Есенин стихи о родине о природе: Сергей Есенин — Стихи о Родине: Читать стихотворения Есенина о России, родном крае

Содержание

Есенин — Гой ты, Русь, моя родная: Текст стихотворения Сергея Есенина

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Анализ стихотворения «Гой ты, Русь, моя родная» Есенина

Есенин по праву считается одним из главных национальных поэтов. Его творчество – бесконечное служение своей Родине, которая олицетворялась для поэта в образах русской природы и простой крестьянской жизни. Особое значение имеет ранний период творчества Есенина, когда он еще не был знаменит и не испытал страданий и лишений. Произведения молодого поэта были чистой и светлой струей в мутном потоке литературной макулатуры, наводнившей Россию в начале XX века. Стихотворение «Гой ты, Русь, моя родная» — одно из лучших творений ранней лирики Есенина. Оно было написано в 1914 г.

Поэт начинает стихотворение с древнерусского обращения «гой». Это свидетельствует о любви поэта к богатому фольклорному наследию. К тому же в это время «Русь» звучало уже несколько старомодно. Есенин идет наперекор модным литературным течениям. Он подчеркивает свою приверженность старине и вековым традициям русского народа.

Еще одним смелым шагом начинающего поэта можно считать использование христианской символики. Авторитет православной церкви был значительно поколеблен, молодежь считала веру признаком консерватизма и отсталости. Атеизм был не столько убежденной позицией, сколько данью современной эпохе. Есенин же считал православие неразрывной частью русской культуры. Религиозные образы органически вплетаются в стихотворение («в ризах образа», «захожий богомолец», «кроткий Спас»).

Неприхотливый деревенский пейзаж расцветает у поэта яркими красками. Патриархальная жизнь стирает различия между человеком и природой. На необъятных русских просторах «девичий смех» воспринимается как органичная составная часть животного и растительного мира.

Стихотворение написано простым и понятным языком. Самая сложная метафора — «синь сосет глаза». Лирический герой сравнивает себя с «богомольцем», женский смех – с «сережками». Характерная особенность ранней лирики Есенина — употребление устаревших и «местных» слов («зеленые лехи», «корогод»).

Есенин, конечно же, не был строгим последователем христианства. Стихотворение завершается немыслимым для верующего человека отречением от райской жизни. Тем убедительнее и эффектнее выглядит невозможность для поэта отречься от Руси. Строки «не надо рая, дайте родину мою» кому-то могут показаться слишком пафосными. Но во всей русской поэзии это – наиболее сильное и искреннее признание в любви и верности России.

Стихи Есенина о Родине и природе

Мы многое еще не сознаем,
Питомцы ленинской победы,
И песни новые
По-старому поем,
Как нас учили бабушки и деды.

Друзья! Друзья!
Какой раскол в стране,
Какая грусть в кипении веселом!
Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом.

Я уходящих в грусти не виню,
Ну, где же старикам
За юношами гнаться?
Они несжатой рожью на корню
Остались догнивать и осыпаться.

И я, я сам —
Не молодой, не старый,
Для времени навозом обречен.
Не потому ль кабацкий звон гитары
Мне навевает сладкий сон?

Гитара милая,
Звени, звени!
Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
Чтоб я забыл отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ни покоя.

Советскую я власть виню,
И потому я на нее в обиде,
Что юность светлую мою
В борьбе других я не увидел.

Что видел я?
Я видел только бой
Да вместо песен
Слышал канонаду.
Не потому ли с желтой головой
Я по планете бегал до упаду?

Но все ж я счастлив.
В сонме бурь
Неповторимые я вынес впечатленья.
Вихрь нарядил мою судьбу
В золототканое цветенье.

Я человек не новый!
Что скрывать?
Остался в прошлом я одной ногою,
Стремясь догнать стальную рать,
Скольжу и падаю другою.

Но есть иные люди.
Те
Еще несчастней и забытей,
Они, как отрубь в решете,
Средь непонятных им событий.

Я знаю их
И подсмотрел:
Глаза печальнее коровьих.
Средь человечьих мирных дел,
Как пруд, заплесневела кровь их.

Кто бросит камень в этот пруд?
Не троньте!
Будет запах смрада.
Они в самих себе умрут,
Истлеют падью листопада.

А есть другие люди,
Те, что верят,
Что тянут в будущее робкий взгляд.
Почесывая зад и перед,
Они о новой жизни говорят.

Я слушаю. Я в памяти смотрю,
О чем крестьянская судачит оголь:
“С Советской властью жить нам по нутрю…
Теперь бы ситцу… Да гвоздей немного…”

Как мало надо этим брадачам,
Чья жизнь в сплошном
Картофеле и хлебе.
Чего же я ругаюсь по ночам
На неудачный горький жребий?

Я тем завидую,
Кто жизнь провел в бою,
Кто защищал великую идею.
А я, сгубивший молодость свою,
Воспоминаний даже не имею.

Какой скандал!
Какой большой скандал!
Я очутился в узком промежутке.
Ведь я мог дать
Не то, что дал,
Что мне давалось ради шутки.

Гитара милая,
Звени, звени!
Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
Чтоб я забыл отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ни покоя.

Я знаю, грусть не утопить в вине,
Не вылечить души
Пустыней и отколом.
Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом.

2 ноября 1924

Товарищи, сегодня в горе я,
Проснулась боль
В угасшем скандалисте!
Мне вспомнилась
Печальная история —
История об Оливере Твисте.

Мы все по-разному
Судьбой своей оплаканы.
Кто крепость знал,
Кому Сибирь знакома.
Знать, потому теперь
Попы и дьяконы
О здравьи молятся
Всех членов Совнаркома.

И потому крестьянин
С водки штофа,
Рассказывая сродникам своим,
Глядит на Маркса,
Как на Саваофа,
Пуская Ленину
В глаза табачный дым.

Ирония судьбы!
Мы все остращены.
Над старым твердо
Вставлен крепкий кол.
Но все ж у нас
Монашеские общины
С “аминем” ставят
Каждый протокол.

И говорят,
Забыв о днях опасных:
“Уж как мы их…
Не в пух, а прямо в прах…
Пятнадцать штук я сам
Зарезал красных,
Да столько ж каждый,
Всякий наш монах”.

Россия-мать!
Прости меня,
Прости!
Но эту дикость, подлую и злую,
Я на своем недлительном пути
Не приголублю
И не поцелую.

У них жилища есть,
У них есть хлеб,
Они с молитвами
И благостны и сыты.
Но есть на этой
Горестной земле,
Что всеми добрыми
И злыми позабыты.

Мальчишки лет семи-восьми
Снуют средь штатов без призора,
Бестелыми корявыми костьми
Они нам знак
Тяжелого укора.

Товарищи, сегодня в горе я,
Проснулась боль в угасшем скандалисте.
Мне вспомнилась
Печальная история —
История об Оливере Твисте.

Я тоже рос
Несчастный и худой,
Средь жидких,
Тягостных рассветов.
Но если б встали все
Мальчишки чередой,
То были б тысячи
Прекраснейших поэтов.

В них Пушкин,
Лермонтов,
Кольцов,
И наш Некрасов в них,
В них я,
В них даже Троцкий,
Ленин и Бухарин.
Не потому ль мой грустью
Веет стих,
Глядя на их
Невымытые хари.

Я знаю будущее…
Это их…
Их календарь…
И вся земная слава.
Не потому ль
Мой горький, буйный стих
Для всех других —
Как смертная отрава.

Я только им пою,
Ночующим в котлах,
Пою для них,
Кто спит порой в сортире.
О, пусть они
Хотя б прочтут в стихах,
Что есть за них
Обиженные в мире.

….о родине в 1924 г.

Эта улица мне знакома,
И знаком этот низенький дом.
Проводов голубая солома
Опрокинулась над окном.

Были годы тяжелых бедствий,
Годы буйных, безумных сил.
Вспомнил я деревенское детство,
Вспомнил я деревенскую синь.

Не искал я ни славы, ни покоя,
Я с тщетой этой славы знаком.
А сейчас, как глаза закрою,
Вижу только родительский дом.

Вижу сад в голубых накрапах,
Тихо август прилег ко плетню.
Держат липы в зеленых лапах
Птичий гомон и щебетню.

Я любил этот дом деревянный,
В бревнах теплилась грозная морщь,
Наша печь как-то дико и странно
Завывала в дождливую ночь.

Голос громкий и всхлипень зычный,
Как о ком-то погибшем, живом.
Что он видел, верблюд кирпичный,
В завывании дождевом?

Видно, видел он дальние страны,
Сон другой и цветущей поры,
Золотые пески Афганистана
И стеклянную хмарь Бухары.

Ах, и я эти страны знаю —
Сам немалый прошел там путь.
Только ближе к родимому краю
Мне б хотелось теперь повернуть.

Сергей Есенин стихи о природе и полный анализ

В своем лирическом наследии Сергей Есенин оставил нам яркие, светлые образы русской природы. Самобытность его поэтического слова берет истоки в красоте, обычаях и фольклоре Рязанщины — родины поэта. «Рязанские поля, где мужики косили, где сеяли свой хлеб» стали колыбелью его поэзии. Ниже представлены самые знаменитые стихи Есенина о природе с анализом.

Сергей Есенин стихи о природе

Сергей Есенин — один из самых ярких и самобытных поэтов XX века. В его лирике сливаются чувства и слова, образы и мысли. Талант поэта заключается в том, что он мог улавливать и передавать самые нежнейшие оттенки переживаний и настроений, которые возникали в его душе. Такой гармонией проникнуто вся жизнь и творчество Есенина: , о любви, о природе и о животных. Богатство словесной живописи художника помогает нам почувствовать красоту и силу природы. В его стихах она живет собственной богатой жизнью, постоянно изменяется: рождается, растет, умирает, грустит и радуется. Часто поэт прибегает к приему олицетворения, поэтому его природа всегда многоцветна, многокрасочна и жива.

Синий и голубой (любимые цвета Есенина) усиливают в пейзажных описаниях ощущение необъятности просторов, например, “вечером синим”, “вечером лунным”, “заметался пожар голубой”, “предрассветное, синее, раннее” и др.

Природа у Есенина не просто составляет пейзаж: она живет, реагирует на судьбы людей. Ее невозможно отделить от человека, его чувств, мыслей, настроения. Такое отношение к природе можно увидеть в стихотворение “Отговорила роща золотая…”. Оно построено на развернутой метафоре: роща предстает перед нами как живое существо, которое наделено теми же возможностями и чувствами, что человек. Она может говорить “березовым, весенним языком”, “милым” лирическому герою.

Но этот язык мил ему не только потому, что состояние природы очень сходно состоянием самого поэта:

Как дерево роняет тихо листья, 

    Так я роняю грустные слова.

Осень в природе сравнивается с “осенью” в душе лирического героя. Этот мотив ушедшей юности вводится предложением “отговорила роща золотая” и продолжается: “о всех ушедших грезит конопляник”. Лирический герой, с одной стороны, принимает жизнь такой, какая она есть:

    Кого жалеть? Ведь каждый в мире — странник. 

    Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.

А с другой — его мучают воспоминания о юности, о которой он думает не без сожаления:

    Я полон дум о юности веселой… 

А дальше:

  Но ничего в прошедшем мне не жаль.

И, несмотря на эти слова, действительность для него вовсе не привлекательна:

    Стою один среди равнины голой, 

    А журавлей относит ветер в даль.

Юность же в памяти лирического героя осталась как “цветы”. Повторяющееся слово “не жаль” еще больше подчеркивает чувство утраты.

Двойственное отношение к прошлому передает инверсия “отговорила роща золотая”: с одной стороны, она “отговорила”, причем “веселым языком”, а с другой — ее уже “не жаль”. Однако автор называет ее “золотой”, то есть прошло самое лучше время в жизни лирического героя. Сам эпитет “золотая” вызывает в сознании читателя самые прекрасные эмоции.

Все эпитеты, сравнения и метафоры здесь существуют не только для красоты форм, но и для того, чтобы полнее выразить отношение лирического героя к уходящей молодости: журавли теперь пролетают “печально”, конопляник “грезит”, дерево “роняет тихо листья”.

Природа и лирический герой в этом стихотворении неразрывно связаны. Все перемены, происходящее в природе, можно наблюдать и в жизни человека, который не только является ее частью, но и должен слиться с нею, чтобы достичь гармонии с миром.

Особое место в лирике Есенина занимают образы животных. “Братья наши меньшие” наделены абсолютно всеми человеческими чувствами, в том числе и человеческими образами, одним из которых является трагедия материнства. Стихотворение, в котором наиболее ярко это описано, — “Корова”.

С самых первых строк мы понимаем, что перед нами старое животное, прожившее очень тяжелую жизнь:

    Дряхлая, выпали зубы, 

    Свиток годов на рогах. 

    И ее выгонщик грубый 

    На перегонных полях.

Бедной корове осталось жить недолго. И вот в самом конце жизни ей выпало счастье: родился теленок. Но эта радость оказалась непродолжительной:

    Не дали матери сына, 

    Первая радость не впрок.

Старая корова знает, что и ее ожидает та же участь, что и сына:

    Скоро на гречневом свее 

    С той же сыновней судьбой 

    Свяжут ей петлю на шее 

    И поведут на убой.

Но животное беспокоит не столько собственная смерть, сколько смерть своего дитя. Ведь, вопреки всем мнениям, животные тоже очень тяжело переживают разлуку со своими детьми. Это стихотворение наполнено сострадания к бедной корове, поэтому здесь практически нет эпитетов, а если и есть, то только те, которые усиливают печаль: “выгонщик грубый”, “сердце неласково к шуму”, “грустная дума”, “жалобно”, “грустно”, “тоще” и т.д.

Но, как и у человека, у животного есть надежда. Последние строки стихотворения помогают понять, о чем мечтает корова:

    Снится ей белая роща 

    И травяные луга.

“Белая роща” символизирует жизнь без мук, без огорчений. Но этой мечте не суждено сбыться, этот мотив введен для того, чтобы противопоставить реальную жизнь той, которая грезится корове.

Таким образом, природа в лирике Есенина предстает со всеми ее печалями и радостями, но в то же время только она способна исцелять душу человека.

Читайте также: , тема любви в лирике.

Анализ стихотворения «Поет зима, аукает» Есенина

Поет зима — аукает,

Мохнатый лес баюкает

Стозвоном сосняка.

Кругом с тоской глубокою

Плывут в страну далекую

Седые облака.

А по двору метелица

Ковром шелковым стелется,

Но больно холодна.

Воробышки игривые,

Как детки сиротливые,

Прижались у окна.

Озябли пташки малые,

Голодные, усталые,

И жмутся поплотней.

А вьюга с ревом бешеным

Стучит по ставням свешенным

И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные

Под эти вихри снежные

У мерзлого окна.

И снится им прекрасная,

В улыбках солнца ясная

Красавица весна.

В раннем периоде в наибольшей степени проявилась его чистая и светлая душа. Уже с самых первых произведений его интересовал удивительный и волшебный мир природы. Народные сказания и легенды, которые поэт слышал в детстве, одушевляли этот мир, придавали ему человеческие черты и качества. Стихотворение «Поет зима – аукает…» было написано Есениным в 1910 г. Он считал его детским и незрелым литературным опытом. Впервые оно было опубликовано только в 1914 г. под названием «Воробышки».

Стихотворение напоминает прекрасную детскую сказку. С первых же строк в нем появляются волшебные персонажи. Зима предстает в образе любящей матери, поющей колыбельную песню «мохнатому лесу». Завораживающая картина сна дополняется «тоской глубокою» облаков. Появляется традиционный сказочный образ «страны далекой», олицетворяющей волшебные надежды и мечты.

Метелицу можно сравнить со снежной королевой, которая невыносимо прекрасна, но «больно холодна». Любовь к ней может свести человека с ума и навсегда оставить в ледяном плену. Поэт вводит центральный образ стихотворения – «воробышков», которые напоминают «деток сиротливых». Все живые существа стремятся задолго до наступления зимы запастись припасами и обустроить жилище. Лишь для беззаботных воробьев каждый раз приход зимы – внезапная неожиданность. Им остается надеяться на милость и доброту человека.

Очень трогательно выглядит картина прижавшихся у окна «пташек малых». Разошедшаяся вьюга, олицетворяющая злую волшебницу, стремится сорвать свою злость на беззащитных птичках. Спасение «воробышек» заключается в их взаимной поддержке. Сбившись в тесную кучку, они покорно переносят холод, голод и усталость. Во сне к ним приходит счастье в образе долгожданной «красавицы весны».

В целом в стихотворении явно прослеживаются черты народного творчества. Есенин употребляет традиционные эпитеты: «мохнатый лес», «седые облака». Главные образы-персонажи четко поделены на добрых и злых. В отношении самых слабых автор использует уменьшительно-ласкательные формы слов: «детки», «пташки». Они пользуются искренним расположением и участием автора. «Сказка», как и положено, имеет счастливый конец, но только во сне.

Стихотворение относится к лучшим произведениям литературы для детей. Оно способно научить ребенка понимать и ценить красоту родной природы, а также воспитать чувства добра и сострадания.

 С. Есенин «Отговорила роща золотая» анализ стиха

 Отговорила роща золотая

Березовым, веселым языком,

И журавли, печально пролетая,

Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —

Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.

О всех ушедших грезит конопляник

С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,

А журавлей относит ветром в даль,

Я полон дум о юности веселой,

Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,

Не жаль души сиреневую цветь.

В саду горит костер рябины красной,

Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,

От желтизны не пропадет трава,

Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,

Сгребет их все в один ненужный ком…

Скажите так… что роща золотая

Отговорила милым языком.

Сергей Есенин является одним из самых талантливых поэтов первой половины 20 века. Однако к своему творчеству автор относился с определенной долей сарказма и недоверия. Несмотря на всеобщее признание, Есенин чувствовал себя очень несчастным, тоскуя по родному селу Константиново и буквально задыхаясь в московской суете. Именно этим объясняются его многочисленные психологические проблемы, которые поэт пытался решить с помощью спиртного. Вместе с тем, Есенин также понимал, что с годами он не становится моложе, а жизненный опыт, достаточно богатый и далеко не всегда позитивный, отражается не только на образе его мышления, но и на восприятии окружающего мира.

Тем не менее, в начале 20‑х годов Есенин все еще остается романтиком, хотя все меньше и меньше верит в общечеловеческие ценности. В его стихотворениях гораздо чаще проскальзывают грустные нотки, которые свидетельствуют о том, что автор среди шумной городской толпы чувствует себя одиноким и неприкаянным.

К числу таких произведений относится стихотворение «Отговорила роща золотая», созданное в 1924 году. Это период, когда поэт прощается со своей молодостью и подводит некоторые жизненные итоги. Анализируя то, чего ему удалось достичь за десять лет творчества, Есенин приходит к неутешительным выводам, отмечая, что по-прежнему «полон дум о юности веселой», однако «ничего в прошедшем мне не жаль».

Поэт проводит параллель между собой и золотой осенней рощей, которая постепенно сбрасывает свой роскошный наряд, готовясь к зимнему сну. Вообще, каждому явлению природы Есенин стремится подобрать некие аналоги из собственной жизни. Поэтому стая журавлей, улетающих на юг, напоминает ему странника. И тут же поэт уточняет – «стою один среди равнины голой», подчеркивая тем самым, что является точно таким же странником, который не думает о прошлом, но и в будущем не видит для себя места.

«В саду горит костер рябины красной, но никого не может он согреть» — этой образной метафорой поэт хочет подчеркнуть собственное разочарование в любви, которая из всепоглощающего чувства превращается в мимолетные увлечения. Поэт осознает парадокс жизни, который заключается в том, что многочисленные его возлюбленные не в состоянии понять Есенина.

Те же из женщин, которым это удается, в лучшем случае могут претендовать на роль друзей поэта. Тема любви и любовная лирика в творчестве Есенина тоже здесь затрагивается. Поэт признается, что именно она являлась для него одной из муз, которая слишком часто меняла свой облик. Поэтому поэт отмечает, что теперь, когда пылкие чувства остались позади, став уделом безмятежной юности, он похож на дерево, которое «роняет тихо листья». Точно также автор роняет «грустные слова», которые, как он считает, теперь уже никому не нужны.

Однако просто так отбросить славу и всеобщее признание Есенин не может, поэтому предполагает, что и после собственной смерти его творчество будет интересно людям. Поэтому последнее четверостишье этого произведения можно расценивать, как завещание поэта. Предвидя, что его стихи когда-нибудь станут достоянием русской литературы, и время их «сгребет в ненужный ком», Есенин в качестве надгробной эпитафии просит для себя: «Скажите так… что роща золотая отговорила милым языком».

К слову, на могиле Есенина, который скончался через год после создания стихотворения «Отговорила осень золотая» и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве, вообще нет никаких эпитафий. Объясняется это тем, что друзья и близкие поэта посчитали – Сергей Есенин все сказал в своих стихах, и этого вполне достаточно, чтобы после смерти он был признан «златокудрым гением» русской литературы.

Мир природы в лирике С.А. Есенина для учеников 9–11 классов

Тема русской природы – неотъемлемая часть творчества любого русского писателя и поэта. Природа – это и мир приятных эмоций, и мир детских воспоминаний, и воплощение образа Родины, и предмет для размышления о вопросах бытия…

В творчестве любого мастера слова можно отыскать какие-то строки о природе, которые вдохновят нас и окрылят красотой. Для меня такими проникновенными стихами являются есенинские. В них оживает каждый листочек, каждая былинка!

Поэт любил свой родной край, и не только любил, но и знал, потому что характер и мироощущение поэта с самых ранних лет складывалось в тесном общении с природой. Природа — не только «колыбель», но и поэтическая «школа» Есенина. Она — душа его стихов, источник, питающий лирические чувства поэта. Поэтому так завораживающе звучат его строки:

    С алым соком ягоды на коже, 

    Нежная, красивая была 

    На закат ты розовый похожа 

    И, как снег, лучиста и светла. 

Природа в ранних стихах Есенина звенит птичьими трелями, загадочно шепчет листвой, шумит ливнями, оглушает громовыми раскатами. Его лирика наполнена сочными и необычными метафорами: «осень – рыжая кобыла», «яблоки зари», «небесное коромысло», «пряжа солнечных дней». Эти яркие характеристики природы трогательны и хрупки.

Есенинская природа — единый организм, целая вселенная, части которой неделимо связаны друг с другом. Одно явление природы изображается через другое: «Сыплет черемуха снегом», «Как метель, черемуха машет рукавом». «рыжий гусь», «всадник унылый», «желтый ворон кружит, вьется над землей», «злат бугор» — это все о месяце, который «жеребенком запрягался в наши сани». «Серебряный», «протяжен и глух», «овсяный» — а это о ветре, который треплет «под облачной кущей золотую дугу».

Почти во всех первых стихотворениях Есенина присутствуют религиозные образы, тесно переплетающиеся с естеством природы. Здесь мифологические сюжеты сочетаются с деталями крестьянского быта и красками природы: «благовест ветра», «закадили дымом», «в елях — крылья херувима», «под венком, в кольце иголок Мне мерещится Иисус», «взванивают в четки ивы – кроткие монашки», «под соломой — ризою выструги стропил».

Эти мотивы пришли в лирику Есенина, видимо, из слышанных им в детстве духовных песен и легенд, они являются выражением черт народного сознания. Очень часто автор использует прием передачи событий через восприятие ребенка. Он переносит читателей в свое детство, в родную Рязанскую область. Читатель начинает смотреть на мир, на всю его красоту глазами «желтоволосого ребенка».

Но растет поэт, и меняется его восприятие мира. В более поздних стихах природные образы становятся исповедью поэта. Природа впитывает «половодье чувств», умом и сердцем поэт стремился проникнуть в глубокие тайны:

    Понятен мне земли глагол, 

    Но не стряхну я муку эту… 

Есенин всегда ощущал себя частью этого мира, искал и находил общность и отклик в мире природы:

Подымайте вы, лунные лапы, 

    Мою грусть в небеса ведром. 

Звуки, которыми наполнена Природа, Есенин пытается с точностью передать в своих поэтических произведениях: «Поёт зима – аукает, мохнатый лес баюкает стозвоном сосняка». Звенит не только сосняк, звенит и рожь: «в роще по березкам белый перезвон», «А у низеньких околиц звонко чахнут тополя».

Основные цвета есенинских пейзажей — синий, малиновый, золотой. Это цвета православной иконописи, от этого вся природная лирика поэта приобретает истинно русское, настоящее и такое близкое каждому сердцу содержание: «О, Русь, малиновое поле И синь, упавшая а реку», «Золотою лягушкой луна…» и другие.

Одно из моих любимых стихотворений о природе у Есенина — «Спит ковыль». Начинается оно с яркого олицетворения — «спит ковыль». Ковыльные степи — богатство, достоинство средней полосы России. Волны колышущихся на ветру колосьев создают впечатление безбрежного моря, бесконечности. Такая она, страна лирического героя. Сейчас ковыль «спит», спокойствие и безмятежность опустились на землю, лишь насыщенный, терпкий аромат луговых трав щекочет ноздри.

Лирика Есенина многопланова и разнотемна. Но и в начале своего творческого пути, и позднее, когда «мечтатель сельский» превратился в «высококлассного поэта», он не перестал быть певцом деревни. В его творчестве почти нет городских пейзажей. Есенин до конца остался верен своему предназначению — проставлять крестьянскую, деревенскую, истинную Россию.

Анализ стихотворения «Нивы сжаты, рощи голы…» С. Есенин

 Нивы сжаты, рощи голы,

От воды туман и сырость.

Колесом за сини горы

Солнце тихое скатилось.

Дремлет взрытая дорога.

Ей сегодня примечталось,

Что совсем-совсем немного

Ждать зимы седой осталось.

Ах, и сам я в чаще звонкой

Увидал вчера в тумане:

Рыжий месяц жеребенком

Запрягался в наши сани.

Трудно вспомнить более народного поэта, чем С. А. Есенин. Каждая его строчка пронизана любовью к природе, деревне, народу, русским красавицам, бескрайним просторам, Родине. Тема патриотизма первостепенна в его лирике. Тексты певучи, раскатисты, плавны, гармоничны, их хочется петь. Неудивительно, ведь поэт был воспитан на фольклоре, с колыбели слышал народные песни, сказки. Детство его прошло на Рязанской земле, на воле, что помогло ему сроднится с лесами, полями, реками. Поэтому в его творчестве так много олицетворений, художественного параллелизма.

Для него природа – главное действующее лицо. Тонкоствольная белая березка – любимая героиня поэта, олицетворяет юную скромную красавицу, деревенскую девушку. Черемуха – барышня, ее наряд дорог, одета по моде. Себя же он сравнивает с опавшим, заледенелым кленом, выжженным эмоционально и физически.

Психология, душа русского народа сквозит в каждом катрене. Здесь нет спокойствия, только эмоции, буря, безудержность во всем. Будучи истинным певцом России, вышедшим из крестьянской жизни, Сергей Александрович умел находить прекрасное в любом сезоне, погоде.

В звонких весенних ручейках, которые напитывают влагой почву, в летней грозе, которая прекрасна своей несдержанностью, кратковременностью, в заснеженных лесах и полях, которым нет конца. Осень – время особенное для поэта. Это пора сбора урожая, как материального, так и жизненного, философского, время подведения итогов. Ведь для любого крестьянина, новый год наступает осенью после торжественного окончания полевых работ. Поэтому так важно то, что останется с человеком после того, как будут сжаты последние нивы и окончательно опустеют рощи, скинув свою листву.

Будет ли это тоска, одиночество или надежда на светлое будущее, радужные планы. Стихотворение «Нивы сжаты, рощи голы» написано в 1917 году – непростой для страны период. Тогда каждый понимал, что урожай собран, итоги подведены, старое разрушено на корню. Но никто не мог однозначно утверждать каким будет то новое, за которое так боролись. Тем не менее стихотворение не несет прямых подтекстов и относится к пейзажной лирике автора.

У Есенина осень еще острее, пронзительнее, чем у Лермонтова. Здесь нет пушкинского восторга от поздней осени, но и душевного метания, неприятия, как , читатель не встретит. Сергей Александрович, как настоящий художник, рисует нам картины осенней природы, передавая унылость, тоску, горечь, но выбирая яркую, глубокую, насыщенную палитру. Облетевшие рощи, опустевшие нивы, сырость, туман – все это поглотило былую радость жизни, навеяло легкую грусть. Заставило задуматься о будущем.

В природе все естественно, гармонично, что стремится передать автор. Поля, леса, изрытая дорога находятся в предвкушении, в ожидании зимы. Это неудивительно, что дороге мечтается о пушистом снеге, который скоро на нее ляжет. Ведь она с весны до поздней осени трудилась, потому изрыта. По ней часто ездили, возили собранный урожай. Зима – отдых для крестьянина, труженика поля. Поэтому ожидание нового времени года так остро в стихотворении. Осталось совсем немного. Ключевые образы стихотворения: явления, происходящие в природе и лирический герой, то есть сам рассказчик.

Кажется, будто автор стоит в эпицентре предстоящих перемен. Но от него ничего не зависит, он лишь наблюдатель. Примечательно описание «рыжего месяца». Использовано сравнение его с жеребенком. Конь, жеребенок – любимые образы автора, которые появляются достаточно часто в его стихах. Лошадь – это перевозчик, способный привезти что-то новое. А жеребенок – олицетворение чего-то невинного, незащищенного. Речь Есенина, яркая, образная. Использовано много средств художественной выразительности.

Солнце сравнивается с колесом, месяц с жеребенком. Эпитеты: «седая зима», «звонкая чаща». Дорога отождествляется с живым существом, которому «примечталось» скорое наступление зимы. Композиция стиха простая. Он включает три катрена, изложенных с помощью перекрестной рифмы. Чтобы придать певучести, мелодичности строкам, автор останавливается на четырехстопном хорее. Интонация спокойная, размеренная. Текст читает легко, певуче. Остаются приятные эмоции после прочтения.

 Анализ стихотворения «Береза» Есенина

Белая берёза

Под моим окном

Принакрылась снегом,

Точно серебром.

На пушистых ветках

Снежною каймой

Распустились кисти

Белой бахромой.

И стоит береза

В сонной тишине,

И горят снежинки

В золотом огне.

А заря, лениво

Обходя кругом,

обсыпает ветки

Новым серебром.

Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех произведениях, где описываются загадочные восточные страны, автор все время проводит параллель между заморскими красотами и тихой, безмолвной прелестью родных просторов.

Знаменитое написал в 1913 году, когда поэту едва минуло 18 лет. В это время он уже жил в Москве, впечатлившей его своими масштабами и невообразимой суетой. Однако в творчестве поэт остался верен родному селу Константиново и, посвящая стихотворение обычной березе, словно бы мысленно возвращался домой, в старую покосившуюся хату.

Казалось бы, что можно поведать об обычном дереве, которое растет у тебя под окном? Однако именно с березой у Сергея Есенина связаны наиболее яркие и волнующие воспоминания детства. Наблюдая, как она меняется в течение года, то сбрасывая пожухлую листву, то одеваясь в новый зеленый наряд, поэт уверился в том, что именно береза является неотъемлемым символом России, достойным того, чтобы быть увековеченным в стихах.

Образ березы в одноименноv стихотворении, которое наполнено легкой грустью и нежностью, выписан с особым изяществом и мастерством. Ее зимний наряд, сотканный из пушистого снега, автор сравнивает с серебром, которое горит и переливается всеми цветами радуги в утренней заре. Эпитеты, которым Сергей Есенин награждает березу, удивительны по своей красоте и изысканности. Ее ветки напоминают ему кисти снежной бахромы, а «сонная тишина», окутывающая припорошенное снегом дерево, придает ему особую стать, красоту и величие.

Почему Сергей Есенин выбрал для своего стихотворения именно образ березы? Ответов на этот вопрос несколько. Некоторые исследователи его жизни и творчества убеждены, что поэт в душе был язычником, и береза для него являлась символом духовной чистоты и возрождения. Поэтому в один из самых сложных периодов своей жизни, оторванный от родного села, где для Есенина все было близким, простым и понятным, поэт ищет точку опоры в своих воспоминаниях, представляя, как выглядит сейчас его любимица, укрытая снежным покрывалом.

Кроме этого, автор проводит тонкую параллель, наделяя березу чертами молодой женщины, которой не чуждо кокетство и любовь к изысканным нарядам. В этом тоже нет ничего удивительного, так как в русском фольклоре береза, так же, как и ива, всегда считалась «женским» деревом. Однако если ива всегда ассоциировалась у людей с горем и страданиями, за что и получила свое название «плакучая», то береза – это символ радости, гармонии и утешения. Прекрасно зная русский фольклор, Сергей Есенин помнил народные притчи о том, что если подойти к березе и поведать ей о своих переживаниях, то на душе непременно станет легче и теплеет.

Таким образом, в обычной березе соединилось сразу несколько образов – Родины, девушки, матери – которые близки и понятны любому русскому человеку. Поэтому неудивительно, что простое и незатейливое стихотворение «Береза», в котором талант Есенина проявляется еще не в полную силу, вызывает самую разнообразную гамму чувств, от восхищения до легкой грусти и меланхолии. Ведь у каждого читателя – свой образ березы, и именно к нему он «примеривает» строки этого стихотворения, волнующие и легкие, словно серебристые снежинки.

Однако у автора воспоминания о родном селе вызывают тоску, так как он понимает, что вернется в Константиново не скоро. Поэтому стихотворение «Береза» можно по праву считает своеобразным прощанием не только с родным домом, но и с детством, не особенно радостным и счастливым, но, тем не менее, являющимся для поэта одним из лучших периодов его жизни.

«Россия, Россия, Россия, безумствуй, сжигая меня!»

Имена Андрея Белого (1880 – 1934) и Сергея Есенина (1895 – 1925) связаны с принципиально разными литературными направлениями, разными социальными идеями,
отчасти даже с разными эпохами нашей истории: один относился к потомственной интеллигенции, ушедшей в тень после 1917 года, другой же с радостью принял новый
строй, надеясь, что революция претворит в жизнь крестьянские мечты о «мужицком рае». Но все это не мешало двум поэтам быть хорошими товарищами и относиться
друг к другу с искренним восхищением.

Андрей Белый

Рисунок Леона Бакста

Андрей Белый (настоящее имя — Борис Николаевич Бугаев) был старше рязанского поэта на 15 лет. Родился и вырос он практически в сердце Москвы — на Арбате
(в настоящее время в этом доме расположен музей-квартира Андрея Белого). Отец его был выдающимся математиком, деканом физико-математического факультета Московского
университета, а по совместительству — философом-лейбницианцем. Он отличался рассеянностью и чудачествами, из-за чего стал легендарной фигурой для московского студенчества.
В его доме нередко собирались лучшие представители отечественной интеллигенции.

Боря Бугаев в детстве

Борис по настоянию отца поступил на естественное отделение физико-математического факультета, а окончив его, стал учиться на историко-филологическом факультете
Московского университета.

Московский университет (Моховая улица)

Начало ХХ в.

Литературным дебютом поэта стала «Симфония» (1902).

Вскоре Борис познакомился со «старшими символистами»: Валерием Брюсовым, Зинаидой Гиппиус, Дмитрием Мережковским. Тогда же он решил сменить неказистую фамилию
и выбрал звучный псевдоним: «Андрей Белый».

Со временем Белый сблизился с Блоками и Вячеславом Ивановым, сыграл заметную роль в формировании мировоззренческих концепций «младосимволистов», в произведениях
которых материальный мир зачастую представал как нечто хаотическое, иллюзорное, как низшая реальность или маска, сквозь которую проглядывает иной, идеальный мир.

Знакомство с Сергеем Есениным состоялось в 1917 году; Белый уже был именитым и модным поэтом, но и Есенин успел прославиться, выпустил авторский сборник и
даже выступал со стихами перед императрицей и ее дочерями. Спустя много лет Белый вспоминал об их знакомстве: «Меня поразила одна черта, которая потом проходила
через все воспоминания и все разговоры. Это — необычайная доброта. Необычайная мягкость, необычайная чуткость и повышенная деликатность».

Белому очень нравился «тихий, пытливый, застенчивый, ищущий правды «Сережа», разговор о «Правде», революции, […] пение частушек». Талант Есенина он называл
«громадным и душистым».

Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев). «К Есенину». Фрагмент воспоминаний

Автограф

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Сам Есенин в коротенькой (на страницу) автобиографии, написанной осенью 1925 г., констатировал: «Из поэтов-современников нравились мне больше всего Блок, Белый и Клюев.
Белый дал мне много в смысле формы, а Блок и Клюев научили меня лиричности». В личных разговорах Есенин отмечал: «Громадное личное влияние имел на меня […] Андрей Белый».

Личное общение действительно было очень тесным: Белый вспоминал: «Помню наши встречи и в период, когда я лежал на Садово-Кудринской. Пришел Есенин, сел на постель и
стал оказывать ряд мелких услуг. И произошел очень сердечный разговор, о котором упоминать нет никакого смысла, потому что разговор человека с человеком не вспоминаем.
Вскоре потом я его встретил в Пролеткульте, где я в то время был преподавателем и в это время там жили Клычков и Есенин. У Есенина не было квартиры, и он там ютился.
И очень часто, после собрания, мы собирались в общую комнату […] и видели жизнь и быт Есенина».

Особняк Морозова (здание Пролеткульта). 1925

«Вот они сидят друг против друга, — вспоминал их общий знакомый С. Спасский, — два поэта разных школ, люди различных биографий и мировоззрений, но оба умеющие говорить
и чувствовавшие себя как дома в завихрениях мыслей и образов».

Сергей Есенин

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Андрей Белый

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Поэты вместе печатались в литературном альманахе «Скифы», где публиковались литераторы, увлеченные поиском нового всеобщего духовного (неохристианского) единения
в противовес обывательскому приспособленчеству.

В первом выпуске журнала (Петроград, 1917) Андрей Белый опубликовал главы из романа «Котик Летаев», эссе «Жезл Аарона», стихи «Упал на землю солнца красный круг…»
(позже публиковалось под названием «Звезда»), «Есть в лете что-то роковое, злое…» (позже публиковалось под названием «Развалы»), «Моргает мне зеленый глаз…»
(позже публиковалось под названием «Вячеславу Иванову») и др.

Моргает мне зелёный глаз, —
Летают фейерверки фраз
Гортанной, плачущею гаммой:
Клонясь рассеянным лицом,
Играешь матовым кольцом
С огромной, ясной пентаграммой.

Нам подают китайский чай,
Мы оба кушаем печенье;
И – вспоминаем невзначай
Людей великих изреченья.

Есенин же поместил в первом выпуске поэму «Марфа Посадница» и стихи «Осень», «О красном вечера задумалась дорога…» и пр.

Приносили голуби от Бога письмо,
Золотыми письменами рубленное;
Села Марфа за расшитою тесьмой:
«Уж ты, счастье ль мое загубленное!»

И писал Господь своей верной рабе:
«Не гони метлой тучу вихристу;
Как московский царь на кровавой гульбе
Продал душу свою Антихристу…»

Скифы: сборник 1-й/ ред. А.И. Иванчин-Писарев, Р.В. Иванов-Разумник, С.Д. Мстиславский

[Санкт-Петербург]: Книгоиздательство «Скифы», 1917. — 308 с.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

С.А. Есенин. Триптих. Поэмы

Берлин: Издательство «Скифы», [1920].- 30 с.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Второй выпуск «Скифов» появился в 1918 г. В нем была опубликована концовка романа «Котик Летаев» Белого, его же рецензия на
«Песнь Солнценосца» Клюева и два стихотворения: «Родина» и «Война»:

Разорвалось затишье грозовое…
Взлетает ввысь громовый вопль племен.
Закручено все близкое, родное,
Как столб песков в дали иных времен.

А — я, а — я?.. Былое без ответа…
Но где оно?.. И нет его… Ужель?
Невыразимые, — зовут иных земель
Там волны набегающего света.

Есенин же отдал во второй выпуск поэмы «Товарищ», «Певущий зов», «Отчарь» и ряд стихов: «Не напрасно дули ветры», «О край дождей и непогоды»,
«Проплясал, проплакал дождь весенний…» и пр.

Проплясал, проплакал дождь весенний,
Замерла гроза.
Скучно мне с тобой, Сергей Есенин,
Подымать глаза…

Скучно слушать под небесным древом
Взмах незримых крыл:
Не разбудишь ты своим напевом
Дедовских могил!

Выступление С.А. Есенина на открытии памятника поэту А. Кольцову

3 ноября 1918 г.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

С.А. Есенин в группе на открытии памятника поэту А. Кольцову

3 ноября 1918 г.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Есенин отозвался восторженной рецензией на вышеупомянутый роман Белого: «В «Котике Летаеве» — гениальнейшем произведении нашего времени —
он зачерпнул словом то самое, о чем мы мыслили только тенями мыслей, наяву выдернул хвост у приснившегося ему во сне голубя и ясно вырисовал
скрытые в нас возможности отделяться душой от тела, как от чешуи» (газета «Знамя труда», 1918).

Андрей Белый. Котик Летаев

Петроград: Издательство «Эпоха». 1922

В знак особого расположения Есенин посвятил своему старшему другу поэму «Пришествие» (1917):

Господи, я верую!..
Но введи в свой рай
Дождевыми стрелами
Мой пронзенный край.

За горой нехоженой,
В синеве долин,
Снова мне, о Боже мой,
Предстает твой сын.

По тебе молюся я
Из мужичьих мест;
Из прозревшей Руссии
Он несет свой крест.

Но пред тайной острова
Безначальных слов
Нет за ним апостолов,
Нет учеников.

С.А. Есенин. «Пришествие». 1920

Поэтов объединяло очень многое, в первую очередь – беззаветная любовь к своей стране. Оба они верили в мессианское предназначение России и ее народа.
В стихотворении «Родине» Белого читаем:

Рыдай, буревая стихия,
В столбах громового огня!
Россия, Россия, Россия, —
Безумствуй, сжигая меня!

В твои роковые разрухи,
В глухие твои глубины, —
Струят крылорукие духи
Свои светозарные сны.

Не плачьте: склоните колени
Туда — в ураганы огней,
В грома серафических пений,
В потоки космических дней!

Сухие пустыни позора,
Моря неизливные слез —
Лучом безглагольного взора
Согреет сошедший Христос.

Пусть в небе — и кольца Сатурна,
И млечных путей серебро, —
Кипи фосфорически бурно,
Земли огневое ядро!

И ты, огневая стихия,
Безумствуй, сжигая меня,
Россия, Россия, Россия —
Мессия грядущего дня!

Поэт был готов пожертвовать собой ради всеобщего счастья, которое принесет человечеству его отчизна.

Подобные мотивы прослеживаются и в творчестве Есенина. А в его личных письмах, написанных во время зарубежного турне, читаем:
«Только за границей я понял совершенно ясно, как велика заслуга русской революции, спасшей мир от безнадежного мещанства»; «Пусть мы нищие,
пусть у нас голод, холод […], зато у нас есть душа, которую здесь за ненадобностью сдали в аренду под смердяковщину». Россия персонифицировалась
во многих его стихах:

О родина, счастливый
И неисходный час!
Нет лучше, нет красивей
Твоих коровьих глаз.

Тебе, твоим туманам
И овцам на полях,
Несу, как сноп овсяный,
Я солнце на руках.

[…] О Русь, о степь и ветры,
И ты, мой отчий дом!
На золотой повети
Гнездится вешний гром.

[…] И ни единый камень,
Через пращу и лук,
Не подобьет над нами
Подъятье Божьих рук.

Родина у поэтов часто представала в образе прекрасной женщины; думается, что за ним стоит трансцендентный архетипический образ Вечной Жены,
воплощенной в разных ипостасях: для одних она – София, душа мира, соединившая земное и небесное; для других – Богородица, мать всего живого;
для третьих – неприступная муза и знакомая незнакомка, воспетая под именами Беатриче и Лауры; а для кого-то, как для Белого и Есенина, – родная страна.

Эти поиски идеального начала, «Вечной женственности», увенчались строчками, обращенными к России:

Играй, безумное дитя,
Блистай летающей стихией:
Вольнолюбивым светом «Я»,
Явись, осуществись, – Россия.
Ждем: гробовая пелена
Падет мелькающими мглами;
Уже Небесная Жена
Нежней звездеет глубинами, –
И, оперяясь из весны,
В лазури льются иерархии;
Из легких крыльев лик Жены
Смеется радостной России.

На эти строки символиста Белого Есенин, влюбленный в «деревянную Русь», отвечал:

Тебе одной плету венок,
Цветами сыплю стежку серую.
О Русь, покойный уголок,
Тебя люблю, тебе и верую.

Гляжу в простор твоих полей,
Ты вся — далекая и близкая.
Сродни мне посвист журавлей
И не чужда тропинка склизкая.

[…] И хоть сгоняет твой туман
Поток ветров, крылато дующих,
Но вся ты — смирна и ливан
Волхвов, потайственно волхвующих.

Одним из проявлений любви к родине стала любовь к природе. Этой теме посвящено множество стихов Белого («Сельская картина», «Осень», «Лето»,
«Солнечный дождь», «Гроза в горах», «Утро») и Есенина («Мелколесье. Степь и дали…», «Край любимый! Сердцу снятся…», «Воздух прозрачный и синий»,
«Я по первому снегу бреду…», «Серебристая дорога…»).

Особое место в поэзии Белого занимало раскинувшееся над его родиной небо и сияющее в нем солнце: именно они олицетворяли мистические ожидания и
надежды лирического героя на светлое будущее:

Солнцем сердце зажжено.
Солнце — к вечному стремительность.
Солнце — вечное окно
в золотую ослепительность.

[…] В сердце бедном много зла
сожжено и перемолото.
Наши души — зеркала,
отражающие золото.

А вот Есенину больше по сердцу были необозримые просторы полей:

Черная, потом пропахшая выть!
Как мне тебя не ласкать, не любить?
Выйду на озеро в синюю гать,
К сердцу вечерняя льнет благодать.

Крупные города описывались утрированно мрачно, подчеркивалась их бездуховность, хотя именно такие «мегаполисы», сосредоточившие в себе не только пороки,
но и культурную жизнь, притягивали обоих поэтов.

Выпали желтые пятна.
Охнуло, точно в бреду:
Загрохотало невнятно:
Пригород—город… Иду.

Лето… Бензинные всхлипы.
Где-то трамвай тарахтит.
Площади, пыльные липы, —
Пыли пылающих плит, —

Рыщут: не люди, но звери;
Дом, точно каменный ком,—
Смотрится трещиной двери
И чернодырым окном, —

писал Белый. А Есенин откликался:

Низкий дом без меня ссутулится,
Старый пес мой давно издох.
На московских изогнутых улицах
Умереть, знать, судил мне Бог.

Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.

А когда ночью светит месяц,
Когда светит… черт знает как!
Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак.

Шум и гам в этом логове жутком,
Но всю ночь, напролёт, до зари,
Я читаю стихи проституткам
И с бандитами жарю спирт.

Сердце бьется все чаще и чаще,
И уж я говорю невпопад:
— Я такой же, как вы, пропащий,
Мне теперь не уйти назад.

С.А. Есенин. Москва кабацкая

Ленинград: Типография Госиздата имени тов. Бухарина, 1924

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Оба поэта поначалу воспринимали революционные события в романтическом ключе.

Андрей Белый писал в очерке «Революция и культура» (1917): «Революция, проливаясь в душу поэтов, оттуда растет не как образ
действительно бывший; нет, она вырастает скорей голубыми цветами романтики и золотом солнца […]. Революция — акт зачатия творческих форм,
созревающих в десятилетиях».

Андрей Белый. Революция и культура

Москва: Издание Г.А. Лемана и С.И. Сахарова. 1917

Есенин тем более радовался новой странице в истории России:

Листьями звезды льются
В реки на наших полях.
Да здравствует революция
На земле и на небесах!

Однако со временем в стране назревало все больше проблем, вызывающих у поэтов неосознанное беспокойство и тягостные предчувствия. Спустя
несколько лет Андрей Белый решил перебраться из советской России в Германию; Есенин же писал в личных письмах: «Ведь идет совершенно не тот
социализм, о котором я думал […]. Тесно в нем живому, тесно строящему мост в мир невидимый, ибо рубят и взрывают эти мосты из-под ног грядущих поколений».

С.А. Есенин. О России и революции. Стихотворения и поэмы

М.: Современная Россия, 1925

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Христианские мотивы часто встречались в лирике поэтов. Святые и чудотворцы в их стихах нередко выступали в качестве центральных действующих персонажей.
Так, Белый считал одним из небесных покровителей своей страны святого Серафима:

Плачем ли тайно в скорбях,
грудь ли тоскою теснима —
в яснонемых небесах
мы узнаем Серафима.
Чистым атласом пахнет,
в небе намотанном.
Облаком старец сойдет,
нежно разметанным.
«Что с тобой, радость моя, —
радость моя?..»

А у Есенина Николай Чудотворец «в шапке облачного скола, в лапоточках, словно тень» ходил по России, помогая страждущим:

Ходит странник по дорогам,
Где зовут его в беде,
И с земли гуторит с богом
В белой туче-бороде.

Икона нательная «Николай Чудотворец»

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Поэты и после Октябрьской революции не боялись упомянуть православные верования в своих стихах. Андрей Белый в 1918 г. сравнивал революцию со вторым пришествием Христа:

Я знаю: огромная атмосфера
Сиянием
Опускается
На каждого из нас, —
Перегорающим страданием
Века
Омолнится
Голова
Каждого человека.

И Слово,
Стоящее ныне
По середине
Сердца,
Бурями вострублеиной
Весны,
Простерло
Гласящие глубины
Из огненного горла:

— «Сыны
Возлюбленные,-
Христос Воскрес!»

А Есенин в 1923 году мечтал:

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

Очень близки поэтам были фольклорные сказочные мотивы, хотя переосмысливались они по-разному. В сборнике Белого «Королевна и рыцари.
Сказки» рассказ ведется от лица горожанина. Вот он рассматривает старую картину на стене и представляет себя отважным рыцарем, изображенным на ней.
Тот спешит домой:

«Примите
В приют
Укромный!..»
Но упало сердце мое,
Как с башни
Рыцарь
Темный
На меня направил копье.

С королевной же лирический герой сравнивает свою возлюбленную:

Опять бирюзеешь напевно
В безгневно зареющем сне;
Приди же, моя королевна, —
Моя королевна, ко мне!

Андрей Белый. Королевна и рыцари

Петербург: Издательство «Алконост», 1919

Совсем другой представляется королева в одноименном стихотворении Есенина. Это юная крестьянка, живущая мечтами и ожидающая чуда:

В чарах звездного напева
Обомлели тополя.
Знаю, ждешь ты, королева,
Молодого короля.

[…] Скачет всадник загорелый,
Крепко держит повода.
Увезет тебя он смело
В чужедальни города.

А лирический герой Есенина – практически всегда обычный крестьянин, даже если он живет в «сказочной реальности»:

Родился я с песнями в травном одеяле.
Зори меня вешние в радугу свивали.

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

В чем позиции поэтов однозначно резко различались, так это в отношении к проблеме подражательства отечественной литературы западным канонам.
Есенин, в отличие от Белого, никогда бы не написал произведений под названиями «Карма» или «О смысле познания». И не от недостаточной эрудированности,
вовсе нет: поэт жадно впитывал культуру других цивилизаций, что отразилось в его эссе, письмах и стихах. Есенин демонстрировал прекрасное знание
иностранной литературы и писал о Гомере, Данте, Уильяме Шекспире, Оскаре Уайльде, Эдгаре По, Генри Лонгфелло, анализируя их творчество; в своих
произведениях он упоминал Веды, «Эдду», «Калевалу». (До сих пор нет ответа на вопрос, мог ли он читать кого-то из иностранных авторов в оригинале:
сам поэт заявлял: «Кроме русского, никакого другого не признаю и держу себя так, что ежели кому-нибудь любопытно со мной говорить, то пусть учится
по-русски»; но его друг, Вадим Шершеневич, указывал, что «Есенин, который, как он утверждал, ничего не понимал по-немецки, подолгу просиживал
за немецким томиком Гейне»).

Андрей Белый Книга О смысле познания

Петербург. «Эпоха», 1922 — 76 с.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Гейне Генрих. Собрание сочинений. Том второй: Стихотворения

Лейпциг, [1906]

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Однако поэт всегда интуитивно оценивал «иноземное» как приемлемое для изучения, но не для заимствования, и не впускал чуждые
(пусть и гениальные, но чуждые!) образы в свою поэзию. «Моя кобыла рязанская, русская. А у вас облако в штанах! Это что русский образ?
Это подражание не Хлебникову, не Уитмену, а западным модернистам…», — выговаривал он Владимиру Маяковскому.

А.В. Давыдов. Владимир Маяковский

Автолитография. 1969

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Даже ассоциируя себя с имажинизмом, который брал истоки в английской литературе 1900-х гг. (имажизм), Есенин всегда сплетал исключительно органичные
национальные образы-видения:

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озерных кроясь,
Железной ноздрей храпя,
На лапах чугунных поезд?

А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребенок?

В.И. Калошин. Бегущий жеребёнок. 1998

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Есенин-имажинист любил оперировать неожиданными метафорами, и целыми «метафорическими цепочками», сопоставляя различные элементы двух образов —
прямого и переносного. Но тщательно следил он за том, чтоб образы выходили понятными и близкими простым людям, в первую очередь – крестьянам.
Продлившаяся более года поездка в Европу и Америку ничего не изменила в поэзии Есенина, его язык остался таким же чистым, лишенным иностранных заимствований.
Позже поэт познакомился с литературой исламского мира, жадно читая в переводах Саади Ширази, Омара Хайяма, Фирдуси, Хафиза, но и они не заставили Есенина изменить себе: любимая
«посконная» Русь все равно затмевала собой сказочный Восток:

Тихий ветер. Вечер сине-хмурый.
Я смотрю широкими глазами.
В Персии такие ж точно куры,
Как у нас в соломенной Рязани.

Или:

Потому что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.

В.И. Калошин. «Как бы ни был красив Шираз…». 1975

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

И наконец:

Персия! Тебя ли покидаю?
Навсегда ль с тобою расстаюсь
Из любви к родимому мне краю?
Мне пора обратно ехать в Русь.

С.А. Есенин. Персидские мотивы. Комплект книг-микроминиатюр

[Санкт-Петербург]: ИП Рыкованова О.С. [2011]. — [14] (страниц в каждом томе)

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

А вот эстет Белый любил при случае щегольнуть модным замысловатым термином.
В стихотворении «Антропософам» читаем:

Завиваем из дали спирали планет;
Проницаем туманы судьбин и годин;
Мы – серебряный, зреющий, веющий свет
Среди синих, любимых, таимых глубин.

Текст вполне мог бы принадлежать Есенину, а вот название – никогда. Также сложно представить в томике есенинских стихов стихотворение под названием «Самосознание»,
а среди произведений Белого оно смотрится совершенно органично:

В надмирных твореньях, –
В паденьях –
Течет бытие… Но – о Боже! –

Сознанье
Всё строже, всё то же –

Всё то же
Сознанье
Моё.

При этом вряд ли пришел бы в голову потомственному интеллигенту Белому колдовской, истинно народный образ избы-старухи, «челюстью порога» жующей
«пахучий мякиш тишины», или золотые звезды собачьих слез, что падают в снег после того, как собака поняла: ни одного из ее семерых щенков больше не вернуть.

Стихотворение С.А. Есенина «Песнь о собаке»

Автограф 1915 г.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Конечно, были у поэтов и теоретические статьи о литературе, и тут уж исключительно по названиям несложно догадаться, кому из них принадлежала «Глоссолалия»,
а кому – «Ключи Марии».

Современники часто описывали внешность двух поэтов и первое впечатление, производимое ими, в похожих выражениях. Так, Ирина Одоевцева упоминала, что Андрея Белого
ей обрисовали так: «он похож на ангела. Волосы, как золотое сиянье. Ресницы — опахала. Глаза — в мире нет подобных глаз. В него все влюблены. Нельзя не влюбиться в него. —
Вот увидите сами! Он — гений. Это чувствуют даже прохожие на улице и уступают ему дорогу. В Москве, задолго до войны, все были без ума от него».

Похожим образом описывали и Есенина. В воспоминаниях Анны Изрядновой читаем: «с золотыми кудрями он был кукольно красив, окружающие по первому впечатлению окрестили
его вербочным херувимом». А Галина Бениславская отмечала, что, увидев поэта всего второй раз в жизни, поняла: «такого, могу полюбить. Быть может, уже люблю.
И на что угодно для него пойду».

Галина Артуровна Бениславская

Фотография. 1924

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Анна Романовна Изряднова, корректор Сытинской типографии

Фотография. 1913—1915-е гг.

Из собрания Московского государственного музея С.А. Есенина

Было в жизни поэтов и еще одно любопытное, хотя и совершенно случайное совпадение: оба появились на свет осенью, а покинули этот мир зимой.

Жизнь обоих поэтов была такой же яркой и трагичной, как и отечественная история первой трети ХХ века. Вот только Белому было отпущено 53 года, а Есенину – всего 30 лет.
Достойной эпитафией для любого из них, да и вообще для любого поэта Серебряного века могли бы стать строчки Андрея Белого:

Не смейтесь над мертвым поэтом:
Снесите ему цветок.
На кресте и зимой и летом
Мой фарфоровый бьется венок.

Цветы на нем побиты.
Образок полинял.
Тяжелые плиты.
Жду, чтоб их кто-нибудь снял.

Любил только звон колокольный
И закат.
Отчего мне так больно, больно!
Я не виноват.

Пожалейте, придите;
Навстречу венком метнусь.
О, любите меня, полюбите —
Я, быть может, не умер, быть может, проснусь —

Вернусь…

Список использованной литературы

  1. Лекманов О.А, Свердлов М.И. Сергей Есенин. Биография. М., 2011
  2. Серегина С.А. Андрей Белый и Сергей Есенин: творческий диалог. М., 2009
  3. Сергей Есенин глазами современников. СПб, 2006

Есенин Сергей — Цикл стихов о родине. Слушать онлайн

Цикл стихов о родине
(чит.Н.Першин)

Есенин Сергей Александрович (1895-1925)

Есенин! Золотое имя. Убитый отрок. Гений земли Русской! Никто еще из Поэтов, приходивших в этот мир, не обладал такой духовной силой, чарующей, всевластной, захватывающей душу детской открытостью, нравственной чистотой, глубинной болью-любовью к Отечеству! Над его стихами столько пролито слёз, столько людских душ сочувствовало и сопереживало каждой Есенинской строке, что если бы это было подсчитано – поэзия Есенина перевесила бы любую и намного! Но этот способ оценки землянам недоступен. Хотя с Парнаса можно бы углядеть – никого еще так не любил народ! Со стихами Есенина шли в бой в Отечественную, за его стихи – шли на Соловки, его поэзия волновала души, как ничья иная… Один Господь знает про эту святую любовь народа к сыну своему. Портрет Есенина втискивают в настенные семейные рамки фотографий, ставят на божницу наравне с иконами…
И ни одного Поэта в России еще не истребляли и не запрещали с таким остервенением и упорством, как Есенина! И запрещали, и замалчивали, и принижали в достоинстве, и грязью обливали – и делают это до сих пор. Невозможно понять – почему?
Время показало: чем выше Поэзия своей тайной светлостью – тем озлобленней завистники-неудачники, и тем больше подражателей.
Еще об одном великом Божьем даре Есенина – читал свои стихи так же неповторимо, как создавал. Они так звучали в его душе! Оставалось лишь произнести. Все бывали потрясены его чтением. Заметьте, великие Поэты всегда умели неповторимо и наизусть читать свои стихи – Пушкин и Лермонтов… Блок и Гумилёв… Есенин и Клюев…Цветаева и Мандельштам… Так что, юные господа, стихотворец мямлящий свои строки по бумажке со сцены – не Поэт, а любитель… Поэт может многое не уметь в своей жизни, но только не это!
Последнее стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья…» – еще одна тайна Поэта. В этом же 1925 году есть другие строки: «Не знаешь ты, что жить на свете стоит!»

Да, в пустынных городских переулках к легкой Есенинской походке прислушивались не только бездомные собаки, «братья меньшие», но и большие недруги.
Мы должны знать истинную правду и не забывать, как по-детски запрокинулась его золотая голова… И снова слышится его последний выхрип:

«Дорогие мои, хор-рошие…»

Стихи С. А. Есенина о природе

Стихи С. А. Есенина о природе

  • Лебедушка
  • Еду, Тихо, Слышны звоны…
  • Белая береза
  • Буря
  • В лунном кружеве украдкой…
  • Весенний вечер
  • Весна
  • Воздух прозрачный и синий…
  • Восход Солнца
  • Вот уж и вечер…
  • Гляну в поле, гляну в небо…
  • Даль подернулась туманом…
  • Дымом половодье
  • Заглушила засуха засевки…
  • Звезды
  • Зима
  • Лисица
  • Наступление весны
  • Нивы сжаты, рощи голы…
  • О товарищах веселых…
  • Осень
  • Отвори мне, страж заоблачный…
  • Отговорила роща золотая…
  • Песнь о собаке
  • Песнь о хлебе
  • По-осеннему кычет сова…
  • Под красным вязом крыльцо и двор…
  • Поет зима аукает…
  • Пороша
  • Пропавший месяц
  • Прячет месяц за овинами…
  • Снежная замять дробится и колется…
  • Сосна и река
  • Сохнет стаявшая глина…
  • То не тучи бродят за овином…
  • Топи да болота…
  • Тучи с ожерёба…
  • Черемуха душистая с весною расцвела
  • Я пастух, мои палаты…
  • Я по первому снегу бреду…
  • С добрым утром

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.
Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.
У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»

Вдохновлённые творчеством Сергея Есенина, мы с ребятами школы тоже попробовали написать свои стихи о Родине, о природе родного края.

АПАРИНА АННА

Я так люблю свои края,
Свои просторы голубые,
Свою реку, свои поля,
Луга и рощи золотые.
Меня не манят острова,
Карибы, Греция, Афины,
А мне родней мои места,
Просторы Родины любимой!

ГОРДЕЕВ НИКИТА

Береги всё, что ты видишь вокруг,
Береги лес, речку и луг.
Береги насекомых, животных и птиц,
Ведь нет никого благодарнее их!

ЕРАШОВА МАРИЯ

За моим окошком осень наступила,
Золотые листья быстро закружила.
Со своей подружкой по лесу брожу,
Ягоды, грибочки в лукошко положу.
Птицы улетают в тёплые края,
Скоро ведь наступит матушка — зима!

КОСИЦЫН ДАНИЛ

Люблю я свою деревеньку,
То место, где я живу.
Люблю любоваться рассветом
И птичкой, поющей в саду.
Люблю я родные просторы,
Бобров, что живут в пруду.
Люблю я свою деревеньку,
Родную сторонку свою.

ЕРАШОВА МАРИЯ

Снова осень к нам пришла,
Листья пожелтели,
Солнце скрылось в облаках,
Птицы улетели.
Дождик сыплет каждый день
Грустно и уныло,
Словно плачет ветерок
Над природой милой.
Снова осень к нам пришла
И подарки принесла:
Много фруктов, овощей
Собирай, сил не жалей!
На полянку беги,
Ягод вкусных набери,
А заглянешь в лесок,
Найдёшь под веточкой грибок!

ГЕРАСЬКИНА УЛЬЯНА

Осень наступила,
Падают листы.
За окошком грустно,
Но ты не грусти!
Поиграй в игрушки,
Станет веселей.
А наступит лето,
Будет всем теплей!

Заключение

Поэзия Есенина близка и дорога многим людям, его стихи звучат на разных языках. Заслуга поэта велика. Язык Есенина прост и доступен, сравнения подобраны с поэтической точностью, образы многолики и красочны.

Поэзия волнует сердце, притягивает своей оригинальностью и поэтической красотой. Есенин — жизнелюб. И это качество он воплощает в своих стихах, читая которые, невольно смотришь на жизнь с другой стороны, относишься ко всему проще, учишься любить свой край. Этим мне и нравится поэзия Есенина.

Стихи Сергея Есенина, я думаю, близки каждому русскому человеку, потому что поэт сумел передать в своей лирике те светлые, прекрасные чувства, которые вызывают у нас картины родной природы. И если мы порой затрудняемся в поиске нужных слов, чтобы выразить глубину своих чувств к родному краю, то обязательно обращаемся к этому поэту. Ну разве можно сказать лучше?

Я навек за сиянье и росы Полюбил у березки стан, И ее золотистые косы, И холщовый ее сарафан…

М. Горький написал о Есенине: «…не столько человек, сколько орган, созданный природой исключительно для поэзии, для выражения неисчерпаемой «печали полей», любви ко всему живому в мире и милосердия, которое — более всего иного — заслужено человеком».

В творческом наследии Сергея Александровича чувствуется неразделимое единение с природой, он мечтает, когда человечество поймет и осознает тот факт, что люди – всего лишь неотъемлемая часть природы, что жить нужно в ладу с окружающим миром, который прелестен и нуждается в нашем участии. Лирические произведения С.А. Есенина призывают нас любить и ценить матушку-природу, заботится о ней.

Список используемой литературы

  1. Стихотворения. Поэмы. С. А. Есенин (составитель и комментарии С. Дмитриенко) – М: Эксмо, 2007г.
  2. Сергей Есенин. Избранное издание. Изд. «Детская литература», 1983г.
  3. Образовательные ресурсы сети Интернет.
  4. РИА Новости

Перейти к содержанию
проекта «Родная природа в творчестве С. А. Есенина»

Тема родины и природы в лирике С. А. Есенина

Тема родины — одна из главных тем в творчестве С. Есенина. Этого поэта принято связывать прежде всего с де­ревней, с родной для него Рязанщиной. Но из рязанской деревни Константино­ве поэт уехал совсем молодым, жил по­том и в Москве, и в Петербурге, и за границей, в родную деревню приезжал время от времени как гость. Именно разлука с родной землей придала его стихам о ней ту теплоту воспоминаний, которая их отличает.

В самих описаниях природы у поэта есть та мера отстраненности, которая позволяет эту красоту острее увидеть, почувствовать. Уже в ранних стихах С. Есенина звучат признания в любви к России. Так, одно из наиболее изве­стных его произведений — «Гой ты, Русь моя родная…»

С самого начала Русь здесь предста­ет как нечто святое, ключевой образ стихотворения — сравнение крестьян­ских хат с иконами, образами в ризах, и за этим сравнением — целая фило­софия, система ценностей. Мир де­ревни — это как бы храм с его гармо­нией земли и неба, человека и приро­ды. Мир Руси для С. Есенина — это и мир убогих, бедных, горьких кресть­янских домов, край заброшенный, «де­ревня в ухабинах», где радость корот­ка, а печаль бесконечна: «Грустная песня, ты — русская боль». Особенно это чувство усиливается в стихах поэта после 1914 года — начала войны: де­ревня кажется ему невестой, покину­той милым и ожидающей от него вес­тей с поля боя.

Для поэта родная деревня в Рос­сии — это нечто единое, родина для него, особенно в раннем творчест­ве, — это прежде всего родной край, родное село, то, что позднее, уже на исходе XX века, литературные крити­ки определили как понятие «малой родины». С присущей Есенину-лирику склонностью одушевлять все живое, все окружающее его, он и к России об­ращается как к близкому ему человеку: «Ой ты, Русь моя родина кроткая, лишь к тебе я любовь берегу».

Порой стихи поэта обретают ноту щемящей грусти, в них возникает чув­ство неприкаянности, лирический герой их — странник, покинувший род­ную хижину, всеми отверженный и за­бытый. И единственное, что остается неизменным, что сохраняет вечную ценность, — это природа и Россия:

А месяц будет плыть и плыть,

Роняя  весла  по  озерам…

И Русь  все  также  будет жить,

Плясать  и плакать  у забора.

С. Есенин жил в переломную эпоху, насыщенную драматическими и даже трагическими событиями. На памяти его поколения — война, революция, снова война — теперь уже Граждан­ская. Переломный для России год — 1917 — поэт встретил, как и многие ху­дожники его круга, с надеждами на об­новление, на счастливый поворот в крестьянской доле. Поэты круга С. Есе­нина того времени — это Н. Клюев, П. Орешин, С. Клычков. Надежды эти выражены в словах Н. Клюева — близ­кого друга и поэтического наставника С. Есенина:

Мужицкая   ныне   земля,

И церковь  не  наймит казенный.

В есенинской поэзии в 1917 году по­является новое ощущение России:

Уж смыла,   стерла деготь

Воспрянувшая      Русь.

Чувства и настроения поэта этого времени очень сложны и противоречи­вы — это и надежды, и ожидание свет­лого и нового, но это и тревога за судьбу родного края, философские раздумья на вечные темы. Одна из них — тема столкновения природы и человеческого разума, вторгающе­гося в нее и разрушающего ее гармо­нию, — звучит в стихотворении С. Есе­нина «Сорокоуст». В нем центральным становится обретающее глубоко сим­волический смысл состязание между жеребенком и поездом. При этом же­ребенок как бы воплощает в себе всю красоту природы, ее трогательную беззащитность. Паровоз же обретает черты зловещего чудовища. В есенин­ском «Сорокоусте» вечная тема проти­востояния природы и разума, техниче­ского прогресса сливается с размыш­лениями о судьбе России.

В послереволюционной поэзии С. Есе­нина тема родины связана с нелегкими думами о месте поэта в новой жизни, он болезненно переживает отчужде­ние от родного края, ему трудно найти общий   язык   с   новым   поколением, для которого календарный Ленин на стене заменяет икону, а «пузатый» «Капитал» — Библию. Особенно горь­ко поэту сознавать то, что новое поко­ление поет новые песни: «Поют агитки Бедного Демьяна». Это тем более гру­стно, что С. Есенин справедливо заме­чает: «Я поэт! И не чета каким-то там Демьянам».

Поэтому так горестно звучат его строки:

Моя поэзия здесь   больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен,

Но даже желание слиться с новой жизнью не заставляет С. Есенина от­казаться от своего призвания россий­ского поэта; он пишет: «Отдам всю душу октябрю и маю, но только лиры милой не отдам». И поэтому таким глубоким пафосом наполнено его признание:

Я   буду  воспевать

Всем   существом   в  поэте

Шестую   часть   Земли

С  названьем   кратким   «Русь».

Сегодня нам, живущим в России, трудно до конца понять смысл этих строк, а ведь написаны они были в 1924 году, когда само название — Русь — было едва ли не запретным, а гражданам полагалось жить в «Ресефесере».

С темой родины у С. Есенина связа­но понимание своей поэтической мис­сии, своей позиции «последнего певца деревни», хранителя ее заветов, ее па­мяти. Одним из программных, важным для понимания темы родины, у поэта стало стихотворение «Спит ковыль»:


Спит   ковыль.

Равнина    дорогая

И  свинцовой   свежести   полынь!

Никакая   родина другая

Не вольет мне в грудь мою  теплынь.

Знать,  у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси —

Радуясь,    свирепствуя   и  мучась,

Хорошо живется  на   Руси.

Свет луны,    таинственный и длинный,

Плачут вербы,    шепчут тополя,

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие   поля.

И теперь,   когда  вот новым светом

И  моей  коснулась жизнь   судьбы,

Все равно  остался  я  поэтом

Золотой    бревенчатой    избы.

По ночам,   прижавшись  к изголовью,

Вижу я, как сильного врага,

Как чужая юность брызжет новью

На мои поляны и луга.

Но и все же новью той теснимый,

Я могу прочувственно пропеть:

Дайте мне на родине любимой,

Все любя, спокойно умереть.

Стихотворение это датировано 1925 го­дом, относится к зрелой лирике поэта. В нем выражены сокровенные мысли автора. В строке «радуясь, свирепст­вуя и мучась» — трудный историчес­кий опыт, который выпал на долю есе­нинского поколения. Стихотворение построено на традиционно поэтичес­ких образах: ковыль как часть русско­го пейзажа и одновременно символ тоски, полынь с ее богатой символи­кой и журавлиный крик как знак разлу­ки. Традиционному пейзажу, в кото­ром олицетворением поэзии является не менее традиционный «свет луны», противостоит «новый свет», скорее абстрактный, неживой, лишенный по­эзии. И в противоположность ему зву­чит признание лирического героя есенинского стихотворения в привер­женности вековому деревенскому ук­ладу. Особенно значим у поэта эпитет «золотой»: Все равно останусь я поэтом Золотой бревенчатой избы. Он один из наиболее часто встреча­ющихся в лирике С. Есенина, но обыч­но связан с цветовым понятием: золо­той — то есть желтый, но непременно и с оттенком высшей ценности: «роща золотая», «золотою лягушкой луна». В этом стихотворении значение цен­ности преобладает: золотой не только цвет избы, сколько символ ее непре­ходящей ценности, символ уклада де­ревенской жизни с присущей ей кра­сотой, гармонией. Деревенская из­ба — это целый мир, ее разрушение не искупается для поэта никакой заман­чивой новью. Финал стихотворения звучит несколько риторически, но в общем контексте поэзии С. Есенина он воспринимается как глубокое и ис­креннее признание автора.

Таким образом, тема родины в по­эзии С. Есенина развивается от безот­четной, почти по-детски естественной привязанности к родному краю к осо­знанной, выдержавшей испытания трудным временем перемен и перело­мов авторской позиции,

Сергей Есенин. Стихи о природе

Тема природы в стихотворениях Есенина занимает одно из первых мест. Можно сказать, что это основная составляющая его творчества. Практически в каждом шедевре его творчества читатель может заметить красивые и в то же время необычные описания русской природы. Есенин сумел передать красоту русской природы настолько доступно, что произведения западают в душу взрослым и даже маленьким читателям.

Любовь поэта к Родине

Многие стихотворения были посвящены Родине поэтом С.Есенин. Стихи о природе постоянно пересекаются с поэзией о Родине. Для поэта образ страны и природы неразрывно связаны. Он воспринимает русскую природу как вечную красоту и вечную гармонию мира, способную лечить души человеческие. В своем произведении Есенин как бы призывает человека остановиться на мгновение, взглянуть на красивейший окружающий мир, прислушаться к шелесту трав, услышать голос реки и песню ветра, понаблюдать за звездным небом. небо или утренняя заря, с которой начинается новый день.

В стихах Есенина изображения природы кажутся живыми, живыми. Они не только учат любить природу своей Родины, они закладывают фундамент нашего характера, эти стихи делают человека добрее и мудрее. Ведь человек, любящий свою родину и ее природу, никогда не будет ей противостоять. Восхищаясь родной природой, каким-то нежным трепетом наполняет его стихи Есенин. Стихи о природе просто наполнены яркими, довольно неожиданными, но в то же время точными сравнениями.Поэт сравнивает месяц с кудрявым ягненком, а ночное небо с голубой травой:

За темной прядью пери
В незыблемой синеве,
Ягненок кудрявый — месяц
Прогулка по голубой траве.

Аватар природы

В лирике Есенина очень характерно приемное олицетворение, которое поэт использовал достаточно часто. Творец создал свой неповторимый мир, тем самым заставив читателя увидеть, как скучный всадник-месяц упустил случай, или как дремлет дорога, или как тонкая береза ​​смотрела в пруд.В его стихах оживает природа, она может чувствовать, грустить и веселиться, расстраиваться и удивляться.

Что касается поэта, он сливается с природой, чувствуя себя единым целым с цветами, деревьями и полями. Он относится к цветам как к живым существам, разговаривает с ними и доверяет их горестям и радостям. Многие важные события в жизни Есенина, как и его эмоциональные переживания, неразрывно и очень зримо связаны с естественными изменениями. Когда поэт тяжело на душе, и ветер стонет, и листья падают, но когда душа спокойна и счастлива, светит солнце, а траву колышет легкий ветерок.

Раннее творчество

В период раннего творчества церковнославянскую речь в своих стихах использовал Сергей Есенин. Стихи о природе были сплавом неба и земли, а природа была венцом этого союза. В своем творчестве поэт передает картину, полную ярких красок, передавая также состояние его души. Например, он описывает рассвет, который сопровождает плач иволги и глухаря, но в этот момент добавляет, что он не плачет, потому что его душа легка.

Как соединились природа и возраст человека поэт Есенин

Поэт о природе поэта часто переплетается и с возрастом человека.Например, описание беззаботного юноши выглядело красочным, ярким, ярким пейзажем. Но на смену молодости всегда приходит человеческая зрелость. В своих стихотворениях Есенин сравнивает этот период с временем года под названием осень. Это период, когда цвета не тускнеют, а наоборот меняют свои оттенки на более яркие — золотые, алые, медные. В таких стихах не только радость, но и какая-то скрытая грусть, ведь такие яркие осенние краски — последняя вспышка перед наступающей долгой зимой.В более поздний период творчества Есенина чувствуется грусть, меланхолия и безвременная смерть, что дает более точный анализ стихотворения о природе. Есенин тоскует по потерянной молодости, описывая свое состояние в стихах. Такие эмоции можно уловить в стихотворении «Золотая роща разгадана».

Природа — источник вдохновения

Есенин воспринимает природу как единое целое с ними. Именно в природе он видит источник вдохновения. Только родина смогла наделить поэта народной мудростью, таким чудесным и удивительным даром.Поэт с детства слышал поверья, песни, сказки, которые впоследствии стали источником творчества Есенина. Поэт так любил свою родину, свою природу, что никакая красота далеких экзотических стран не затмевала очаровательной скромности исконно русских просторов.

Для описания характера поэта были выбраны довольно простые слова, но звучат они как песня. Это дает возможность быстро и просто прочувствовать все эмоции, которые хотел передать Есенин. Стихи о природе занимают большую часть творчества поэта, и это лишний раз доказывает, что Сергей Есенин так любил красоту своей родины, что именно русская природа приносила ему вдохновение во все уголки земли.

p>

Сергей Есенин Я люблю свою Родину. Сергей Александрович Есенин Я люблю свою Родину

Большинство поэтов «Серебряного века» затрагивают в своих произведениях тему любви к Родине. Начало ХХ века — время борьбы старого и нового, время больших поворотов в истории России.И, конечно же, Сергей Есенин и Александр Блок не могли остаться брошенными на произвол судьбы своей страны.

Уже в ранних стихах этих поэтов мы видим, насколько сильна их любовь к русской природе к родному краю. Природа и Родина неразделимы в своем творчестве.

Своеобразие стихов Есенина в том, что им дано ощущение единства человека с окружающим миром. В сердце Есенина с юных лет пахло Россией. И костровая заря, и плеск волн, и серебряная луна, и шелест тростника, и необъятная небесная синева, и голубая гладь озер — все это красота родного края. За эти годы все было в стихах, полных любви к русской земле.

О России — Малиновое поле

И синий, падающий в реку —

Люблю на радость и боль

Твоё озеро тоска.

Оригинальное творчество А. Блока наполнено таким же неиссякаемым любовным чувством. Поэт в своих стихах любуется русской природой, преклоняясь перед ее красотой, перед ее необыкновенным очарованием и вместе с тем простотой:

… тихие леса, поляны,

И шапка, и шоссе,

Наша русская дорога,

Наши русские туманы

Наши шорохи в ОВЭ…

Блок говорит о том, что единственное, что «Сава» — это он в это трудное время, который выносит из «Столицы Бытия», проливающей в душу мир и покой.

В произведениях блок, мы чувствуем его любовь к русским и гордость за него, мы понимаем, как искренне переживает блок за судьбу многострадального русского народа:

Сердце земное снова будет снова

Но я встречу буст

Я держу его людям на легкости

Необработанная любовь.

Нечто подобное мы встречаем в даненских стихах. Он с раннего детства был привязан к деревне, к простому русскому народу. Для меня стихи Есенина — образец безграничной преданности Родине: в тяжелые исторические времена Есенин не отказался от своей Родины, приняв Октябрьскую революцию. В своих стихах он сравнил это время с бурей, с водоворотом, который сеет по всему миру, с паникой, которая сносит все на своем пути:

Понакликали черные вороны:

Ужасные беды на просторах космоса.

Бегущий вихорский лес во все стороны,

Маш Саван Пена с озерами.

Не только Есенин сравнивает эти страшные времена с бородой, с ветром. Те же чувства отразились в поэме «Двенадцать блоков».

Поэма «Двенадцать» объединяет все основные темы блочной поэзии. Блок-дубль относится к революционным событиям: с одной стороны, это жуткий «черный ветер», уносящий все старое, с другой — ветер, несущий перемены, новую жизнь И надежду:

Черный ветер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

Нет человека на ногах.

Ветер, ветер —

Для всего божьего света.

Поэзия Есенина … Чудесный, красивый, неповторимый мир !. . Есенина было пятнадцать лет, когда он писал стихи: там, где грядки капусты красная вода поливает восход солнца, Кленночес маленькую матку сосет зеленый ослик.

Основными темами стихов Есенина были: n Природа N Родина N Дом n Жизнь N Любовь Тексты

И вся эта сложная гамма чувств, пронизанных любовью к своей Родине, которую всегда Томила, терзала и сталкивалась чистая душа поэта: «Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину!»..

По теме: «Родина» написаны такие стихи как: n «Край Любимый, сердце простреливается» n «Гой ТЫ РОССИЯ МОЙ РОДНЫЙ» N «Край ты мой заброшенный» n «Эту улицу я знаю».

Край любимого! Сердце забито Солнечными источниками в водах Лоны. Я хочу заблудиться в зелени вашего хранилища. На кране, в курсе и риза Каскаса. А Иву зовут — кроткими монахинями. Дымит тучи болото, ничего в небесном рокере. С тихим секретом для кого-то я спрятал в самом сердце мысли.Я все встречаю, все принимают, рад и рад вынимать душу. Я приехал на эту землю, чтобы вскоре покинуть ее.

Гой ты, Русь, родной мой, хаты — в образе риза. . . Не видно конца и краев, только голубые глаза засасывают. Я, как богомол, смотрю на твои поля. А низкие октальты звенят тополем. Пахнет яблоком и медом в церквях, Твои кроткие спасены. А жужжание за Корродом по лугам — веселый танец. Приведя мятный шов на выступ зелёного лёха, встречу, как серьги, зазвоню девичий смех.Если Святые Морщинки: «Брось Русь, живи в раю!» Я скажу: «Мне не надо в рай, отдай Родину». №

Край ты мой заброшенный, Край ты мой, Пустошь, Сенокос — Затонувший, лес и монастырь. Хижина была осторожна, и все пятеро. Крыши были избавлены от светящегося свечения. Под соломой-ризо, стропилами ветровая плесень — брызги на солнце. Окна бьют, не промахнувшись крылом вороны, как вьюга, вишня машет рукавом. Разве это не сказка в жезле, чтобы сжечь свое и лучшее, что под вечер путешественник написал Ковыл?

Эта улица мне знакома, и вывеска этого невысокого дома.Сине-соломенные провода Наша духовка как-то дико и странно переворачивается за окно. Позвонил дождливой ночью. Были годы жестоких бедствий, годы жестоких, безумных сил. Вспомнил деревенское детство, вспомнил деревенскую голубизну. Я не искал ни славы, ни мира, мне знакома суетность этой славы. И теперь, когда глаза закрываются, я вижу только родительский дом. Я вижу сад в голубых слоях, Август спокойно смотрит в плечо. Держите липу в зеленых лапах птички гомон и щебетанец.Очень понравился этот дом деревянный, в бревнах нарастал грозный воздухозаборник, голос громкий и рыдающий, как умерший, живой. Что он увидел, верблюжий кирпич, в обновлении дождя? Увидел, увидел далекие страны, Спящие чужие и цветущие поры, Золотые пески Афганистана и Стеклянную Хмардж Бухару. Да, и я сам знаю эти страны, путь туда пролегал. Только ближе к краю вреда я хотел бы обратиться сейчас. Но была легкая зубная щель, все растворилось в голубом дыму. Мир тебе — солома поля, мир тебе — деревянный дом!

Призываю всех принять участие в акции и поставить свою подпись

ЖЕЛАНИЕ

Страница 3 из 12

«Мои тексты живы одной большой любовью — любовью к Родине.Чувство Родины — главное в моем творчестве », — сказал С.Есенин основной теме своей лирики. Действительно, это тема любви к Родине — Россия — та красная нить, пронизывающая все творчество поэта. Жизнь на Родине. поэт помещает высшую жизнь в рай:

Если Святые Морщины:
«Брось русь, живи в раю!»
Скажу: «Мне рай не нужен,
Отдай мою Родину!»

Родина в творчестве Есенина разная, ее образ противоречив, а также имеет противоречивый национальный характер.С одной стороны, Россия — страна смирения и смирения. На страницах произведений Есенина образы нищих, богомолов, монахов, которые являются живым воплощением покорности судьбе («За горами, за желтыми долларами …», «Калики», «снова распространяют молчание. … «,» Я пойду к Скусьеру скромными чернилами … «и др.). Характерным адимаром пейзажа ранней есенинской церкви становится, а отличительной чертой Лексики является использование церковных слов «Осанна», «Анала», «Алтарь», «Власть» и других.
Однако в ранних произведениях поэта обнаруживается неоднозначность его отношения к странникам и Богомольцам. Итак, в стихотворении «Калики» звучит элемент пародии. Позже, у зрелого Есенина мотив смирения почти полностью исчезает. Его место занимает тема удаления, хулиганства.
«Залихатское», начало «грабежа», для Есенина также является отличительной чертой России и русского народа. Мотив «снятия», «хулиганства» наиболее ярко проявляется в таких произведениях, как «Хулиган», «Признание хулигана», цикл «Московская Кабатская».
«Хулиганские» стихи поэта имеют самые разные оттенки. Он говорит об этом с подлинной трагедией: «Прокатилась дурная слава, что Сожжение Я и Скандалист», затем с мягкой иронией: «Хулиган Я, хулиган …» Иногда в стихах поэта мы замечаем шок:

Вот что это такое,
Я никого не уважаю
Golden Plet Я песня
И лицо иногда бывает на юге.

«Грабительские» мотивы в лирике поэта следует понимать в свете его общего восприятия действительности.Согласно художественной концепции Есенина, грабитель как человек стоит выше обычного мещанина, заботясь только о собственном благополучии. Грабитель живет «горящим», а обыватель — в постоянном страхе перед действительностью. Сам Есенин должен был из-за «грабить» одежду, чтобы «ярче гореть». Почувствовав, что может утонуть в спутниковом болоте, Есенин начал «скандал».
Еще одна особенность России и русских — анархическая, стихийная основа. В таких произведениях, как «Песня о Евпато Коловрате», «Мы», «Марфа Посаданный», Есенин, поэты «Русский волонтер».Последнее стихотворение наиболее характерно. Он противопоставляется изображениям Марты Плакат и московского царя Ивана Грозного. Симпатия автора явно на стороне Марты. Новгородская власть, население города, защищающее свободолюбивые заветы предков, притесняется самодержавной властью. Новгородский вечерний анархический строй хозяйствования, изображаемый автором как идеал, противопоставляется первому в истории России царскому беспорядку. Все в образе Марты, по авторскому замыслу, должно подчеркивать красоту и лупу:

Марфа на крыльцо правая нога понеслась,
Левая смыла с кучей Сафьянова.
Чтобы быть так, — Кротко Полли, черные брови сдвинулись, —
Не брызгай струей производных Розанова …
……… ………… ……… ………… ………

Марфа поможет голос серебра …

Пока новгородский помещик, служащий ангелам, общается с Богом, пишет ему письмо и получает ответ: «Царь Московский вызывает антихриста». Иван Грозный вступает в сговор с сатаной, продает ему душу. Написано на бумаге, эта особенность, собственной кровью:

Чиркну, царь, гном, фокус,
Я разрядил и зажал твою руку в пол.

В конце работы выражается вера в возможность реализации Священного Марфина Завета: «Надо удалить московский шум». Правильно звучит Король испытаний:

И пошли, бойцы, лови счёты,
Ушёл Дик с королем:
Чтобы дать нам король ответ в соку
Чтобы он не перекрыл новоградскую зарку.

В Марфе Посанице Есенин предстает как противник государственности и сторонник новгородской анархической системы самоуправления.
Наиболее сильно анархический принцип в творчестве Есенина проявился в его «революционных» стихах («Товарищ», «Пантократор», «Небесный барабанщик», «Окечих» и др.), Он поет гимн стихии, разрушающей мироздание. старые края и заказы. То, что я мечтала о Есенине в Марте Посанице, осуществилось. Везде слышно «Волховский звон и рваные бусы», в вселенском водовороте «сама… Волга, Каспий и Дон». Этот поток, неотъемлемой частью которого является также поэт, призван сломать и разрушить «мир действия силы массы»:

Небо качаем,
Руки в средстве марки
И в тощий промежуток хлеба
Вдохни Стар Злак.

Поэт видит в революционном вихре чудесного избавителя «умирающее человечество, к которому он протянулся … как прокаженный и сказал:« Возьми своего и иди. «На руинах старого мира начинается чудесным образом Исцеленное человечество, уже не пребывающее« в слепоте воскресшего ». В напряжении ожидания светлого будущего, в изображении обработки преобразующего элемента, наконец, в картинах «вечная правда» на Земле, Есенин максимально приближен к одному из главных идеологов анархизма М.Бакунин. Очки отчаяния Есенина сродни Бакунинскому. Бакунин утверждал, что Христа нужно было посадить в тюрьму как ленивца и бродяги. А теперь Есенин грозит Богу «ущипнуть бороду» и «сверкнуть изо рта» «Тело Христово». Как известно, М. Бакунин воспринимал разрушение как творчество, утверждая, что «радость разрушения — это одновременно и творческая радость». Достаточно прочитать есенскую «Иноню», и становится ясно, что поэт мыслит теми же категориями. Он ссылается на возможность перевернуть и разрушить старый мир и наслаждается разрушением:

Сейчас на пиках звезды
я выхожу из тебя, земля!
……… ……… ………

… Весь воздух пить …
……… ……… ………

В обоих полюсах связано со снегом
Кричащая рука тикает.

Колено даю экватор
И, под бурями и вихрями плачем.
Наполовину наш land-mater
Чувствовал себя младенцем Калач.

Русская стихия становится предметом пристального внимания поэта и в стихотворении Пугачева. Заметки главного героя этого произведения:

Кто скажет, что бушуют
Бродяги и растопыри?
Это баффает россиян!

Эта копия меняет акцент на классового персонажа Рейзингса и подчеркивается ее общественной важностью.Означает ли это Пугачева? Или, точнее, Есенин? Очевидно, все та же «иррациональная, бесхитростная и неотразимая», по мысли мыслителя и философа Н. Бердяева, стихия русской души.
Есенский Пугачев тершет себе иллюзию, что сможет обуздать мятежников и взять восстание под контроль («пустить его в безводную степь, как корабль»), но это не работает: он сам становится жертвой восстания .
Еще в том же есенском стихотворении «Страна злодея» в образе героя называл себя анархистом.Это взрывной человек.

… Я гражданин Вселенной,
Живу как хочу! —

он говорит, посылая «к черту» состояние, «от которого он отказался, как от мысли о праздности, потому что он постиг … что все это договор, договор зверя, расписанный по-разному». Анархический протестный номах — это попытка отвлечься от реальности, бросить вызов миру, обмануть надежду человека на лучшую жизнь.
Не один в беде, в этом образе поэт раскрывает трагедию многих искалеченных революцией русских людей.

Банда! Банда!
По всей стране, —
говорит герой, —
Куда ни глянь, куда ни пойдешь —
Смотри, как в космосе,
На коне
А без лошадей
Я прыгну и пойду гостеприимные бандиты.
Все те же
Поданы как у I …

Знакомьтесь, Есенин в Перу, тоже выходец из села, писатель П. Орешин сказал, что «ни один поэт не показал русский элемент с такой непреодолимой силой».
Еще одна важная черта России в восприятии С.Есенин — это религиозность русского народа. Однако следует подчеркнуть ту черту, которая отличала религиозность поэта и подавляющей части русской интеллигенции от православной религии. В христианстве Бог «Над нами», в системе координат Есенин он «впереди»: Царство Божие должно осуществиться не на небе, а в реальной земной жизни, в будущем. Название этого земного рая может звучать по-разному: «Социализм, или Рай», «Инонья», «Мениетарный рай», но суть не меняется.Каким бы богом ни молился человек: «Над нами» или тем, что «впереди», сам принцип, лежащий в основе любой религии, остается неизменным: вера, иррациональный человеческий опыт. «Мы верим, — писал Есенин в« Ключах Марии », — что чудесное исцеление теперь породит еще более просветленное ощущение новой жизни. Мы верим, что пахарь теперь разбьет окно не только глазом к Богу, но и таким же огромным, как глобус, глазом. «
Однако роль певца, художника, выразившего в своих произведениях наступление новых времен, Есенина не устраивает.Его мысли идут дальше — поэт вряд ли чувствует нового Мессию:

Смерть не сотворит
Ни копий, ни стрел дождя —
Так говорит Библия
Пророк Есенин Сергей.

В обществе будущего ведущее место Есенин занимает искусство. Возрождение искусства — главная задача революции. «Люди должны научиться читать забытые знаки», — писал Есенин.
В будущем религиозные устремления поэта вызовут крах. Их ждет разочарование в жизни и пессимизм.
Еще одно важное качество врага — это вера в мессианском предназначении России.
Сама идея мессианства проистекает из факта нимов, способности русских просторов. Государство, занимающее пятую часть Земли, не может не играть решающей роли в жизни цивилизации, — очевидно, так рассуждал Есенин, к тому же его точку зрения подготовили многочисленные предшественники, сторонники русской идеи, и мы можем приписывают подавляющему большинству русских мыслителей.. Вот что я написал, например, Н. Бердяеву: «Россия призвана быть освободительницей народов. Эта миссия заложена в ее особом духе», «Русская душа … Всегда суетиться о страданиях народа и весь мир, а мука не знает ее загустения »и т. д.
Поэтому, когда случилась революция, поэт решил, что теперь ему наконец наступил« Х »час. В «Советском звонке» Есенин объявил: «Загорелась звезда Востока». В «деревенском отряде» Россия провозгласила «неправды Третьего завета».Не в государстве, а на свете, поэт подумал: «Возрадуйтесь! На земле появилась новая купель! .. Пламя зародилось в мире всего мира!» Не только русская действительность должна изменить революцию, она превратится жизнь по всей земле. Исключительную роль в изменении мировой цивилизации призван сыграть русский народ. В то же время поэт отрицал какой-либо смысл других народов в переустройстве земной жизни. Их «Сыновья не поймут» «нашего северного чуда», — сказал Есенин.Он даже угрожал:

И скажи тебе, Америка,
Упав половину земли, —
Страх на морях бросить вызов
Железо пустить корабли!

Не помешает чугунная радуга
НИВ и гранитная — речка.
Только женщина без воды
Дрель быть человеком.

Невозможно не осознавать опасность таких идей. В конце концов, они в конечном итоге сводятся к тому, что один народ имеет право навязывать свою волю другому народу.А Есенин заявляет: русские «голод, холод и каннибализм намного лучше» европейских северян с жизни. «На Западе все зашло в тупик», — говорит он. И если так, «спасет и восстановит их только нашествие таких варваров, как мы».
Вера в русский мессианизм относилась к Есенину из горячей любви к нему. страна и ее необузданные просторы … Чувство любви к последовательности поэта настолько сильное, что оно распространяется даже на те стороны жизни России, которые, возможно, не заслуживают любви.Итак, в стихотворении «О Родине!» Поэт заявил: «Люблю твои пороки, и пьянство, и грабеж …». А в работе «Небо голубое, цвет дуги …» писал:

Много тебя, Родина, Вспышка
Жогге и Томил в шахтах сырье.
……… ……… ……… ………

Просто верю: не выжить
Кто любит свой сторт и тюрьму …
Вечная правда и гамон леса
Радовать душу под звоном оков.

Есенин не делал разницы между сильными сторонами Родины и ее мнимыми достоинствами.Его полностью разделяла точка зрения В. Розанова, который утверждал, что счастливая и великая Родина любит любить великое, и что мы должны любить ее, когда она слаба, Мала, униженная, глупая, наконец, даже порочная. .

«Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину» (на страницах стихов С.Сенина и А.Блока)

Большинство поэтов «Серебряного века» затрагивают

ваших работ на тему любви к Родине. Начало ХХ века — время борьбы старого и нового, время больших поворотов в истории России.И конечно, Сергей Есенин и Александр Блок не могли остаться равнодушными к судьбе своей страны. Уже в ранних стихах этих поэтов мы видим, насколько сильна их любовь к русской природе до родного края. Природа и Родина неразделимы в своем творчестве. Своеобразие стихов Есенина в том, что им дано ощущение единства человека с окружающим миром. В сердце Есенина с юных лет пахло Россией. И костровая заря, и плещущиеся волны, и серебряная луна, и ржавчина

камыша, и необъятная небесно-голубая, и голубая гладь озер — вся красота родного края с годами была в стихах, полных любви к земле русской.Автор в дружеской беседе с Кленом, с любовью говорит о ветерке, нежно разговаривает с березой. Через эти пейзажи передана огромная любовь к Родине:

О России — Папа малиновый

И синий, падающий в реку —

Люблю к радости и боли

Твоя тоска по озеру.

Самобытное творчество А. Блока наполнено таким же неиссякаемым любовным чувством. Поэт в стихах

любуется русской природой, преклоняясь перед ее красотой, перед ее необыкновенной шарманкой и в то же время простотой:

Это единственный — Россия… Подробнее Леса, Поляны,

И капа, и шоссе,

Наша Русская дорога,

Наши Русские Туканяны,

Наши шорохи в ОВЭ …

Блок говорит о единственном, что он спасает его в нем

трудное время, выходящее из «Столичного Круга Бытия»,

то, что болит в душе мир и покой.

В произведениях блока мы чувствуем его любовь к русским и гордость за него, понимаем, насколько искренне

переживаю блок за судьбу многострадального русского

Сердце земное снова будет снова

Но встречу накачку.

Я держу меня к людям на заброшенном

Необработанная любовь.

Мы находим нечто подобное в даненских стихах. С раннего детства он был привязан к деревне, к простому русскому народу. Для меня стихи Есенина — пример безграничной преданности Родине: в тяжелые исторические времена Есенин не отказался от своей Родины, приняв Октябрьскую революцию. В своих стихах он сравнивал это время со штормом, с водоворотом, который сеял панику по всему миру, который сносил все на своем пути: Понакликали черные вороны: Ужасные беды Широко просторные, просторные лисицы леса во все стороны, волны Savan Foam с озерами.

Не только Есенин сравнивает эти страшные времена по бороде, ветру. Те же чувства отразились в поэме «Двенадцать блоков».

Поэма «Двенадцать» объединяет все основные темы блочной поэзии. Единица двойника относится к революционным событиям: с одной стороны, это ужасный «черный ветер», уносящий все старое, с другой — ветер, несущий перемены, новую жизнь и надежду: черный ветер. Белый снег. Ветер, ветер!

Нет человека на ногах. Ветер, ветер — весь Божий свет.

Оба поэта всей душой, всем сердцем хотели помочь России. Есенин в патриотической импульсивности пытается прилепить часть адекватности к своим молодым плечам, и поэтому некоторые его стихи звучат как клятва верности расколу: если Святая Святая Чистота: Русь брось, живи в раю! Скажу: рай мне не нужен, пусть родина моя,

Блок в его желании помочь призывает к действию. В его стихах чувствуется невероятная активность, желание что-то изменить и огромная вера в будущее: Ой, я хочу жить безумно: все виновные — увековечить, безлично — войти в это, нестабильное — перевести.

И Есенин, и блок мечтали о счастье своего народа, хотели видеть Россию свободной и великой. Мы чувствуем это в их стихах. Есенин писал: «Моя лирика живет одной большой любовью — любовью к Родине». Или словесный блок: «Я сознательно и бесповоротно посвящен жизни». В поэтическом блоке и Есенине ни одно поколение уже не очень важное и близкое, учится любить свою Родину:

Есть ответ, в котором стихи трепещут: их тайная лихорадка поможет вам жить.

Не все умеют петь, не каждому дано яблоко упасть к чужим ногам. Это величайшее признание хулигана. Я орудие быть проницательным, с головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваши души злая осень, Я люблю зажигать во тьме. Мне нравится, когда в меня влетает камень Брани, как град губительной грозы, я просто сильнее моих волос с моими волосами с качающимся пузырем.Так хорошо, то я вспоминаю заросший пруд и хриплую звенящую ольху, что где-то у меня есть отец и мать, которым наплевать на все мои стихи, что дороги, как поле и как плоть, как дождь, что весна взрывается зеленью . Они бы подошли к тебе за каждый крик, брошенный в меня. Бедные, бедные крестьяне! Вы, наверное, стали некрасивыми, так как боялись бога и болотных недр. Ах, если бы вы поняли, что ваш сын — лучший поэт в России! Неужели ты на всю жизнь не безразличен к своей душе, когда босиком он в лужах осеннего макале? А теперь идет цилиндр и лакированные туфли.Но он живет в нем как бывшая правая деревенская хулиганка. Каждая корова от вывески мясного цеха находится вдалеке. И, встретившись с кабрилами на площади, вспомнив запах навоза с родных полей, он готов нести хвост каждой лошади, как петлю свадебного платья. Я люблю свою родину. Я очень люблю свою Родину! Хотя есть в ней печальная ржавчина. Мне нравятся любопытные свиньи. Древесные кексы и в тишине. Ночной звенящий голос жабы. Болею нежно вспоминая детство, апрельскими ночами мечтаю хмар и сырье.Как будто на корточки, я сел на наш клен перед костяной зарей. Ой, сколько я на нем яиц из гнезда Воронен, курил на суке, украл! Теперь все то же самое с зеленым верхом? Все еще моя кора? А ты, любимый, верный пес пеги ?! Ты от старости стал визжащим и слепым и бродишь по двору, Вушиный хвостик, немного забывая, где двери, а где Хлев. Эх, как дороги все эти проказы, когда на мать, вытащив источник хлеба, мы сразу ее кусаем, ни капельки друг друга не смущали.Я все такой же. Мое сердце все равно. Как васильки на ржи, распускаются на глазах. Стихи стели гратина рогож, хочу сказать вам нежные. Доброй ночи! Всем спокойной ночи! Прижал к траве сумерки Дури Скит … Я очень хочу быть из окна луны ………. синий свет, свет такой синий! В этом синем даже не жалко умереть. Ну так какой же я циник, прикрепивший фонарь к заднице! Старый добрый, привел Пегаса, мне твоя мягкая рысь нужна? Я пришел как суровый хозяин, потрогать и прославить крыс.Мой танк, как и Август, наливает крепкие волосы вином. Я хочу быть желтым парусом в той стране, где мы плывем. Ноябрь 1920.

Примечания

    Признание хулигана (с. 85) .- исп. Hul .; Сб. «Золотой кипяток», М., 1921, с .; RJ. к.; Грж .; Изобразительное искусство. SC .; Ст. 24.

    Белый автограф (Рагали) — среди текстов рукописного сборника стихов Есенина (1922 г.), описанного в комментарии к «Кобыльским кораблям» (Наст. Томь, с. 377).

    Отпечатано на наб.Бывший. (вырезка из Геж.). Датируется рч. К. Эта же дата — в Sp. Привет. и сб. «Золотой кипяток»; В наб. Ex .- Авторский помет: «двадцать».

    Первое из известных упоминаний стихотворения как законченного эссе содержится в письме Есенина Иванова-Дисонника от 4 декабря 1920 года.

    И.И. голос хриплый, иногда переходящий в шепот, очень внятный; иногда в голосе звучала медь.Букву «Г» Есенин мягко проигнорировал как «х». Историю думать и всматриваться в какого-то выдающегося Рязанского дал ему, он чуть не прошептал бурю из «исповеди»:

    Бедные, бедные крестьяне!
    Ты, наверное, уродлив стал,
    Тоже Бога побаиваешь …

    «А недра болота …» — закончил он загадочным шепотом, произнося «О» с особой почтительностью. Со сцены он, наоборот, прочел громко, немножко «Ладно» (пр., 2, 38). На публичном чтении «Хулиганское признание» в Париже (Театр Р.Дункан, 13 мая 1923 г.) один из рецензентов писал: «Есенин сам хорошо читает свои стихи. Он бросает вызов всем и каждому: и Богу, и Америке, и публике — и всем. Это особенно хорошо в его« Хулиганской исповеди ». — смесь сентиментальной нежности с необузданной дикостью »(газ.« Последние известия », Париж, 1923, 15 мая, № 939; подпись: Мичиган).

    «Введение» в ст. СК., Куда входило «Признание хулигана», начиналось такими словами Есенин:

    «Я чувствую себя хозяином в русской поэзии и поэтому в поэтической речи слов всех оттенков нет нечистых слов.Есть только нечистые представления. Не у меня есть смущение от произнесенной мной смелой речи, а у читателя или у слушателя »(20 марта 1923 г.).

    Так поэт ответил некоторым своим критикам, которым, по мнению В.Г. Шершевича ( обратился к Есенину): «Очень тяжело, что ты любил странные слова, типа« жопа », что-то нехорошо с луной» (в кн .: Шершевич В. «Кому я рука» ,, от. 47) .Помимо последнего, напечатанного по этому поводу В.Н. Архангельский (Ж. Саррабиан, Саратов, 1921, № 3, октябрь, с. 4), А. Толстого (журнал. «Новая русская книга», Берлин, 1922, № 1, январь, с. 17), И.Н. Розанов (в сб. «Литературные отзывы», М., 1923, с. 72), З. Н. Гиппиус (журнал. «Современные заметки», Париж, 1924, XIX, с. 237-238; подпись: Антон Экстрим), А.И. (в сб. «Чет и Университет», М., 1925, стр. 36).

    Развернутое толкование обращения Есенина к «нечистым словам» дал один из критиков: «… когда поэт-крестьянин хвастается:« Неверно, интересно, как вам зиник, напавший на фонарь? «, вот животное и пошлое, хотя и циничное, но только в строгом смысле слова, в котором философы из Керенаики имели в виду в Греции, — циничное лицо самой нашей современности, лицо нашей жизни, но ни в коем случае. Имеется в виду, конечно, не эротическая экономия «Альков».

    И именно в этом смысле я считаю, что вульгаризация современного художественного слова имеет значение. в нашей культурной отсталости и безграмотности) примесь Есенинского «Хулигана и Хамы» к Бунтару и Революционеру, Опошление — трагический примитив, к которому прибегает Художник, чтобы продвигать и упрощать бесконечно искушенного повелителя пережитых нами социальных катаклизмов.Это его объяснение; Возможно, в этом и его оправдание … »(журналы.« Art Thought », Харьков, 1922, № 10, 22-30 апреля, стр. 8; подпись: Эльвич).

    Эти слова пролили свет и на внутреннее. драма «Хулиганское признание», явно ощущаемая многими из тех, кто писал о стихотворении. Среди затронутых этой темой были ПСКАН (КР. Ноябрь, 1922, № 3, май-июнь, с. 254, 257; teetr. Glm) , В. М. Чернов (газ. «Голос России», Берлин, 1922, 16 апреля, № 943), И. Г. Ренбург (журнал. «Новая русская книга», Берлин, 1922, вып.1, январь, стр. 17; Раскрой — Тетр. Глм), В. Львов-Рогачевский (в своей книге. «Новейшая русская литература. 2-е, сн. И доп., М. (регион: М.-Л.), 1924, с. 326), Н.Светлов (газ.» Русский голос. », Харбин, 1924, 5 августа, № 1181; подпись: нс-в). Для VP Draft очевидна преобладание драматизма в тональности стихотворения:« Сам Есенин деревенская одежда мало меняет. Иногда это не известно. Чувствуется, что он безнадежно (может быть, благодетель своего будущего?) Завладевает и прелестями города, и хотя внутренне все еще быстрее, он, не ускоряя новые ценности, только потерял своего наивного, первичного певца, который смеялся и не имел это раньше в нем.«А теперь я иду в цилиндр и в лаковых туфлях» — это уже звучит для него как для поэта какая-то неуловимая драма … »(Журнал.« Сибирские огни », Новониколаевск, 1922, № 2, май -Июнь, с. 140-141) Как бы продолжая мысль В. П. Поссочина, А. В. Бахрах отмечал: «Но у него есть залог спасения. Это то, что

    Ну тогда вспомни меня
    Заросли прудом и хрипло звенящей ольхой,
    То, что отец с мамой живут мне где-то
    Кому плевать на все мои стихи.

    Это его спасет — ощущение, что ему самому иногда «плевать» на все это — это помимо него — поэзия Натода, потому что он Моцарт в поэзии. Было бы слишком болезненно думать, что его вдохновение исчерпано, что краска выцветает из-за того, что он больше не выходит из тупика »(alm.« Strugges », Берлин, 1923, стр. 204; teetr. Glm)

    Строки «А теперь он переходит к цилиндру // и лакированной обуви» стали отправной точкой для двух замечательных отзывов.Автором одного из них был И.Г. Иренбург: «Есенин, обращаясь к старикам к родителям, не без хвастовства говорит, что он, прежде размазанный босиком по лужам, теперь влезает в цилиндр и в лакированные туфли. , да можно быть портретистом, пренебрегая росписью костюма, цилиндра, «имуди» и хроникой московских скандалов, делать лицо поэта. озорной в деревне за деревней, до любви к животному, простой, в простоте мудрого.Ах, как хорошо после Абиссии и Версаля попасть прямо в Рязань! »(В его К.Н.« Портреты русских поэтов », Берлин, 1922, с. 83; тетпер. Вырезка. Глм.).

    Еще одним откликом стало стихотворение Н.А. Квева« Четвертый Рим »(ПБ., 1922, отдельное издание) , проникнутые неприятием есенинского «ИМАЖИНИЗМА». Стихи о «цилиндре» и «лаковых туфлях» не только стали эпиграфом ключевого стихотворения, но и прошли через это эссе как своеобразный припев: «Я не делаю» Не хочу быть известным поэтом… »;« Не хочу закрывать цилиндр // Лесная особенность рогов! »;« Не хочу быть лакированным поэтом // с обезьяньей славой на лбу! »(Подробнее об этом : Субботин С.И. »« Я слышу твою душу … »: Николай Клюев о Сергее Есенине. — В сб.« В мире Есенина ». М., 1986, с. 519).

    В отличие от Н.А. Клюва, который воспринял «Хулиганскую исповедь» как «измену Мужицкого Корни» (определение Л.Д. Трекцкого), последний отнесся к стихотворению Есенина прежде всего как литературный феномен: «Его озорство, даже чисто литературное (« Исповедь ») , не так уж и страшно »(Троцкий Л.«Литература и революция», М., 1923, с. 47-48). Постановления И. Розановой (Журнал. «Народный учитель», М., 1925, №2, февраль, с. 114; подпись: Андрей Шипов) и И.М. Машбиц-Верова: «… По сути, хулиганство чуждо. его творчество — это нежная лирика. Поэтому, вопреки сознательной тенденции поэта, его «хулиганские номера» — обнесенные стеной, неудачные и особо запоминающиеся, художественные и убедительно нежно-лирические места; именно поэтому эти места изобилуют «Исповедь Хулигана» (Жул.«Октябрь», 1925, № 2, февраль, с. 142-143; выделено автором). Еще раньше он говорил в том же духе. А. Бушиков: «Слушайте только как ласковое, может быть, с незначительной надбавкой, привлеченное Есенина к старому, доброе, принесенное Пегасу …» (журнал. «Вещь», Берлин, 1922, № 1/2, март-апрель. стр. 10).

    Спустя четыре года после создания «Признания хулигана», уже стало известно, насколько произведение инкредитованное значение. Анонимный критик отмечал: «…« Признание хулигана », последние «городские» стихи С.Сенин останется в русской поэзии, займет в ней ноль место зазвучит в ней своеобразная, неповторимая мелодия. «Городские» стихи укрепляют право на звание одного из лучших текстов нашей эпохи. Очень печально, может быть, один из наших лучших поэтов обрел себя в тухлой атмосфере Богемии, но тем не менее это так »(журнал.« Вестники литературы и жизни », М., 1924, № 4, стр. 229; выделено автором) .А через год В.А. Красильников утверждал, что «признание хулигана» звание «лучшего поэта России» стало обозначением его литературной должности.У такого обозначения есть основания. Из современных поэтов Есенина и Б. Пастернака можно отнести к большим школам существующие, правда, неорганизованные »(ПИР, 1925, № 7, октябрь-ноябрь, с. 112).

    Завершая свой очерк« Есенин », писал В.Ф. Севич. : «… Любовь к Родине … Он признался даже в виде хулигана:« Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину! »Его горе было в том, что я не смог ее назвать: он бросил вызов России , и Мужская Россия, и Социалистическая Иноня, и азиатская скатерть пытались принять даже С.С.С., — ни одно верное имя не приходило ему в рот. Россия . Это была его главная ошибка, не злая воля, а горькая ошибка. Здесь и завязка, и раскрытие своей трагедии »(журнал.« Современные заметки », Париж, 1926, Xxvii, стр. 322; выделено автором).

    Летом 1922 года, находясь за границей, Есенин начинает сотрудничество. с поэтом Ф. Элансом, который вскоре не только написал о нем статью «Великий современный русский поэт: Сергей Есенин» (Журн. «Le Disque Vert», Брюссель, 1922, №4 августа; Частично сохранилась вырезка — тетре. Глм), но (совместно с М. Милославской) перевел на французский ряд бессмысленных произведений. Эти переводы составили сборник «Confession d’Un Voyou» (Париж, 1922; 2-е изд., 1923), который открывал стихотворение «Признание хулигана», давшее название книге в целом.

    Ф. Элленс представил свое «Предисловие», где, в частности, отметил, что «Хулиганское признание» «звучит двумя мотивами — резким и нежным: поэт бушует, как ураган; Тот Сассестат, как утренний ветерок в молодости». листва.В этих бессознательных проявлениях основные черты его поэтической натуры. Здесь мы видим яркое выражение его чувств: он чихает, поет, колеблется и мурлычет с животной энергией и грацией. Частично это творение Есенина обращено в прошлое в своих истоках, хотя по своему выражению весьма современно, но по очерчиванию интимное является чисто «(Пер. Е.Н. Чистякова. — Газ.» Святая Русь «, Липецк, с. 1994, 14-27 апреля, № 13-14, стр. 12)

    Примерно в то же время Есенин познакомился с Фернаном (полное имя — Фернан Жак Поль) Дивуаром, французским поэтом, теоретиком балета и журналистом, который позже, по словам современнику », часто встречался с С.Дженин в Париже »(Хад, ф. А. Батов). Ф. Дивар, читая перед выходом в свет сборник« Confession D’Un Voyou », назвал стихи Есенина« Свежими, деревенскими, грубыми, не имеющими с нами аналогов. (Газ. «L’Intransigent», 1922, 27 сентября; Подпись: Les Treize; вырезка — тетпер. Glm). 7 октября 1922 года в той же газете появилась небольшая рецензия на уже вышедшую книгу Есенина (teetr. Glm)

    В сборнике «Anthologie De La Nouvelle Poésie Française» (Париж, 1924, с.214-215), Ф. Дивайр дал первое издание своего стихотворения «Есенин» («Есенин»), эпиграф к которому были взяты строки «Хулиганское признание» («… ваш сын в России // лучший поэт. ! «):

    Человек великий поэт безумный рус
    Прост, как стальной топор.
    Смешно тебе, хулиган, гулять,
    , что можно продать песни и усадить в Pharaka,
    и с жаром связать озорным
    Мы говорим о коровах, о запахе молока.
    Смеясь, напьешься, на глазах у подъезда:
    «Я вор!»

    Хорошо на сенокосе в темноте
    тяга, как от вымени, жареного вина,
    Запах коров такой свежий и простой.

    А я знал ученого и знал
    Что ты, счастливчик, и не слышал,
    и у меня все сокровища людей
    Движущаяся связка поддельных ключей.
    Не чувствуя, не думала
    И принцесса веселая вспышка.
    Сколько богатств растет, печаль,
    Найти настоящую мысль, в цвету.

    Сколько горящего богатства, печали,
    Раскрыть настоящую мысль в цвете.

    Ой, как тебя украсть
    Твои коровы

    и твоя простота!

    (В кн .: «Запад и Восток: сб.Всесоюзное общество культурной коммуникации с заграницей. Первая книга — это первая и вторая. М., 1926, с. 71, перевод Б.А. Пеццис; перед текстом перевода нет эпиграфа).

    Не заимствовано — без обвода.

Опции

Автограф белый (Рагали).

Человек и природа в творчестве Есенина №

Сергей Александрович Есенин родился в селе Константиново Рязанской губернии в крестьянской семье. Он вырос в религиозной семье старообрядцев. Стихи начали писать с восьми лет. Видно оттуда, из крестьянского детства необыкновенное единение с невзрачной, на первый взгляд, русской природой. Есенин, как и многие другие поэты, вкладывает в свои стихи самое близкое и дорогое.

Edge любимый! Сердце мечтает

Стычки солнца в водах недр.

Я хочу потеряться

В зелени ваших денег.

Любовь к Родине в лирике Есенина выражена не абстрактно, а в конкретных визуальных образах, через картины родного пейзажа:

Я навсегда

туманный и росистый

Я полюбил березу,

И ее золотые косы,

И холщовый сарафан.

Что бы ни писал поэт, даже в самые тяжелые минуты одиночества образ Родины согревал его душу. Есенин испытывал глубокое чувство к России, оно было настолько сильным, что его можно было назвать почти фанатичным:

Я буду повторять

Все существо в поэте

Шестая часть земли

С кратким названием «Русь. ”

Есенин любил эту землю, он родился на этой земле, и для него он жил. Он увидел ее в радостном весеннем убранстве, с бездонным голубым небом, веселыми рощами, с причудливыми извилистыми реками.И поэт не пожалел красок, чтобы ярче передать красоту русской природы. Вся его лирика пронизана трепетным отношением к родной земле, где он вырос:

Про Русь — малиновое поле

И голубое, упавшее в реку, —

Люблю к радости и боли

Твое озеро тоска.

Но пейзажи Есенина — это не безлюдные картины, в них всегда есть человек. Природа как бы разделяет с человеком его мысли и чувства: он оплакивает свои несбывшиеся мечты, предостерегает его, делится с ним его радостью и печалью.Выражение чувств через природу — характерная черта лирики Есенина. «Клен

ты мой упавший, клен замерзший, что ты стоишь, сгибаясь под белой метелью?» — этими словами начинается одно из стихотворений Есенина, в котором он сравнивает себя, свое состояние с этим деревом: «Я думал, что я тот же клен, только не упавший, а весь зеленый».

Особенно часто поэт обращается к излюбленному образу народной поэзии — образу березки. У него береза ​​- воплощение всего чистого и прекрасного, «зеленоволосая в юбке белой стоит береза ​​над прудом», она — «девушка», «невеста».«Эти сравнения очеловечивают природу, они настолько красочны, что преображают даже самые обычные вещи. И эта особенность стихов Есенина заставляет его снова и снова перечитывать свои стихи. Мне кажется, до него о России никто никогда не писал. Чувство природы, чувство единения с ней отражены красочно и многогранно. Природа существует на одном уровне с человеком, а может быть, стоит даже дороже.

Кого сэкономить? Ведь каждый посторонний на свете —

Пройдет

, пойдет и снова выйдет из дома.

Обо всех ушедших мечтах каннабис

С широким месяцем над синим прудом.

Есенин и он сам ощущают себя частью природы: ее сын, ученик и собеседник:

Забыв человеческое горе,

Я сплю на срубе сучья.

Я молюсь о Рассвете,

Причастие у ручья.

В творчестве Есенина также присутствует древнее, почти языческое отношение к природе. Он полностью осознает ее независимость и одушевленность:

Syclinic-wind step осторожный

Складывает листву вдоль выступов дороги

И целует куст рябины

Язвы красные невидимому Христу.

Сергей Есенин пришел на стихи, чтобы воспеть родную натуру. «Мои тексты живы одной большой любовью — любовью к Родине, — сказал поэт, — чувство Родины является основополагающим в моем творчестве». И это трепетное отношение, эту чистую и прекрасную любовь он пронес через всю свою жизнь, через все стихи. И даже время не властно над поэзией Есенина, потому что каждое поколение открывает для себя что-то близкое и дорогое. Есенин стал «последним поэтом» не только деревни, но и всей Руси уходящей, Руси, миф о которой существовал веками.«Мне сейчас очень грустно, история переживает трудную эпоху убийства человека как живого».

% PDF-1.4
%
7920 0 объект
>
эндобдж

xref
7920 113
0000000016 00000 н.
0000005848 00000 н.
0000005988 00000 н.
0000006297 00000 н.
0000006343 00000 п.
0000006514 00000 н.
0000006934 00000 п.
0000008015 00000 н.
0000008211 00000 н.
0000009426 00000 п.
0000010514 00000 п.
0000011609 00000 п.
0000012694 00000 п.
0000013772 00000 п.
0000014865 00000 п.
0000015939 00000 п.
0000017028 00000 п.
0000018119 00000 п.
0000019196 00000 п.
0000020292 00000 п.
0000021390 00000 н.
0000022472 00000 п.
0000023561 00000 п.
0000024650 00000 п.
0000025721 00000 п.
0000026816 00000 п.
0000027907 00000 н.
0000029006 00000 н.
0000030098 00000 п.
0000031179 00000 п.
0000032274 00000 п.
0000033372 00000 п.
0000034476 00000 п.
0000035557 00000 п.
0000035581 00000 п.
0000062730 00000 н.
0000062931 00000 п.
0000062955 00000 п.
00000

00000 п.
00000

00000 п.
00000

00000 п.
0000095184 00000 п.
0000095392 00000 п.
0000095416 00000 п.
0000104569 00000 н.
0000104770 00000 н.
0000104794 00000 п.
0000115878 00000 н.
0000116070 00000 н.
0000116094 00000 н.
0000127482 00000 н.
0000127680 00000 н.
0000127704 00000 н.
0000135878 00000 н.
0000136065 00000 н.
0000136089 00000 н.
0000147875 00000 п.
0000148069 00000 н.
0000148093 00000 н.
0000182138 00000 н.
0000182339 00000 н.
0000182363 00000 н.
0000213215 00000 н.
0000213406 00000 н.
0000213429 00000 н.
0000219952 00000 п.
0000220159 00000 н.
0000220183 00000 н.
0000230755 00000 н.
0000230959 00000 н.
0000230983 00000 п.
0000251189 00000 н.
0000251373 00000 н.
0000251396 00000 н.
0000254710 00000 н.
0000254912 00000 н.
0000254936 00000 н.
0000298808 00000 н.
0000299009 00000 н.
0000299033 00000 н.
0000315151 00000 н.
0000315336 00000 н.
0000315360 00000 н.
0000323297 00000 н.
0000323507 00000 н.
0000323531 00000 н.
0000335164 00000 н.
0000335369 00000 н.
0000335393 00000 н.
0000372783 00000 н.
0000373867 00000 н.
0000373891 00000 н.
0000387507 00000 н.
0000387713 00000 н.
0000387736 00000 н.
00003

00000 п.
00003

00000 н.
00003

00000 н.
0000401981 00000 н.
0000402179 00000 п.
0000402203 00000 н.
0000409479 00000 н.
0000409675 00000 н.
0000409698 00000 п.
0000414921 00000 н.
0000415120 00000 н.
0000415144 00000 н.
0000426246 00000 н.
0000426458 00000 н.
0000426482 00000 н.
0000436432 00000 н.
0000436626 00000 н.
0000002618 00000 н.
трейлер
] >>
startxref
0
%% EOF

8032 0 объект
> поток
4 _ # I1BWexkn7r + XN>

Подборка цитат из стихотворений Сергея Есенина

Жизнь — обман с чарующей тоской.

Тебе нужно жить проще, тебе нужно жить проще,
Забирая все, что есть на свете.

арт

В грозу, в шторм, в будничную холодность,
Скорбь и грусть
Улыбка и простота —
Самое высокое искусство в мире.

любовь

Кто любил, тот не может любить,
Невозможно поджечь тех, кто сгорел.

Родина

Если святой воин кричит:
«Брось, Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не нужен рай, отдай мне мою Родину.

А я тебя люблю, Родина кроткая!
А за что — не догадываюсь.
Радость твоя коротка
С громкой песней весной на лугу.

Россия

И месяц будет плавать и плавать,
Бросают весла на озера
А Россия будет жить такой же,
Танцуй и плачь у забора.

Но и тогда
Когда по всей планете
Пройдет вражда племен
Исчезнет ложь и печаль, —
Запою
Всем существом в поэте
Шестая земля
С кратким названием «Русь».

счастья

Сердце глупое, не борись!
Нас всех обманывает счастье.

тишина

Ты плакал в вечерней тишине
И слезы горькие упали на землю,
И мне было тяжело и так грустно.
И все же мы не поняли друг друга.
Ты умчался в дальние страны
И все мечты без цвета померкли
И снова я снова один
Страдать душой без ласки и привета.
И часто хожу по вечерам, временами
Хожу в места заветной встречи,
И во сне вижу твой милый образ,
И слышу в тишине тоскливые рыдания.

по другим темам

Да будут вы благословлены вовеки
Которые пришли, чтобы процветать и умереть.

В этой жизни умирать нет ничего нового
Но жить, конечно, не ново.

Радость дается грубому. Нежному дается печаль.

Если прикоснуться к страстям в человеке,
Тогда, конечно, правды не найдешь.

Жить — значит жить, любить — значит влюбляться.
В лунном золоте целоваться и гулять.
Если хочешь поклоняться мертвым
Тогда не отравляй живых этим сном.

А за могилой нет ни жены, ни друга.

Коль гори, так гори, гори.

Вы не можете увидеть лицо лицом к лицу.
Великие вещи видны на расстоянии.

Не все умеют петь
Не всем дается яблоко
Падать к ногам других.

Чем гнить на ветках —
Лучше гореть на ветру.

Сергей Есенин — великий поэт, представитель новой крестьянской поэзии и лирики; более поздние произведения поэта относятся к имажинизму.Стихи Есенина отличаются простым языком, легкой рифмой и разнообразием сюжетов. Приглашаем вас насладиться творчеством поэта и прочитать строки из его самых известных лирических произведений. В нашей подборке цитаты Сергея Есенина о любви, о жизни и, конечно же, о природе.

Сергей Есенин происходил из крестьянской семьи. Стихи начал писать еще в детстве. Первый сборник Радониц вышел в 1916 году. Буквально с первых стихотворений критики высоко оценили творчество начинающего поэта.Сам поэт не разделял свое творчество на какие-либо этапы, но невооруженным глазом видно, что первая половина 20-х годов ХХ века была самой продуктивной в творчестве поэта. В этот период были изданы сборники Есенина: «Трерядница», «Признание хулигана», «Московский трактир», «Стихи», «Сорокуст», «Анна Снегина», «Бездомная Россия», «Страна негодяев» и другие.

Центральная тема творчества поэта — любовь к Родине, о чем неоднократно говорил сам поэт.Особенность стихов в том, что Сергей Есенин показал любовь к природе, любовь к родному краю и любовь к женщине из глубокой крестьянской души. Вдохновением для творчества часто были природа и женщины. Музами для Есенина стали А. Изряднова, З. Райх, А. Дункан, С. Толстая и Шагане.

Еще одна особенность творчества Сергея Есенина — специфическое использование цветов. Каждый из цветов был наделен определенной смысловой нагрузкой, например, синий у поэта ассоциируется с молодостью.

Не жалею, не звони, не плачь,
Все пройдет как дым от белых яблонь.
Покрытие увядающим золотом,
Я больше не буду молодым.

Молодость, увы, уходит навсегда.

Если прикоснуться к страстям в человеке,
Тогда, конечно, правды не найдешь.

Истина в спокойствии и регулярности.

Ну кто из нас большой на палубе
Не упал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Которые остались сильными на поле.

Жизнь ломает многих, но не многие находят в себе силы подняться и двигаться вперед.

Каким-то образом мое сердце было в беде, как-то глупо я занимал свои мысли.

Настоящие чувства всегда забавны.

Кого жалеть? В конце концов, все в мире странники.
Он пройдет, войдет и снова выйдет из дома.

Люди в этом мире — только гости, они рано или поздно уходят.

Радость дается грубому. Горе отдается нежным.

В жизни много несправедливостей.

В грозу, в шторм
В холод жизни,
Скорбь
И когда тебе грустно
Кажется простым и улыбающимся —
Самое высокое искусство в мире

Сохранять улыбку на лице, когда у вас болит сердце, — это искусство, отмеченное наградами.

Лицом к лицу
Лицо не видно.
Великие вещи видны на расстоянии.

Дистанция открывает нам глаза на реальные значения, которые просто не замечаются вблизи.

Мы не живем, но мы тоскуем.

Жить нужно, чтобы радоваться, а не тосковать.

В лете есть что-то прекрасное
А с летом прекрасное в нас.

Как по мне, летом все красиво.

Время даже камень крошит.

Раньше никто и ничто не могло устоять.

Но и тогда
Когда по всей планете
Вражда племен уйдет,
Ложь и печаль исчезнут, —
Я буду петь
Всем существом в поэте
Шестая земля
С коротким названием «Русь».

Тебе нужно любить и хвалить свою землю, где бы ты ни находился.

О любви и жизни

Тебе нужно жить проще, тебе нужно жить проще,
Принимая все на свете.

Что бы ни происходило в жизни, нужно просто уметь принять любое событие.

И я знаю, что мы оба станем
Грустить в упругой тишине:
Я за тобой — в глубоком тумане,
И ты будешь плакать по мне.

Влюбленные не только вместе радуются, им одновременно грустно, даже когда они находятся на расстоянии друг от друга.

Жизнь … Я не могу понять ее цель, и на самом деле Христос тоже не открыл цель жизни.Он только указал, как жить, но чего этим можно добиться, никто не знает … Да, но если это секрет, то пусть останется. Но нам еще нужно знать, зачем мы живем … почему жизнь? Зачем жить? Все ее мелкие мечты и стремления покрыты венком иллюзий, сотканным из шиповника. Неужели угадать невозможно?

Чтобы жить по-настоящему, сначала нужно иметь смысл в жизни.

Не скручивай улыбку, дергая за руки, —
Я люблю другого, но не тебя.
Ты сам знаешь, ты хорошо знаешь —
Я тебя не вижу, я к тебе не приходил.
Я проходил мимо, моему сердцу все равно —
Я просто хотел посмотреть в окно.

Если все равно, то они просто проходят мимо.

В этой жизни умирать нет ничего нового
Но жить, конечно, не ново.

В этой жизни уже не так просто чем-то удивить.

Жизнь — обман с чарующей тоской.

Где жизнь, там не только радость, но и тоска.

Жить — значит жить, любить — значит влюбляться.
В лунном золоте целоваться и гулять.
Если хочешь поклоняться мертвым
Тогда не отравляй живых этим сном.

Если живешь, то на полную катушку, если любишь, то от души!

Любовь не требует залога,
С ней знают радость и несчастье.
«Ты моя» только руки могут сказать,
Вот сорвало черную пелену.

Иногда прикосновение может сказать гораздо больше, чем простые слова.

Ведь любить нельзя,
Как любить не удалось …

Чтобы разлюбить, нужно сначала полюбить.

О природе

Деревня утонула в неровностях,
Заграждены лесные хижины.
Только видимые, на неровностях и впадинах,
Как синеет небо

Они не смотрят на природу, они ею восхищаются.

О России — малиновое поле
И синее, что упало в реку —
Люблю до радости и боли
Твоя озерная меланхолия
Цветы прощай
Головы наклонены ниже
Что я никогда не увижу
Ее лицо и Родину.
Развеял рощу золотую
Береза, веселый язык,
И журавли, грустно летящие,
Больше никого не жалеют.

Любовь к женщине может пройти, любовь к Родине — никогда.

Снег колышется, кружится
На улице белое.
И лужи превратились
В холодное стекло.
Где летом пели зяблики
Сегодня — смотрите! —
Как яблоки розовые
Снегири на ветках.
Снег на лыжах режет
Как мел, скрипучий и сухой
И ловит рыжий кот
Веселые белые мухи.

Зима как в сказке.

Тихо течет серебряная река
В царстве вечерней зеленой весны.
Солнце садится за лесистые горы.
Золотой рог выплывает из луны.

Петь о любви всегда непросто, особенно если ты влюблен в свою Родину, в женщину и даже в березку, которая растет под окном. Это называется любовью к жизни. Об этом и цитируют Сергея Есенина. В каждой строчке стихотворений автора слышна тоска, стон, крик, страсть. Как будто поэт хочет, чтобы его слышали «глухие», слышать и чувствовать то же, что чувствует он сам.В чем секрет популярности произведений автора с хулиганской душой? Возможно, нам поможет сам бард, а точнее его красивые цитаты:

  • Цитаты о любви и почему она так много значила в творчестве поэта?
  • Самые известные изречения и афоризмы Есенина, представленные в нашем сборнике.
  • Вечная молодость творчества писателя.

Великий поэт тонко замечал вещи, которые многим кажутся обычными. Но в то же время Сергей Есенин умел говорить так, чтобы повседневная жизнь как бы отлетала от привычных понятий, вещей и ситуаций.И читатель уже увидел истинную суть предмета. И эта метаморфоза сознания завораживает, как по волшебству! Значение любви в творчестве поэта велико. Все, о чем написал автор текстов, пропитано нежным и сильным качеством. Это повсюду, и в отношениях между мужчиной и женщиной, в восхищении лебединой красотой сладких рук, в круговороте золотой листвы и даже в дружеском пожимании лапы Джима. Эти и многие другие цитаты о любви, как зеркало, отражают широту души писателя.Его любовь распространилась так широко, что коснулась всего, что окружало великого поэта. С любовью он писал, посвящая строчки женщине, а также: о жизни; о Родине; и про Россию.

Любовь — это купание , либо нырять головой нужно, либо вообще не заходить в воду. Если ты будешь бродить по берегу по колено в воде, то тебя только обрызгут, и ты замерзнешь и рассердишься.

Знай, как смертельно ненавидеть , тогда ты научишься любить…

Живи с распахнутой душой — это как идти с открытой мухой.

Любовь не требует залога, С ней знают радость и несчастье.

Я бы навсегда забыл таверны, и бросил бы писать стихи только для того, чтобы прикоснуться к моей руке и твоим цветным волосам осенью.

Наверное, у меня слишком много тепла , Так как всегда встречаю холодные.

Казалось, для него все имеет значение, все имеет смысл и призвано пробудить в нас тепло и страсть к тому, что нас окружает.Нет ничего лучше любви. И это наглядно показывает автор в своих стихах. Читатели кажутся зараженными вирусом привязанности и привязанности. Такой силой обладают слова и афоризмы поэта деревни Есенина, магазины и черемухи, края дождей и ненастья, все, что признано Родиной. В нашем сборнике самых интересных цитат Есенина — золотой фонд самых любимых изречений поэта. Эти крылатые фразы давно распространились по миру и завоевали уважение русской поэзии.Линии, как сказочные синие птицы, легко взлетают, даря людям теплую душевную грусть и мечту.

Пока гордость побеждает , люди проигрывают друг другу.

Любовь не живет три года , Любовь не живет три дня. Любовь живет ровно столько, сколько хотят ее жить двое.

Не отдайте то никому кому довольны.

Чучело в саду Напугайте ворон. Замучили меня до печени Со всех сторон.

Любовь дается нам только один раз , так как невозможно умереть дважды.

Я сегодня менял спросил Что дает рубль за полтуман, Как мне сказать за прекрасную Лалу По персидски нежное «Люблю»? И менял мне коротко ответил: О любви словами не говорят, О любви только украдкой вздыхают, Да, глаза их, как яхоны, горят.

Каждая цитата, сотканная со слов автора, — это звук дождя, свет голубой звезды, простое и глупое счастье.Эти сильные образные выражения на своих крыльях переносят нас в страну грез, где все так просто: есть счастье, которого так жаждет душа, и есть путь к нему. Извилистый путь исходит из детского энтузиазма и теряется за поворотом зрелого понимания жизни. Именно об этом так просто и доходчиво с ностальгией по всему хорошему рассказывает любимый автор.

Кто любил, тот не может любить, Кто сжег, того не подожги.

Все говорят «Хочу себе простенькую», но ромашку среди роз никто не выберет.

Зажги печку кровать кровать, у меня в душе метель без тебя.

Работы, прославляющие природу, красоту и любовь, никогда не будут старыми. Есенин выбрал эту вечную тему. Свои лучшие постановки и творения он посвятил тому, что действительно важно в жизни любого человека. Поэтому авторская лирика всегда будет актуальной. Насколько хорошо и хорошо читатель рисует из картинок, что рисует автор, используя воображение как кисть, а его талант — как краски.Его короткие, но меткие выражения достигают цели и заставляют пробудить не только воображение, но и чувства. Все сказанное Есениным было передано эмоционально, ритмично и искренне.

В грозу, в шторм, в повседневную холодность, в случае тяжелой утраты и когда тебе грустно, казаться улыбчивым и простым — высшее искусство в мире.

Лицом к лицу — не видеть лица: большое видно на расстоянии.

Я верный друг и страшный враг смотря кто, когда и как!

наша жизнь — простыня и кровать.Наша жизнь — поцелуй в бассейне.

Умей смеяться, когда тебе грустно. Умей грустить, когда это смешно. Уметь казаться равнодушным, когда душа совсем другая.

Если среди зимы нет цветов , значит, о них не нужно грустить.

Любовь к женщине может пройти, любовь к Родине — никогда. Трудно петь о чувствах. Но великий бард сделал это. Как будто в основу своих творений он положил музыку и вечность.Они будут существовать всегда и никогда не исчезнут.

Есенин Сергей Александрович — родился 3 октября 1895 года в селе Константиново Рязанской губернии. Русский поэт, в ранние годы он был ярким представителем новой крестьянской поэзии, более зрелых произведений, связанных с имажинизмом. Из писем Есенина 1911-1913 гг. Вырисовывается картина нравственного и духовного взросления начинающего поэта. Этот период его жизни отразился в первых произведениях Есенина, тогда он написал 60 стихотворений и стихотворений.В них он отразил свою любовь ко всему живому, к самой жизни и к Родине. Начало этой любви поэт положил в красоте окружающей природы. В первых стихах Есенина отчетливо просматриваются темы революции и отношения к Родине. В 1914 году его стихи появились в печати. Чуть позже Есенин уходит с работы и все время посвящает творчеству. В марте 1915 года поэт приезжает в Петроград, где знакомится с А. Блоком, который высоко ценил стихи Есенина и помогал ему, познакомив с известными издателями и писателями.И тогда Есенин становится известным, его часто приглашают в литературные салоны и вечера поэзии.

Сергей Есенин. Сборник стихотворений — стихотворение вагалека

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН
Сборник стихов

Перевод Алека Вагапова

——————————————— ——

Содержание

Алый свет заката…
Ночь
Невозможно восстановить то, что пропало…
Моя жизнь
Звезды
Вы плакали тихой ночью…
Начали шуршать трости…
Посвящения Троице.Утренний обряд пушки …
Я пастырь, и мои салоны …
Белый — толстовка, а красный — пояс …
Я устал жить на своей земле …
Ведьма
Я вернулся домой . Моя дорогая земля…
Я не буду блуждать около
Там, за желтыми полями…
Как дым в комнате, которую ты не видишь…
Верю в счастье…
Серебряный колокольчик, ты поешь …
Я покинул свой любимый дом…
Там дурацкий восторг …
Серебряная дорога, интересно, где…
Моя любовь изменилась. Я знаю, что ты чувствуешь…
Не жалею и не плачу…
Пой, старик, под кровавую гитару….
Не обману…
Да! Это улажено! Теперь и навсегда…
Лазурное пространство горит вверху…
И эта улица, и этот домик
. Грустно смотреть на тебя, любовь моя…
Давай сядем сюда, моя дорогая
Тебя уже использовал кто-то другой…
Навсегда уйдем из этого мира…
Не мучай меня холодом и жесткостью…
Домик с голубыми ставнями…
.Письмо матери
Теперь горе не прольется звоном…
Письмо женщине
Златая березовая роща затихла…
Метель плачет, как цыгане…
Ой, клен мой, замерзший Жесткий и голый…
Голубой туман, просторы засыпаны снегом…
Голубая ночь, и луна скользит…
Заснеженная равнина, и…
Сугроб, нагроможденный, теперь хрупкий И Черствый …
Не падай, моя звездочка, продолжай сиять …
Жизнь сложна с чарующим пафосом …
Я не забыла тебя, дорогая…
Цветы прощаются со мной …
Листья падают здесь и вон …
Не заставляй улыбаться, девочка …
Снег кружится живо и сильно …
Ах, какая ночь ! Я не могу спать …
Не смотри на меня так укоризненно …
Ты меня не любишь и не испытываешь сострадания
Может быть, слишком поздно или, может быть, рано …

—- ————————————————— —————————

***

На озере появляется алый свет заката.

В лесу плачут куропатки, не спят.

Спрятанная в дупле, плачет иволга.

Не хочется плакать, свет в душе.

Вы выйдете встретить меня днем,

Мы сядем там под стогом сена.

Я тебя поцелую и прижму, как любящий мальчик!

Нельзя винить человека в том, что он опьянен от радости.

Ты бросишь свой платок, пока я крепко тебя обниму,

Я буду держать тебя навеселе в кустах всю ночь.

Пусть птицы плачут, пока мы шею и греемся

В пурпурных сумерках счастливая тоска.

1910

Ночь

Усталый день опускается, медленно убывает,

Шумные волны теперь успокаиваются.

Солнце село, луна плывет.

Над миром, поглощенный и неподвижный.

Долина слушает лепет

Мирной реки в долине.

Лес темный и изгибающийся, дремлет

Соловьиной трели.

Река, прислушиваясь и лаская,

Бесшумно разговаривает с берегами.

И вверху раздается перекат,

Веселый шелест спешки.

1910-1912

ПРОШЛОЕ НЕВОЗМОЖНО ВОССТАНОВИТЬ

Прекрасная ночь Я никогда не верну это,

И я не увижу свою сладкую драгоценную любовь.

А песня соловья, я не услышу,

Веселая песня, что она пела в роще!

Та сладкая ночь прошла безвозвратно.

Ты не можешь сказать это: пожалуйста, вернись и подожди.

Осенняя погода уже установилась на местах,

С постоянными дождями, сыро и мокро.

Крепко спит в могиле моя возлюбленная

Сохраняет любовь, как прежде, в своем сердце.

И как ни старайся, осенняя метель

Не может разбудить ее ото сна, плоть и кровь.

Итак, пение соловья закончилось,

Когда певчая птица обратилась в бегство,

И теперь я не слышу эту прекрасную песню

Которую она пела в ту сладкую прохладную ночь.

Исчезли и пропали радостные эмоции

То, что я испытал в те дни и задумал.

Все, что у меня есть, — это холод совести.

То, что пропало, уже не вернуть.

1911-1912

Звезды

Звезды маленькие звездочки, ты такой высокий и такой ясный!

Что в тебе такого захватывающего?

Звезды, в задумчивости, так скромно выглядишь,

Что за сила делает тебя таким соблазнительным?

Звезды, звездочки, ты такой плотный и такой твердый!

Что делает вас таким замечательным и привлекательным?

Как вы, небесные тела, можете себе это позволить:

Пробуждая жажду и желание учиться?

Почему, когда вы сияете, вы милы и приглашаете сразу же в свои широко открытые объятия?

Радовать сердце, такое милосердное и соблазнительное,

Небесные звезды, такие далекие и такие далекие!

1911-1912

Моя жизнь

Оказывается, моей жизни суждено мучить;

Мой путь заблокирован горем и невзгодами.

Моя жизнь была отрезана от веселья и удовольствий,

Моя грудь страдала от досады и ран.

Кажется, мне суждено страдать от боли.

Все, что у меня есть в этой жизни, — это невезение и несчастье.

Я достаточно пострадал в этой жизни, и снова

Мое тело и душа подверглись пыткам.

Пространство, обширное и туманное, обещает радость,

Вздохи и слезы, однако, являются реальным решением.

Грянет буря, гром — о мальчик! —

Разрушит волшебные сочные иллюзии.

Теперь я знаю обман жизни, и тем не менее

не хочу жаловаться на невезение и несчастье.

Чтобы моя душа не страдала от горя и горя,

Никто и никогда не сможет помочь мне избавить меня от пыток.

1911-1912

***

Ты плакал тихой ночью,

Те слезы на твоих глазах, которые ты не скрывал,

Мне было так грустно, это была настоящая беда,

И все же мы не могли преодолеть недопонимание.

Теперь ты ушел, я здесь, один,

Мои мечты поблекли, потеряли оттенок и цвет,

Ты оставил меня, и снова я совсем один,

Без нежных слов и приветствий моя гостиная.

Когда наступает вечер, я часто, увенчанный рутой,

Прихожу к месту нашего свидания здесь,

И во сне я вижу тебя

И слышу, как ты горько плачешь, моя дорогая.

1912-1913

* * *

На берегу зашуршали трости,

Девушка-принцесса плачет с бледным, пустым лицом.

Красивая девушка скандировала «любит меня — не любит меня»,

Нетканые цветы плывут по реке.

Она не выйдет замуж позже весной,

Гоблин предсказал очень пугающую вещь.

Мыши так сильно содрали березу от коры,

Девочку со двора напугали.

Лошади дерутся, так угрожающе кивая головами,

Ах, темные волосы — это то, что гоблин действительно ненавидит.

Запах благовоний исходит из ближайших рощ,

Громкие ветры поют свои панихидные песни.

По берегу реки она грустно ходит вокруг,

Как пенная волна плетет ее саван.

1914

* * *

Троицкие молитвы. Утренний артиллерийский обряд,

Березки в роще залиты звенящим светом.

Сельчане идут после праздничного сна,

В курантах ветра круче пьянящий родник.

На оконных стеклах полосы и ответвления.

Я буду плакать цветами над скорбями и болью.

Пойте, птицы, плачущие, я буду подпевать,

Этой песне мы отправим в пыль мое отрочество.

Троицкое сияние. Утренний артиллерийский обряд,

Березки в роще залиты звенящим светом.

1914

***

Я пастух, и мои гостиные

Это взъерошенные края пастбища,

Склоны зеленых холмов и борозд,

Балки, с грохотом дупелей.

Желтые пенистые облака опоясывают

Сосновый лес с кружевными узорами,

Пока я слушаю, слегка мечтая,

Шепот сосен.

Тополя росистые, мягко колышущиеся,

Сияют зеленью на сцене.

Я пастырь, и жилище мое

Это нежное зеленое поле.

Коровы приветствуют меня и приветствуют болтовней

Кивают языком.

Ароматные цветы манят

Любезно к речным местам.

Забываю все горе и заботы,

На куче веток мечтаю.

Солнцу молюсь мою,

Причащайся у ручья.

1914

* * *

Белый — толстовка, а красный — пояс,

Я собираю маки, которые начинают краснеть.

Глубоко звучит хоровая песня,

Я знаю, что она сейчас там поет.

Она плакала, я помню, входя в хижину:

«Ты красивый, но ты мне не по сердцу.

Ветер зажигает кольца твоих кудрей,

Кисть отдала кому-то другому ».

Я знаю, что она меня не любит и заставляет меня чувствовать себя маленьким:

Я танцевал меньше других и меньше всего пил.

Я стоял у стены и был смиренным и грустным,

Пока они были пьяны и пели, как сумасшедшие.

Ему повезло, он один из тех наглых мужчин, —

Его борода то и дело прилипала к ее шее.

И грациозно присоединившись к кругу танцоров,

Она рассмеялась мне прямо в лицо.

Белый — толстовка, а красный — пояс,

Я собираю маки, которые начинают краснеть.

Сердце ее, как мак, цветет.

Это не для меня, что она поет эту песню.

1915

* * *

Я устал жить на своей земле

С скучными полями и ароматной гречкой

Я навсегда покину свой дом, и

Начну жизнь вора и бродяги.

Я пойду сквозь серебряные завитки жизни

В поисках жалкого жилища.

Мой лучший друг точит свой нож

На мне. Причина? Ничего не поделаешь.

Извилистая желтая дорога пойдет

Через залитое солнцем поле цветов,

Девушка, чьим именем я так дорожу,

Выгонит меня из ее дома.

Я вернусь домой, чтобы жить

и увижу других счастливыми,

Я повешусь себе на рукав,

В зеленый вечер это произойдет.

Шелковые ивы у забора

Низко склонят свои верхушки, нежно,

Под лай собак, друзья мои,

Немытый, меня прямо похоронят.

Луна будет парить в небе

Бросить весла в воду…

Как всегда, Россия получит

И плясать и рыдать каждый квартал.

1915

Ведьма

Белая и растрепанная, она выглядит возмутительно,

Бегает, бойкая и смелая.

Темна ночь, она до смерти напугана, и

Облака, как косынки, накрыли полумесяц.

Ветер истерически кричит,

Вихря, словно выстрел, вглубь леса.

Елки грозят ударить копьем

Совы спрятаны, вопя от страха.

Размахивая лапами харридана, она кричит.

В небе звезды мигают из облаков.

Змеи, как кольца, свисают с ее волос,

Вьюга кружится, она кружится в воздухе.

Звенящие сосны заставляют ведьму плясать и плакать.

Облака темнеют, когда они, дрожа, проплывают.

1915

***

Я вернулся домой.Моя родная земля

Задумчивая, разливается кругом!

Сумерки машут своей белоснежной рукой

Приветствовать меня из-за холма.

Седание хмурого дня

Плывет над моим домом, и

Вечер наполняет меня тревогой

Как непреодолимая мука.

Над церковью, над куполом,

Закатная тень упала.

Мои дорогие друзья, я вернулся домой,

И больше не увижу вас.

Годы пролетели как вихрь,

А где вы, друзья мои, интересно?

Все, что я слышу, это шум

воды у мельницы вон там.

И часто, сидя у очага,

под звук треска осоки или чего-то еще,

Я молюсь дымящейся матери-земле

Чтобы те, кто ушли, навсегда пропали.

1916

***

Вон там, за желтыми полями

Впереди тянутся деревни.

Вот лес и сочный закат

И забор из ниток крапивы.

Там над куполами храма

Бирюзовая пыль неба,

И ветер треплет траву, влажный и ласковый,

Как дует с близлежащих озер.

Это не для песни долины

Что я люблю эту разливу зелени,

Как журавль, я влюблен в аллею

И монастырь на вершине холма.

Когда лазурь становится туманной и цветет,

И закат над мостом нависает.

Я вижу тебя, моя странствующая женщина,

Иди поклонись кресту и умоляй.

Целомудрие — это жизнь в монастырской деревне,

Общественная молитва поглощает всех вас,

Молитесь перед образом нашего Спасителя,

Проповедуйте Богу за мою падшую душу.

1916

***

Как дым в комнате ты не видишь.

Со смиренным сердцем буду молиться за тебя.

Твой образ овсянки питает мою душу,

Ты мой помощник, мой друг и все.

Мир засевается солнечным пламенем

Святая истина не имеет имени.

Песок мечты держит время,

Вы добавили новые крупинки к возвышенному.

Слова растут на пашне,

Зеленый ковыль смешан с мыслью.

На твердых мускулах поднятых рук

Звук возводит белые церкви в землях.

Души с радостью топчут твое сияние

И видят твои шаги по недавнему снегу.

Но самоуничижение и угасшее рвение

Из выпавших еще милее.

1916

***

Мы навсегда покинем этот мир,

Отдохнуть в мире и покое. О мой лорд!

Может быть, еще надо будет как следует

Собирать вещи готовясь к дороге.

Ох уж мои березовые рощи! Потрясающие картинки!

О, родная моя земля! Мои песчаные равнины!

Перед лицом толпы смертных существ

Я не могу скрыть свою боль.

Меня переполняли любовь и восхищение

За то, что олицетворяет душу.

Мир осинам, потерянным в созерцании,

Раскидистые ветви, глядя на мелководье !.

Я думал в тишине дни и часы,

Я писал песни. И я не горюю.

Я счастлив в этом мрачном нашем мире

Чтобы иметь возможность дышать и жить.

Я счастлив, поцеловал женщину,

Я спал в траве и на клумбе,

И я никогда, как порядочный человек,

не ударил собаку или котенка по голове.

Неизвестная земля! Никаких цветущих картинок!

Никаких удивительных пшеничных полей, все хорошо!

Следовательно, перед толпами смертных существ

у меня всегда мурашки по спине.

На той земле, я знаю, не будет никаких

пшеничных полей, сияющих, как золото, ночью

Вот почему я люблю этих многих

Живущих со мной в этой деревне.

1924

***

Я больше не буду бродить вокруг

Вытаптывать гусиную лапку в кустах;

И я знаю, что ты никогда не придешь

В моих снах, овсяные волосы, как раньше.

Ты была нежной, красивой и прекрасной,

Ягодный сок на твоей коже, такой легкий.

Ты походил на розовые блики заката,

И, как снег, ты был сияющим, светлым и ярким.

Пролив свои зерна, твои глаза блекнут,

И имя твое растаяло, как звук колокольчиков;

Но в папках твоего мятого платка и вуали

Сохранился запах меда из твоих рук.

Когда тихо и закат светлеет,

Как котенок, умывающий морду.

Я слышу соты, похожие на соты.

Говорят о тебе вместе с ветром и дымкой.

Ну, вечер подсказывает мне, что ты одурен,

Как сон, цветок и сладкая песня,

В конце концов, кто создал твою талию, твои плечи

Все время постигая священный секрет?

Не буду больше бродить

Вытаптывать гусиную лапку в кустах;

И я знаю, что ты никогда не придешь

В моих снах, овсяные волосы, как раньше.

1916

***

Верю в счастье!

Солнце еще не зашло. Лучи

Рассвета, как молитвенник

Предскажите счастливые новости. О, да!

Верю в счастье!

Кольцо, Россия золотая, продолжай,

Ой, дуй ветер, так не утихает!

Благословен тот, кто отпраздновал

Печаль твоего пастыря, безнадежная надежда.

Кольцо, Россия золотая, продолжай!

Люблю дикие стремительные ручьи,

Сияние звезд на воде.

Благословенная уныние, плачущий квартал,

Благословение людей и крайностей

Ревущих диких бурных ручьев.

1917

* * *

Серебряный колокольчик, ты поешь,

Или, может быть, мое сердце мечтает?

Свет от розовой иконы мигает

Падая на мои золотые ресницы.

Хоть я и не такой нежный младенец

в хлопающих плесках голубей,

Но мои золотые мечты далеки,

Где-то в лесных районах.

Мне не нужен узкий дом,

Слово и тайна не в счет.

Научи меня, пожалуйста, мечтать и засыпать,

Засыпай и никогда не просыпайся.

1917

* * *

Я покинул свой любимый дом,

Выбираюсь из страны синего.

Рощинка у пруда согреет

Снова горе моей старой матери.

Как золотой горбыль луна

Лежит ниц на воде, безмятежно.

Седые волосы, как цветение яблони,

В отцовской бороде прольется.

Я не вернусь сразу, а

Поющая метель будет звенеть все дальше и дальше.

Клен охраняет землю синюю Русскую,

Стоит там одноногий, совсем один.

И я знаю, что это радует тех

, Кто целовал дождь из листьев.

Для Клена и меня мы оба

Сходны, то есть в голове.

1918

***

Там дурацкий восторг,

Сад, на который смотрят окна!

Беззвучное отражение заката

Плавает в бассейне, как лебедь.

Привет, золотая безмятежность,

Тени деревьев, черные как смола!

Вороны на крыше, искренне,

Проведите вечерню во славу звезды.

Робко, над садом

Где родник калины,

Девушка в белоснежном одеянии

Поет красивая мелодия.

Как синий халат, вечер

Холодный с луга проносится…

Счастье, сладкое дурацкое чувство!

Девственный румянец щек!

1918

***

Серебряная дорога, интересно, где

Ты меня перезваниваешь?

Как четверговая свеча там

Звездочка сияет над тобой.

Чувствую ли вас радость или печаль?

Разве безумие не твое намерение?

Помоги мне, сердцем и душой, завтра

Люби свой твердый снег до конца.

Дай мне закат для саней и

Ветвь ивы, которая украшает.

Может быть, в конце концов,

Доберусь до ворот рая.

1918

* * *

Клюеву

Моя любовь изменилась. Я знаю, что ты чувствуешь себя

Расстроен ситуацией:

Подметальщик полумесяца не смог пролить

Бассейны лирического творчества.

Расстроен, но принимает хорошее участие

Звезда, упавшая на твои брови,

Ты пролила сердце на дом,

Но в твоем сердце нет дома.

Тот, кого вы ждали, чтобы поприветствовать

Прошел мимо вашего убежища, как циник.

Мой друг, кого бы ты ни позолотил

Ключ для твоей певческой лирики?

Вы никогда не станете стихами солнца

И никогда не увидите границ Небес.

Как мельница, которая хлопает вентилятором

Но не может оторваться от земли.

1918

* * *

Не жалею и не плачу,

Все, как дымка от яблонь, должно пройти.

Обращаюсь к золоту, я угасаю, кажется,

Увы, я уже не буду молодым.

Познав прикосновение прохлады

Не буду чувствовать, как прежде, так хорошо.

И земля берез, — о боже мой! —

Не может заставить меня босиком бродить.

Дух Бродяги! Ты не так часто делаешь

В эти дни шевелишь пламя моих губ.

О, свежесть моя, она начинает смягчаться!

О мои потерянные эмоции, неистовый взгляд!

В настоящее время я не чувствую тоски,

О, моя жизнь! Я спал быстро?

Ну, вроде как рано утром

На розовой лошади я проскакал мимо.

Все мы погибнем, надеясь на милость,

Золотые листья стекают вниз, становясь серыми.

Да будешь ты искуплен и благословен навеки,

Ты, пришедший расцвести и скончавшийся…

1921

***

Пой, старик, окровавленной гитаре, и

Пусть твои пальцы покажутся естественными согнутый.

Я бы захлебнулся этим пьяным чаром

Ты мой последний и единственный друг.

Не смотрите на ее запястье и цветущий

Шелковый платок, свисающий с ее головы.

Я искал радость в этой женщине

Но вместо этого я нашел погибель.

Я не знал, что любовь — это зараза,

Я не знал, что любовь — это чума.

Она просто пришла и симулировала привязанность.

Довела хулигана до безумия, без ошибок.

Спой и дай мне вспомнить, брат,

Наш беспокойный юношеский водоворот.

Пусть целовать, ласкать и ласкать другого,

Ах, эта красивая злая девочка!

Нет, нет, подожди.Я не виню ее и не запугиваю.

Нет, нет, подожди. Я ни черта, ни позор.

Позвольте мне спеть о вашем покорном

Под звуки этой струны базы.

Розовое хранилище моих дней транслируется.

У меня много золотых мечтаний.

Я гладил так много молодых женщин,

Прикасался и тискал их, руководствуясь прихотями.

Да! Есть горькая правда мира

Когда я был ребенком, я уловил эту истину:

Отряды гончих, возбужденных и диких,

По очереди вылизывают суку всю в соке.

Зачем ей ревновать? Я не понимаю.

Болеть — это всего лишь предлог.

Наша жизнь — это простыня и постель.

Наша жизнь — это поцелуй и водоворот.

Пой, старик! В роковой сфере

Из этих рук судьбоносный конец.

Скажи им всем, убирайтесь отсюда.

Я никогда не умру, мой друг.

1922

* * *

Не буду обманывать себя, признаюсь

У меня в душе заботы, такие мрачные.

Почему меня считают мошенником

Мошенник и нарушитель спокойствия?

Я не злодей и не скрывающийся вор,

И я никогда не стрелял в заключенных.

Я просто бездумный лентяй, улыбающийся

Доброжелательный и избегающий конфликтов.

Я озорной безрассудный московский одиночка.

По всей главной улице и вокруг нее,

Каждая собачка на каждом углу

Знает меня по тому, как я ступаю по земле.

Каждый нефрит, который я встречаю, изношенный и безнадежный,

Подает мне кивки с радостью и приветствием.

Я друг животных, мои стихи

для них так же хороши, как и лекарства.

Я не ношу шляпу, чтобы очаровать дам

Потому что терпеть не могу безрассудные эмоции.

Шапки удобно использовать как черпаки

Наполнять их овсом, чтобы кормить лошадей.

У меня нет друзей среди людей,

Я привязан к другому королевству.

Я с радостью отдам свой галстук простому

Лохматая собачка, с которой мне довелось столкнуться.

Отныне я буду в целости и сохранности.

В моем сердце пробивается солнечный день.

Вот почему меня считают

мошенником и смутьяном.

1922

* * *

Да! Это улажено! Сейчас и навсегда

Я покинул свою старую милую равнину.

И крылатые листья тополей никогда не будут

Снова звенят и шуршат надо мной.

Наш дом провиснет в мое отсутствие,

А моя собака давно умерла.

Я, я умру без жалости

На кривых улицах Москвы, я знаю.

Я восхищаюсь этим городом вязов

С ветхими зданиями и домами.

Золотые сонные азиатские сущности

отдыхают на куполах храмов.

Когда лунный свет ночью рассеялся,

Сиял… как ад в темном синем небе!

Я иду по переулку, удрученный,

В паб выпить, может, два.

Это зловещее логово, суровое и ревущее,

Но, несмотря на это, всю ночь

Я читаю стихи для девушек, которые развлекаются

И пьют с ворами с восторгом.

Хотя я говорю, все, что я говорю, совершенно бессмысленно,

Когда мое сердце бьется так быстро:

Как и вы, я совершенно никчемный,

И я не могу вернуться в прошлое.

Наш дом провиснет в мое отсутствие,

А моя собака давно умерла.

Мне суждено умереть от сострадания

Я знаю, что на кривых улицах Москвы.

1922

* * *

Вверху горит лазурное пространство,

Я забыл, куда я вернусь.

Впервые пою о любви,

Впервые отказываюсь от раздора.

Я была вся как пустынная роща

Любящих женщин и много пьющих.

Я больше не пью и не люблю

Как и я, живу быстро и бездумно.

Все, что я хочу, это смотреть на бескрайние

Твоих золотисто-карих глаз и — о, беспокойство! —

Как бы мне этого хотелось, не любя свое прошлое,

Не хотелось бы уйти в другое!

Нежная походка, изящная талия, которая у вас есть!

Ой, если бы ты только мог повалиться

«Как может хулиган по-настоящему любить,

И как он может быть робким и скромным!»

Все те пабы, которые я бы никогда не посетил,

И мои стихи были бы забыты,

Если бы ты только позволил мне коснуться твоей руки

И твои волосы цвета осени.

Я всегда буду следовать за тобой, голубка моя,

Будь то далекое или близкое место…

Впервые пою о любви,

Впервые я отказываюсь от раздора.

1923

* * *

И эта улица, и этот домик

Мне давно так знакомы.

Вверх по окну синяя соломка из проводов

Отягощена, как когда-то.

Были годы суровых непредвиденных обстоятельств

Годы неистовых усилий.

Я помню свою деревню, свое младенчество

И голубую сельскую местность.

Я не искал славы и самодовольства

Ибо я знаю цену награды.

Теперь, когда я сплю, я представляю себе присутствие

Моего родного и близкого места жительства.

Вот сад в багряных крапинках,

Август спит на перилах.

щебечущие птицы летают кругами

и отдыхают в лапах лип.

Я очень любил этот деревянный дом,

Бревна обладали грозной нагретой мощью,

Наша печь издавала странный вой

Пока мы топили костер по ночам.

Это был вопль громко, как воронка.

Как будто скорбь и страдала от боли.

Что, черт возьми, он увидел, верблюда каменщика,

Под проливным и воющим дождем?

Ну, наверное, видела далекие границы

И мечту о фазе цветения,

Как песчаные земли Афганистана

И полупрозрачную дымку Бухары.

Ну, я очень хорошо знаю эти места

Я был там как путешественник.

Теперь я хочу выбрать пункт назначения

Но как можно ближе к моему дому.

Золотые сны исчезли,

Все растворилось в тумане, как пена.

Мира тебе, травы разбросаны,

Мира тебе, деревянный родительский дом!

1923

* * *

Жалко смотреть на тебя, любовь моя,

И так больно вспоминать!

Кажется, единственное, что у нас есть

— это оттенок ивы в сентябре.

Чьи-то губы изжились

Твое тепло и телесный трепет,

Как будто моросил дождь

Душа, застывшая в заторе.

Ну пусть будет! Я не боюсь.

У меня еще один радостный праздник.

Мне ничего не осталось, кроме

Коричневой пыли и цвета гризли.

Я не смог, на мою руту,

Чтобы спастись, для улыбок или чего-то еще.

Дорог, по которым я ходил, немного.

Я сделал много ошибок.

Таким образом веселая жизнь и веселый раскол.

Так было и будет всегда

Роща с березовыми костями

Это как кладбище, ну я никогда!

Точно так же мы пойдем на нашу гибель

И исчезнем, как звонящие в сад.

Зимой цветы не распускаются,

Так что не стоит о них горевать.

1923

***

Давай сядем сюда, моя дорогая,

Посмотри, как я забочусь.

Я буду слушать бурю

Под твоим покорным взором.

Вся эта золотая растительность

И эта светлая прядь волос, —

Они пришли как спасение

Из бездельника, лишенного заботы.

Давным-давно я покинул свою деревню

С цветущими полями и зарослями,

Соблазненный городом image

И жизнь славы, такая злая.

Так я предал себя забвению

Фруктовый сад, летом я наслаждался

Где я, под лягушачье пение,

Вырос до поэта.

Осень с золотыми ветвями…

Клен, липы, наслаждаясь,

Втыкайте свои веточки, как лапки,

Ищут того, кого они дорожат.

Они ушли, наши дорогие потери,

В уютном дворе полумесяц

Знаки с лучами света на крестах

Вот и мы присоединимся к ним в подвале.

Полностью преодолеем неприятности

Так и пойдем по велкину

Все извилистые дороги только

Добро пожаловать живым существам.

Давай сядем здесь, моя дорогая,

Подойди и посмотри мне в лицо.

Дай мне послушать бурю

Под твоим покорным взором.

1923

***

Тебя использовали кто-то другой

Но в глубине есть что-то хорошее:

Заклинания твоих стеклянных волос,

Твои усталые глаза уставали осенью.

Осенний век! Ну, с моей стороны,

Мне это нравится больше, чем молодость, я это знаю,

Ты теперь намного лучше душе

И очарование поэта.

Я никогда не лгу в душе,

И на призыв к показухе

Скажу не задумываясь:

Прощай, склоки, выпивка и все такое.

Пора прекратить этот грубый трюк,

Я был таким упрямым. Это предел!

Мое сердце напоило своего рода напитком

Это отрезвляет кровь и дух.

Сентябрь стучит по моему стеклу

С ветвями ивы малиновыми,

Мне нужно снова подготовиться

К наступлению сезона.

Теперь я терплю многое,

Без потерь, стресса и ограничений.

Изменилась, кажется, моя русская земля

Так же дома и могильники.

Смотрю вокруг, вижу насквозь,

И тут, и там, и везде

Единственный, о ком я забочусь,

Ты, мой друг, и сестра тоже.

Ты единственный, кого Я,

Совершенствуя недостатки грешника,

Про дороги буду петь, — боже мой! —

Расставание проступка.

1923

***

Не мучай меня холодностью и жесткостью

И не спрашивай, сколько мне лет и так далее.

У меня серьезная болезнь падения

Душа у меня как желтая кость.

Несколько лет назад я был не таким, как

, которым я являюсь сейчас.Я мечтал и все такое,

Я представлял, что стану знаменитым

Очень богат и любим всеми.

Я чрезмерно богат. Я заявляю!

Вот моя шляпа, которой я никогда не пользуюсь.

Все, что у меня есть, это рубашка и пара

Изношенных когда-то элегантных туфель.

Я тоже знаменит. Они меня знают

От московской мрази до парижской.

И мое имя вызовет бурный отклик

, как проклятие и проклятие.

Что до любви, разве это не забавно?

Когда я целую тебя, твои губы как мертвые.

У меня есть любовь, которую я, кажется, теряю

А твоя еще не расцвела.

Временами угрюм — все равно,

Ибо еще не время грустить.

Молодая трава на холмах, как и ваши волосы,

Шорох, похожа на золотую подушечку.

Я хотел бы быть там, в этой необъятности

Чтобы я мог, под шелест травы,

Засыпать и тонуть во тьме

И мечтать, как я делал это в прошлом.

Но вещи, о которых я сейчас мечтаю

Совершенно новые для земли и травы

Ибо они не могут быть выражены и изложены,

И они не могут быть названы, увы!

1923

***

Домик с голубыми ставнями,

Я тебя никогда не забуду, ни за что!

Все эти годы, прошедшие с тенями

Казалось, совсем недавно и недалеко.

До сих пор мне снилось

Наши поля, леса и облака на высоте

Под серой хлопковой пеленой

Об этом бедном старом северном небе.

Хотя я не могу восхищаться, но

Я совершенно не хочу теряться.

Наверное, теперь и навсегда.

Мрачное тепло русской души.

Люблю серебряных журавлей

Пролетая не знаю куда,

Ибо не видели на этих равнинах

Как бы урожай зерна обильный.

Они видели цветение деревьев,

Хрупкие ивы, все кривые и голые,

Они слышали воровские свистки

Это вызвало такой ужасный страх.

Так что я не могу не заботиться о

Ты, моя земля, и это совершенно бессознательно.

Под чехлом из дешевого хлопкового савана

Обожаю тебя с глубочайшими эмоциями.

Так выглядят как недавние тени

Прошлые годы, они все еще парят сегодня …

Маленький домик с голубыми ставнями,

Я тебя никогда не забуду, ни за что!

1924

Письмо матери

Ты еще жив, моя дорогая бабушка?

Я тоже жив.Привет! Привет!

Пусть всегда будет над тобой, дорогая,

Удивительный поток вечернего сияния.

Мне сказали, что скрываю свое беспокойство,

Очень беспокоюсь обо мне,

Вы выходите на обочину каждую ночь,

В своем потрепанном пальто.

В вечерней темноте, очень часто,

Вы представляете ту же самую старую сцену крови:

Что-то вроде драки в таверне какой-то хулиган

Вонзил мне в сердце финский нож.

А теперь успокойся, мама! И не скучать!

Это мучительная выдумка насквозь.

Я не такой уж плохой пьяница,

Как умереть, не увидев тебя.

Я как всегда твой нежный сын, дорогой,

И единственное, о чем я мечтаю сейчас

— это оставить здесь эту мрачную скуку

И вернуться в наш домик. И как!

Я вернусь весной без предупреждения

Когда цветет сад, белый как снег.

Пожалуйста, не будите меня рано утром,

Как вы это делали раньше, восемь лет назад.

Не тревожь мои мечты, которые теперь сбылись,

Не тревожь мою тщетную и тщетную борьбу

Потому что еще слишком рано, что я познал

Тяжелые потери и усталость в жизни.

Пожалуйста, не учите меня молиться!

Нет пути назад к тому, что было.

Ты моя единственная радость, поддержка и хвала

И моя единственная вспышка светится.

Пожалуйста, забудь о своей боли и страхе,

Пожалуйста, не беспокойся обо мне много

Не выходи на обочину дороги, дорогая,

В своем потрепанном пальто.

1924

***

Теперь мое горе не будет проливаться звоном,

Счастливый смех давно минувшего.

Липовый цвет увядает и тускнеет

И соловьиные рассветы миновали.

Все было тогда для меня в новинку, а эмоции

Заполнили мое сердце до краев, так хорошо.

А теперь каждое слово, доброе и осторожное,

Вкус горького плода.

Знакомые просторы долин

Уже не такие красивые, как раньше.

Канавы, склоны, пни и всевозможные овраги

Всегда унывали мою землю.

Все жалко, ветхие и мрачные,

Серый пруд так бросается в глаза…

А мне все близко и дорого,

Жалкое видение, которое заставляет меня плакать.

Там ветхий домик,

Я слышу блеяние овцы,

И конь, выставленный бродить

Так глубоко машет хвостом у пруда ..

Это Родина, наша Родина ,

И это нас в некотором роде грустит,

Здесь мы плачем вместе с душем,

В надежде на веселый день.

Таким образом, мое горе не может быть рассеяно звонком.

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет,

И соловьиные рассветы миновали.

1924

Письмо женщине

Да, ты помнишь,

Ты наверняка помнишь

Как я слушал

Стоял у стены

Когда ты ходил взад и вперед по комнате

Обличал меня

Горькими словами и все такое.

Ты сказал

Что нам пора расстаться,

И что моя безрассудная жизнь,

Для тебя была испытанием,

И пришло время тебе начать новую жизнь

Пока мне было суждено

Спуститься под гору.

Моя любовь!

Ты, без сомнения, не заботился обо мне.

Вы не знали о том, что я

Был похож на загубленную лошадь среди толпы,

Пришпорил лихой всадник, мелькнув мимо.

Вы не знали

Что я был весь в дыму,

И в моей жизни, перевернувшись полностью вверх дном,

Я был несчастен, подавлен, сломлен,

Потому что я не видел, что как мы были связаны.

Лицом к лицу

Лицо не видно.

Мы должны отступить для лучшего наблюдения.

Когда океан кипит и воет

Судно в плачевном состоянии.

Мир — всего лишь корабль!

Но все сразу,

Кто-то в поисках лучшей жизни и славы,

Превратил его, грациозно, воспользовавшись своим шансом,

В центр бури и шквала.

Ну, а кто из нас

На борту могучей лодки

Никогда не дрался, не клевал и не падал?

Немногие из них не будут

Отчаяние, когда они вот-вот утонут.

Я тоже,

До громкого крика,

Но хорошо зная, что я делал

Спустился в трюм, где я

Мог бы держаться подальше от мест извергания.

«Hold» был русским пабом

Где я

Выпил, слушая громкую ссору,

Я попытался успокоить свои заботы

Просто утопился в спиртном.

Моя любовь!

Я тебя волновал, боже мой!

Твои усталые глаза выражали уныние,

Я не скрывал от тебя, что

Провел свою жизнь в ссоре.

Вы не знали

То, что я был весь в дыму,

И в моей жизни, полностью перевернувшись,

Я был в беде, подавлен, сломлен,

Потому что я не видел

Куда мы были связаны.

………………………………

Прошло много лет,

Я уже не так молод.

Я не чувствую того же, и у меня есть новые идеи,

И вот за праздничным столом скажу:

Да здравствует тот, кто за рулем!

Сегодня я,

Охваченный нежными чувствами так,

Вспомни твою тоску, и теперь я счастлив

Расскажу тебе прямо, чтобы ты знал

О том, кем я был

И что случилось!

Моя любовь,

Я рад сообщить вам, что

Я избежал плохого спуска, и

Сегодня я на советской земле

Верный сторонник и защитник.

Я не тот человек

, которым был раньше.

Я бы тебя не обидел

Как я. Так глупо!

И я бы следил за лейбористами, чувствуя себя свободным,

На самом деле, до Ла-Манша.

Простите, пожалуйста,

Я знаю, что вы изменились.

Вы живете с умным,

Хороший муж;

Тебе не нужна вся эта суета и все эти обещания,

И я тебе тоже не нужен, такая опасность.

Живи, как ты

Веди свою счастливую звезду

Под шатром папоротника, если таковой имеется.

С наилучшими пожеланиями,

Ты всегда в моих мыслях, ты,

С уважением,

С е р ж е й Й е с е н и н.

1924

* * *

Притихла золотая березовая роща

Прекратилась веселая болтовня,

Летят журавли, угрюмые,

Жалеть уже некому.

Кого им пожалеть? Каждый просто рысак.

Один приходит, уходит и снова уходит навсегда.

Луна и конина над водой

Вспомните всех погибших, исполненные боли.

Я стою на равнине совсем один,

Журавли, ветер уносит их,

Я вспоминаю свое летнее детство,

И я все равно не жалею о своем прошлом.

Не жалею о днях, которые я выбросил,

Не жалею сирени моей души.

Пурпурная рябина, горящая в саду

Не может никого согреть и утешить.

Рябина сохранит окраску.

Трава, подверженная воздействию тепла, не утихнет,

Я роняю слова печали и досады

Как дерево тихо опускает листья.

И если когда-нибудь ветер времени намеревается

Сгребать их всех в бесполезный рулон…

Надо сказать: золотая роща закончилась

Ее прелестная болтовня в самый разгар осени.

1924

***

Теперь мое горе не будет проливаться звоном,

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет

И соловьиные рассветы миновали.

Все было тогда для меня в новинку, а эмоции

Заполнили мое сердце до краев, так хорошо.

А теперь каждое слово, доброе и осторожное,

Вкус горького плода.

Знакомые просторы долин

Уже не такие красивые, как раньше.

Канавы, склоны, пни и всевозможные овраги

Всегда унывали мою землю.

Все жалко, ветхие и мрачные,

Серый пруд так бросается в глаза…

А мне все близко и дорого,

Жалкое видение, которое заставляет меня плакать.

Там ветхий домик,

Я слышу блеяние овцы,

И конь, выставленный бродить

Так глубоко машет хвостом у пруда ..

Это Родина, наша Родина ,

И это нас в некотором роде грустит,

Здесь мы плачем вместе с душем,

В надежде на веселый день.

Таким образом, мое горе не может быть рассеяно звонком.

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет,

И соловьиные рассветы миновали.

1924

***

Голубая ночь, и луна скользит.

Было время, был молод и красив.

Так безвозвратно и так настойчиво

Все прошло … все прошло … и далеко …

Сердце мое холодно, а глаза мои тусклые…

Синий — мое счастье! Лунная ночь!

Октябрь 1925 г.

***

Метель плачет, как цыганская скрипка.

Милая девочка. Она злая, когда улыбается.

Ее глаза такие синие, разве они меня не пугают?

Мне нужно довольно много, и мне все равно.

Мы так похожи и так контрастируем

Вы молоды. Я старый. И вся моя жизнь заржавела.

Молодые счастливы, а я весь высох

Вспоминая прошлое, в этой ужасной метели.

Я не балуюсь. Буря — моя скрипка.

Мое сердце покрывается снегом, когда я вижу, как ты улыбаешься.

1925

* * *

Ой мой клен, замерзший, твердый и голый,

Почему ты стоишь там, гнувшись, в метель?

Вы видели видение? Вы слышали лепет?

Как будто вы вышли на праздную прогулку.

Как подвыпивший надзиратель, идущий по обочине,

Вы застряли в сугробе, пораженный обморожением.

Сам довольно часто теряю местонахождение,

Не могу найти дом после запоев.

Вот я вижу иву, теперь другие деревья и

Спой им песни о лете в метель.

Я бы подумал, что я что-то вроде клена,

Не голый клен, — зеленый, как в апреле.

И, забыв добродетель, пьяный, как утопленная мышь,

Я бы березку обнял, как чью-то супругу.

1925

***

Синий туман, простор засыпан снегом,

Прекрасно сияет луч луны.

Разве не приятно сидеть без дела,

Думая о былых временах ?!

Внизу у крыльца тает снег.

Прямо как сегодня ночью, при лунном свете, один,

Неверно надев фуражку,

Я убежал потихоньку из дома.

Теперь я вернулся на свою землю, о, дорогая,

Кто-то забыл меня? У других нет?

Я здесь как человек в позоре

У моего дома есть садовый участок.

Сжимаю меховую шапку, мрачный новичок,

Мне почему-то совсем не нравится этот соболь.

Теперь вспоминаю дедушку и бабушку,

Рыхлый снег на кладбище и все такое.

Все успокоились, потому что «мы все будем там»,

И бесполезно пытаться вернуть часы.

Вот почему я так сильно забочусь.

Так сильно я их люблю, мой деревенский народ.

Я чуть не заплакал. Я задумался.

И, заставляя улыбнуться, я стоял в тумане,

Это был последний раз, когда я задавался вопросом

Что я видел этот дом, этот подъезд и эту собаку?

1925

***

Заснеженная равнина, а луна белая

Покрытая пеленой моя деревня.

Березы, одетые в белое, плачут, как я вижу.

Интересно, кто мертв? Неужели это я?

1925

***

Сугроб, нагроможденный, стал хрупким и черствым,

Холодно — луна, сияющая с высоты.

Теперь я вернулся в свой дорогой старый дом,

И сквозь метель вижу свет.

Ну, мы бомжи, но не страдаем.

Я хвалю то, что у меня есть, без жалоб.

Вот я вернулся домой к ужину,

Рад снова увидеть мою старую мать.

Она смотрит, и я вижу, что у нее глаза в слезах,

Тихо плачет, как будто все в порядке.

Затем, когда она касается чашки, она появляется

Упрямая, вот-вот поскользнется и соскользнет.

Дорогая старушка, моя лучшая и самая нежная,

Отбрось печальное отражение из головы.

Послушайте меня, песню бури

Вместо этого я расскажу вам о своей жизни.

Многое я видел и много путешествовал,

Многое я любил и тоже страдал.

Я кутил, создавал неприятности и упивался,

И не видел никого более достойного, чем ты.

Теперь, сняв туфли и куртку,

Снова греясь у постели,

Я ожил и, как и в детстве,

Желаю хорошей жизни, и надеюсь, не напрасно.

Тем временем метель задыхается и рыдает.

Кружится в снежных облаках в ночи.

И я представляю, листья опадают.

Те липы, которые растут снаружи.

1925

Я не забыл тебя, дорогая,

Блеск твоих волос и все такое.

Было не так просто и весело

Уйти от вас, насколько я помню.

Я не забыл осень,

Шелест берез, ночь;

И хотя дни были короче

Лунный свет был долгим и ярким.

Ты прошептал мне на ухо эти слова:

«Годы и мечты уйдут,

Ты пойдешь с другим, моя дорогая,

И оставь меня одного».

Тот лайм, стоящий там, в цветке,

Снова напоминает мои эмоции

То, как я нежно осыпал бы вас

Эти прекрасные цветы на вас.

Моему сердцу будет тепло, грустно и грустно,

В любви, хорошо помню

Ты, друг, как вымысел

О любви к другой девушке.

1925

* * *

Жизнь коварна с чарующим пафосом

Вот почему она такая мощная, и

Составляет свои пагубные буквы

Своей возмутительной жесткой рукой.

Когда я закрываю глаза, я молчаливо заявляю:

Прикоснись к своему сердцу, и ты ясно увидишь,

Жизнь обманчива, но кое-где

Она приукрашивает обман обманом.

А теперь посмотри вверх и лицом к серебряному небу,

Прочти свою судьбу по луне и умоляй,

Просто успокойся, смертный человек, не ворон

Вечная истина тебе не нужна.

Что ж, приятно думать, что весной такая коронованная,

Что эта жизнь была праведным путем.

Пусть ваши легкие подруги передвигаются,

Пусть мальчики обманывают вас и предают.

Пусть девушки ласкают меня, я выдержу,

Пусть злые языки будут острыми и тонкими, —

Я давно живу всем обеспеченным,

Ко всему безжалостно привык.

Ваше Высочество мурашки по сердцу. Я обескуражен.

И звезды холодные, в отличие от прежних.

Те, кого я любил, разочарованы,

Те, кому я поклонялся, забыли меня.

Хотя здесь меня подвергают остракизму и порицанию,

Тем не менее я продолжаю улыбаться, совсем не в депрессии ..

Живу в этом мире, так близко и дорого,

Я благодарен своей жизни за всех.

Август 1925 г.

***

Не падай, моя маленькая звездочка, продолжай сиять,

Продолжай сбрасывать холодные лучи света.

Нет живого сердца, живущего

Там, за могилой.

И из луча вы приносите нам лето

И засыпаете поля рожью и сеном

И волнующим тоскливым шумом

Не улетевших журавлей.

Поднимаю голову и слышу

За лесом за холмом

Милая песенка про ближнее

И родная родина, какой кайф!

Осень, превращаясь в золото, появляется

Чтобы выжать сок из деревьев и растений;

Листья слезы проливают задумчивые

Для любимых и любящих.

Знаю, знаю, время близко,

Ни по чьей вине, не обижаясь,

Я тоже буду отдыхать с миром прямо здесь

Под печальным заборчиком.

Нежное пламя скоро погаснет,

Мое сердце превратится в пыль, к худшему,

Мои демоны, несомненно, положат камень.

Со словами веселья, стихами.

Но, чувствуя печаль и видя,

Я бы сказал так:

Родину любил как алкоголик

Обожает бар и буфет.

Август 1925 г.

***

Здесь и там опадают листья.

А ветер

протяжный и тихий.

Интересно, кто порадует мое сердце?

Кто его утешит, друг мой, ты знаешь?

Я смотрю на луну и пытаюсь

Не спать, чтобы не дремать.

Опять реестры плачут

На рассвете осеннего дня.

Ранний рассвет, синий как всегда…

Блаженная радость летающих звезд…

Теперь я мог загадывать желания. А вот

Увы, не знаю, чего пожелать!

Чего тут желать, интересно,

Проклятие дома, моя судьба и все такое?

Я хочу видеть там,

У моего окна красивую девушку.

Она должна мне нравиться,

как исключение,

Чтобы передать, что я ей нужен,

И я хочу ее со словами любви,

Чтобы утешить мое сердце и мою душу.

Чтобы я, принимая уроки,

В эту чудесную лунную ночь

Не растаял и не упал в обморок от восторга

И с ликующей юностью

Мог бы быть доволен своей молодостью хорошо.

Август 1925 г.

* * *

Цветы прощаются со мной

Они склоняют головы и низко кланяются

Значит, я никогда не увижу

Ее прекрасное лицо и мой родной город.

Ну вот так, любовь моя!

Я их всех видел в жилище,

Я принимаю этот смертельный трепет

За нежное чувство, еще жив.

Я узнал свою жизнь день за днем,

Я жил с улыбкой и

Таким образом, я неизменно говорю:

В нашем мире все повторяется.

Ну, придет еще кто-нибудь,

Никакое горе не успокоит прошлое. Новый,

Возможно, споет лучшую песню

Для любимой брошенной женщины.

И, может быть, слушая песню,

Лаская любимого любовника,

Она, наверное, меня запомнит

Как уникальный и заветный цветок.

Октябрь 1925 г.

* * *

Не заставляй улыбаться, девочка, напряженно, как ты,

На самом деле я люблю не тебя.

Я полагаю, ты это знаешь, и ты это хорошо знаешь, —

Я здесь не для того, чтобы увидеть тебя, а с другой девушкой.

Я проходил мимо, и, ну, мне было все равно,

Я видел тебя и хотел просто остановиться и посмотреть.

Октябрь 1925 г.

* * *

Снег крутится ярко и сильно

Мчатся трехконные сани.

Молодые в санях. О, парень!

Где мое счастье? Где моя радость?

Так все ускользнуло от бури, —

Мчится как сумасшедший в санях с тремя лошадьми.

Октябрь 1925 г.

***

Ах, какая ночь! Я не могу спать.

Небо залито луной. Ну я никогда!

Кажется, что в душе я храню

Юность ушедшая навсегда.

Мой друг замороженных прошлых лет,

Не называй игру любовью и привязанностью,

Я бы предпочел лунные лучи

Потекли на мое жилище.

И глядя сверху вниз

Пусть здесь изобразятся мои черты, —

Ты не можешь разлюбить

Так же, как ты не мог не любить меня, дорогая.

Мы любим только раз, понимаешь,

Так ты мне чужд, как ни странно,

Как липа, нога в снегу,

Тщетно пытается нас привлечь.

Я знаю это, и вы тоже это знаете —

То, что мы видим в столь поздний час

Мороз и снег кажутся синими

И не великолепие цветка.

У нас была наша любовь, наше время и день

У каждого есть кем восхищаться,

И теперь нам все равно суждено

Играть в привязанность, любовь, желание.

Давай, ласкай меня, держи меня крепче,

Поцелуй меня с горячим притворным рвением,

И пусть мне приснится свет

Весны и любви, которая длится вечно.

30 ноября 1925 г.

***

Не смотри на меня так укоризненно

Ибо я не злюсь на тебя,

Но мне ужасно нравится твоя внешность

И твоя кажущаяся скромность тоже

Да, кажется, у вас открытое сердце,

И я был бы рад увидеть

Как лисица притворяется ушедшей

Ловит ворон, как вы хотите меня поймать.

Попытайся поймать меня, я не испугаюсь

Не сдерживайся пыл!

Многие девушки вашего вида преследовали

, спотыкаясь о моем сердце, которое истощилось.

Я люблю не тебя, моя дорогая,

Ты всего лишь эхо, тень,

Я представляю себе другую девчонку,

Ой, какая красивая голубоглазая горничная!

Хоть она и не такая скромная

И кажется довольно крутой,

Ее величественная походка

Разжег глубину моей души.

Она девушка, которую нельзя обмануть,

Несмотря на вашу волю, она соблазнит,

В то время как вы никак не сможете приспособиться

В моем сердце приукрашенной ложью.

Хоть я вас и презираю, но как обыватель

Я робко и открыто скажу:

Если бы не было ада и рая

Они бы все равно что-нибудь придумали.

1 декабря 1925 г.

* * *

Вы не любите меня и не испытываете сострадания.

Вам не кажется, что сейчас я выгляжу лучше всех?

Хотя вы смотрите в сторону, вы взволнованы страстью

Когда вы кладете руки мне на грудь.

Ты молод, такой чуткий и рьяный,

Я ни плохой, ни очень хороший тебе.

Скажите, а вы ласкали много нежных ребят?

Вы помните много рук и губ. Ты сделаешь.

Они ушли и не коснулись вас,

Ушли, как тени, оставив вас в огне.

Ты сидел на коленях у многих,

Ты сейчас сидишь на моих, без стыда.

Хотя твои глаза закрыты, а ты скорее

Думая о ком-то, кому ты действительно доверяешь,

В конце концов, я тебя тоже не люблю,

Я потерялся в мыслях о своем дорогом прошлом.

Разве вы не называете это рвение предопределением?

Поспешный галстук бессмысленен и бесполезен, —

Как я установил это незапланированное соединение,

Я буду улыбаться, когда уйду от вас навсегда.

Вы пойдете своим собственным путем

Просто чтобы дни потрачены неразумно,

Не приближайтесь к тем, кто еще не вырос,

Не соблазняйте тех, которые никогда не горели.

Когда идешь с кем-то по переулку

Весело болтаешь о любви и обо всем этом

Может быть, выйду, робко прогуляюсь,

И снова случайно встречусь с тобой, бедняжка.

Расправленные плечи, восхищение и выигрыш,

Наклоняясь вперед, воздушный поцелуй,

Вы произнесете тихо: Добрый вечер!

И я отвечу: Добрый вечер, мисс.

Ничто не потревожит мое сердце и дух,

Ничто не побеспокоит меня, причиняя боль, —

Тот, кто был влюблен, не вернет ее,

Тот, кто сгорел, больше не зажжется.

4 декабря 1925 года

***

Может быть, уже слишком поздно или, может быть, рано,

Это не приходило мне в голову уже много лет,

Теперь я похож на Дон Жуана, правда,

Как настоящий легкомысленный человек стихов.

Что случилось? Что случилось на самом деле?

Каждый день у меня есть другая цыпочка.

И я теряю жалость к себе, волей-неволей,

И бросаю вызов неверности и уловкам.

Я всегда хранил свое сердце от простого,

Нежные чувства, и мне интересно, что

я ищу в ох, таких калеках

Женщины, такие легкомысленные и такие пустые.

Обними меня, обуздай, презрительное чувство,

Ты всегда отмечал меня.

В душе холодно дымится

И шелест сирени, красно-синей.

В моем сердце лимонный закат,

Сквозь туман я слышу, как кто-то говорит:

За свою свободу тебе придется ответить,

Хорошо, Дон Хуан, прими вызов, а?

Принимая вызов в пределах разумного,

Я вижу то же самое, что и у меня:

Я должен принять бурю за сезон цветения

И принять острые ощущения за настоящую любовь.

Вот почему Так и случилось.

Каждый день у меня есть другая цыпочка,

Чтобы я всегда мог улыбаться, быть счастливым

И бросить вызов неверности и уловкам.

13 декабря 1925 г.

—————————————— —————————————

Сергей Есенин

Автобиография

(перевод с русский Алек Вагапов)

Я родился в селе Константиново Кузьминского района Рязанской области 21 октября 1895 года.

В возрасте двух лет меня отправили воспитываться в обеспеченную семью моего деда по материнской линии, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми я провел почти все свои зеленые годы. Мои дяди были озорными и смелыми. Когда мне было три года, меня посадили на лошадь без седла и пустили галопом. Помню, я был напуган как сумасшедший и крепко держал холку. Потом научили плавать. Один из моих дядей (дядя Саша) взял меня на лодку, поплыл у берега, раздел меня и бросил, как щенка, в воду.Я неловко работал руками, и пока я барахтался, размахивая руками, он все кричал: «Проклятый негодяй! Ты ни на что не годен! ». «Проклятый негодяй» — нежное домашнее имя, которое он использовал. Когда мне было восемь лет, другой дядя использовал меня как охотничью собаку, заставляя плавать за утками, которых он подстрелил. Я хорошо лазил по деревьям. Среди соседских мальчишек я был известен как коневод и большой боец, потому что на моем лице всегда были царапины. Моя бабушка была единственной, кто упрекал меня в том, что я такой непослушный, а дедушка иногда натравливал меня на кулачные бои и часто говорил бабушке: «Не трогай его, ты, глупая женщина, он так крепнет и крепнет. ! ».Бабушка искренне любила меня, и ее нежность была безграничной. По субботам меня мыли, подстригали ногти и обжимали волосы маслом, потому что мои вьющиеся волосы нельзя было причесать другим способом. Но масло мало помогло. Я бы кричала как сумасшедшая, и до сих пор чувствую некоторую неприязнь и отвращение к субботам.

Так прошло мое детство. Когда я немного подрос, из меня хотели сделать деревенского учителя, поэтому меня отправили в приходское училище учителей с прицелом на поступление в Московский педагогический институт.К счастью, этого не произошло.

Я начал писать стихи в раннем возрасте, может, с девяти лет, но думаю, что сознательная творческая работа началась в 16-17 лет. Некоторые из моих стихотворений того периода можно найти в журнале «Радуница».

Когда мне было восемнадцать, я разослал свои стихи в разные журналы и был удивлен тем фактом, что они отказались их публиковать, поэтому я поехал в Санкт-Петербург. Меня там тепло встретили. Первым, кого я увидел, был Блок, вторым — Городецкий.Глядя на Блока, я весь вспотел, потому что впервые увидел живого поэта. Городецкий познакомил меня с Клюевым, человеком, о котором я никогда раньше не слышал. Мы с Клюевым, несмотря на кажущиеся разногласия и разногласия между нами, подружились.

Примерно в это время я поступил в Шанявский университет, где проучился полтора года, а затем вернулся в свою деревню.

В университете я познакомился с поэтами Семеновским, Наседкиным, Колколовым, Филипченко.

Из поэтов мне больше всего понравились Блок, Белый и Клюев. Белый дал мне много формы, Блок и Клюев научили меня лиризму.

В 1919 году мы с друзьями опубликовали манифест имажизма. Это была формальная школа, которую мы хотели создать. Но оно не имело основания и умерло само по себе, оставив правду за ограниченным образом.

Я бы с радостью отказался от многих моих религиозных стихов, но они важны как путь поэта к революции.

Когда мне было восемь лет, бабушка стала водить меня по разным монастырям, и благодаря ей у нас были самые разные бродяги и паломники. Они пели всевозможные религиозные песни. Дедушка был полной противоположностью. Он был пьяницей. Он всегда устраивал какие-то незамужние браки.

После того, как я покинул деревню, мне нужно было понять свой образ жизни.

Во время революции я был на стороне Октября, но принял его по-крестьянски.

В смысле формального развития я все больше тоскую по Пушкину.

Что касается остальных моих личных данных, то они есть в моих стихах.

Сергей Есенин

Октябрь 1925 г.

—————————————- —-

Жизнь и творчество Есенина. Тема Родины в творчестве Есенина

Родина С.А.Есенин (1895-1925) — село Константиново Рязанской области.Биография его яркая, бурная, грустная и, увы, очень короткая. Еще при жизни поэт стал популярным и вызвал неподдельный интерес современников.

Детство Есенина

Талант Есенина во многом проявился благодаря любимой бабушке, которая его воспитала.

Мать поэта вышла замуж за крестьянина Александра Есенина не по своей воле и, не выдержав жизни с нелюбимым мужем, вернулась с трехлетним Сергеем к его родителям.Сама она вскоре уехала работать в Рязань, оставив сына на попечение матери и отца.

О своем детстве и творчестве он позже писал, что стихи начал сочинять благодаря бабушке, которая рассказывала ему сказки, а он их переделывал по-своему, подражая частушкам. Вероятно, бабушка смогла передать Сергею очарование народной речи, которым пронизано творчество Есенина.

Подростковый возраст

В 1904 году Есенина отправили учиться в четырехлетнюю школу, которая

находилась в этом же селе, а после нее — в церковное училище.После счастливой жизни в своем доме четырнадцатилетний Сергей находится вдали от семьи.

Творчество Есенина почувствовалось во время дружеской посиделки, когда дети читали стихи, среди которых особенно выделялся Есенинский. Однако это не вызвало у ребят уважения.

Рост популярности Есенина

В 1915-1916 гг. Стихи молодого поэта все чаще публикуются рядом с произведениями самых известных поэтов того времени. Творчество Есенина сейчас становится широко известным.

В этот период Сергей Александрович сближается с поэтом Николаем Клюевым, стихи которого созвучны его собственным. Однако в произведениях Есенина проявляется нелюбовь к стихам Клюева, поэтому их нельзя назвать друзьями.

Читает стихи в Царском Селе

Летом 1916 года, служа в Царскосельском госпитале, читает стихи в лазарете раненым солдатам. При этом присутствовала императрица. Это выступление вызывает возмущение у писателей Петербурга, враждебных царской власти.

Отношение поэта к революции

Революция 1917 года, казалось Есенину, была рассчитана на перемены к лучшему, а не на беспорядки и разруху. Именно в ожидании этого события поэт сильно изменился. Он стал смелее, серьезнее. Однако оказалось, что патриархальная Россия была поэту ближе, чем суровая послереволюционная действительность.

Айседора Дункан. Путешествие по Европе и Америке

Айседора Дункан, известная танцовщица, приехала в Москву осенью 1921 года.Она познакомилась с Есениным, и очень скоро они поженились. Весной 1922 года пара отправилась в путешествие по Европе и США. Сначала Есенин в восторге от всего заморского, но потом он начинает хандрить в «страшнейшем царстве мещанства», ему недостает духовности.

В августе 1923 года его брак с Дунканом распался.

Тема Родины в творчестве Есенина

Родиной поэта, как уже было сказано в начале статьи, является село Константиново.Его работы вобрали в себя мир ярких красок природы средней полосы России.

Тема Родины в творчестве Есенина раннего периода тесно связана с пейзажами Среднерусской полосы: бескрайние поля, золотые рощи, живописные озера. Поэт любит крестьянскую Россию, что находит отражение в его лирике. Герои его стихов: ребенок, просящий милостыню, пахарь, идущий на фронт, девушка, ждущая любимого с войны. Такова была жизнь людей в те времена.Октябрьская революция, о которой думает поэт, вступит на путь новой чудесной жизни, привела к разочарованию и недоразумениям, «ведущим нам рок-события».

Каждая строка стихов поэта наполнена любовью к родному краю. Родина в творчестве Есенина, как он сам признает, является ведущей темой.

Конечно, поэт сумел заявить о себе по очень ранним произведениям, но его подлинный почерк особенно заметен в стихотворении «Ты, родная Русь».«Здесь чувствуется характер поэта: размах, озорство, порой переходящее в хулиганство, безграничная любовь к родному краю. Самые первые стихи Есенина о Родине наполнены яркими красками, запахами, звуками. Возможно, это была простота и ясность. для большинства людей, которые сделали его таким известным еще при жизни. Примерно за год до своей смерти Есенин напишет полные разочарования и горькие стихи, в которых он расскажет о своих переживаниях за судьбу родной земли: «Но больше всего / Я терзался любовью к родной земле / мучился и горел.»

Жизнь и творчество Есенина приходятся на период великих перемен в России. Поэт едет из России, охваченной мировой войной, в страну, полностью измененную революциями. События 1917 года вселили в Есенина надежду на светлое будущее, но вскоре он понял, что обещанный утопический рай невозможен. Находясь за границей, поэт вспоминает свою страну, внимательно следит за всеми происходящими событиями. В его стихах отражены переживания за судьбы людей, отношение к изменению: » Таинственный мир, мой древний мир, / Ты, как ветер, успокоился и сел./ Вот зажали деревню за шею / Каменные руки шоссе ».

Творчество Сергея Есенина пронизано тревогой за судьбу села. Он знает о невзгодах сельской жизни, свидетельствуют многие стихотворения поэта на это, в частности, «Ты моя безлюдная земля».

Однако большая часть творчества поэта по-прежнему занимает описание деревенских красот, деревенских праздников. Жизнь в глубинке больше всего выглядит в его стихах яркой, радостной, красивой: «Зори» пылают, дымятся туманы, / малиновая занавеска над резным окном.«В творчестве Есенина природа, как и человек, наделена способностью горевать, радоваться и плакать:« Девушек сожрали, ели … »,« … в лесу рыдают березы в белом … . »В его стихах живет природа. Она переживает чувства, разговаривает. Однако, как бы красиво и образно ни пел Есенин о деревенской Руси, его любовь к Родине, несомненно, глубже. Он гордился своей страной и тем, что родился в такое непростое для нее время… Эта тема отражена в стихотворении «Советская Россия».

Жизнь и творчество Есенина наполнены любовью к Родине, тревогой за нее, надеждами и гордостью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.