковский вернулся в Россию, он постоянно писал ей, говоря о женитьбе и о том, как она нужна стране. К лету 1929 года он планировал еще одну поездку в Париж, но правительство, за которое он так упорно боролся всего десять лет назад, отказало ему в визе. Он достиг дна, когда узнал, что Татьяна вышла замуж за француза.

Опять Маяковский ответил ст. Его следующая пьеса «Баня» была «прямой атакой на бюрократию, которая на него надвигалась». Главный герой — директор «координационной службы», который утопает в собственном эго, избегая работы любой ценой. Однажды ночью он посещает спектакль, где изображается его собственный образ жизни. После этого он протестует против пьесы, говоря, что массам нельзя допускать ее к просмотру, потому что они не поймут — и незачем им это объяснять.

На этот раз бюрократы не оставили без внимания пьесу Маяковского. На самом деле у некоторых критиков был «зловещий звук». После того, как спектакль провалился, Маяковский нарисовал в театре афишу:

«Сразу чиновничий рой не выпаришь.
Не хватило бы бань и мыла.
Кроме того, бюрократам помогает перо критиков?
Как и Ермилов (сотрудник РАПП).

Маяковский стал очень параноиком, что его недоброжелатели замышляют против него заговор. В
всей действительности, они были с Маяковским более сдержанны, чем другие футуристы, именуемые теперь «интеллигенцией».

Именно в этот момент он написал свою последнюю эпическую поэму, неоконченную «Во весь голос»:

«Стих мой
трудом
сломает горную цепь лет,
и явится
тяжеловесным,
сырое,
материальное,
как акведук,
рабами Рима
построенное,
дошедшее до наших дней»

Маяковский все более и более приходил в уныние. В начале апреля 1930 лет он был госпитализирован с нервным истощением. 10 апреля знакомый охарактеризовал встречу с Маяковским как «мрачную».

Через четыре дня Маяковского не стало.

Драматическая история рассказывает нам, что он покончил жизнь самоубийством за два дня до того, как совершил его. Он начал играть в русскую рулетку один раз в день — и выиграл дважды. На третий день, 14 апреля, он написал записку, надел чистую рубаху (по русским поверьям), вставил в револьвер единственный патрон и снова сыграл в русскую рулетку. На этот раз он проиграл.

В своей последней записке он написал:

«И, как говорится, инцидент исчерпан.
Лодка Любви разбилась о ежедневную рутину.
Теперь мы с жизнью расстались. Зачем тогда
уравновешивать взаимные печали, боли и обиды».

Другая часть записки гласит:

«Никого не вините в моей смерти и прошу не сплетничать. Покойный ужасно не любил такого рода вещи. Мама, сестры и товарищи, простите меня — это не выход (другим не рекомендую), но другого у меня нет. Лиля — люби меня… Товарищи из ВАПП (подразделения РАПП) — не считай меня слабонервным. Серьезно, я больше ничего не мог сделать».

После его смерти страну захлестнула волна печали. Более 150 000 человек увидели его тело в состоянии, под венком из молотков, маховиков и винтов с надписью:

«Железный венец железному поэту».

Сталин, возможно, пытаясь использовать самоубийство поэта в своих корыстных целях, обвинил в смерти Маяковского неблагосклонную к нему группу: РАПП. Это привело к одной из его печально известных чисток, в ходе которой были ликвидированы члены РАПП.

Собственно говоря, одно из заявлений Сталина говорит обо всем. Первая часть, комплимент:

«Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».

Во второй части звучит предупреждение:

«Равнодушие к его памяти и к его работе — преступление».

Через несколько дней Триумфальная площадь в Москве была переименована в площадь Маяковского.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *